Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
18 февраля 2003 г.

Дэвид И.Сэнгер, Том Шэнкер | The New York Times

Зачинщики войны заговорили о связанных с ней факторах риска

Вашингтон, 17 февраля. Высокопоставленные чиновники администрации Буша впервые открыто обсуждают тему, которой избегали в период стягивания военных сил к Ираку: что будет, если все пойдет не по плану, и не только во время военных действий, но и после вторжения.

У министра обороны Дональда Рамсфельда имеется перечень таких возможных неувязок - четыре или пять машинописных страниц, которые он, по словам помощников, держит в ящике письменного стола. С этим перечнем он постоянно работает, пополняя его своими собственными идеями и предложениями военачальников и обсужая с президентом Бушем.

В список входит "озабоченность тем, что Саддам Хусейн прибегнет к оружию массового уничтожения против своего собственного народа, а спишет это на нас, что выглядит логично", говорит Рамсфельд. Далее там значится, "что он может сделать то, что сделал с кувейтскими нефтяными полями - взорвать их, и тем самым лишить иракский народ важного источника дохода". Этот пункт особенно беспокоит чиновников, поскольку администрация рассчитывает на доход от иракской нефти в период послевоенного восстановления страны.

Хотя чиновники, несомненно, обеспокоены и количеством американских потерь в живой силе, обсуждать эту тему они отказались, и неизвестно, как этот фактор упомянут в перечне Рамсфельда.

Более всего их заботит мысль о том, что конфликт затянется, и это вызовет большие потери. "Как долго это будет происходить? ? задается вопросом один из высших чиновников. - Три дня, три недели, три месяца, три года?" Даже его собственные помощники морщатся при мысли о последнем из упомянутых отрезков времени.

В перечне Рамсфельда оговорена возможность того, что Хусейн прячет запасы оружия в мечетях и культурных центрах, а также может воспользоваться своими гражданами и захваченными иностранными журналистами как живым щитом. Не исключено, что Хусейн "атакует соседние государства, использует оружие массового уничтожения против других государств или против наших сил как вне, так и внутри Ирака".

Один из представителей администрации подтвердил, что ряд нерешенных проблем остается даже после месяцев изучения и планирования, а также внедрения агентов ЦРУ и сил спецназа в некоторые регионы Ирака.

"Мы все еще не знаем, как там будут приняты войска США, - сказал этот чиновник. - Будут это восторги, ухмылки или выстрелы? И ведь не узнаем, пока не войдем".

При том, что администрация хочет выглядеть смелой и оптимистичной - особенно при обсуждении вопросов политической, экономической и военной мощи Америки, - столь осторожные речи от лица Белого дома, Пентагона, и разведчиков могут иметь политическую подоплеку. Согласно военной максиме, любой план боя рушится при первой же встрече с противником, так что администрация, возможно, предпочитает предупредить американскую общественность обо всех этих опасностях загодя.

По словам помощников, президент Буш вынужден подготовить страну к тому, что это будет, как сформулировал один из чиновников, "не так, как в Афганистане", - там военная победа была одержана быстрее, чем кто-либо ожидал, и с меньшими потерями.

Если президент Буш решит предпринять военные действия, не дожидаясь одобрения Совета Безопасности, другие страны вполне могут отказаться от поддержки действий, которые повлекут за собой чрезвычайно сложную задачу стабилизации и восстановления Ирака. Ведь одновременно необходимо будет сдерживать сведение религиозных и политических счетов, искать хорошо укрытые оружейные склады, пока другие их не нашли, не говоря уж о продолжающейся войне с терроризмом.

"Есть от чего не спать по ночам", - вздохнул один из высокопоставленных чиновников.

В то время как американская разведка сосредотачивает внимание на Ираке, чиновники не могут не думать о том, что тем самым она ослабляет свою бдительность на других фронтах.

Уже на прошлой неделе на Капитолийском холме Лауэлл Джекоби, директор Defense Intelligence Agency, сказал, что его возможности отслеживать распространение ядерного оружия по всему миру "истощаются", и некоторые регионы, такие, как Южная Азия, Россия и Китай, охвачены меньше, чем ему хотелось бы.

Директор ЦРУ Джордж Тенет намекнул на одно из самых серьезных опасений, слышанных им в коридорах ЦРУ, Пентагона и Белого дома: что успешное отстранение Саддама Хусейна вызовет между иракцами драку за остатки его военного арсенала - в особенности за химическое и биологическое оружие - еще до того, как оружие обнаружат и обезопасят американские войска.

"Страну нельзя так делить, - сказал об Ираке Тенет. - Если начнется дележ, люди решат, что у каждого есть право урвать кусок для себя. Это все чертовски усложнит".

Высшие чиновники Белого дома не скрывают, что в последнее время обдумывают, как в первые же дни после начала военных действий в достаточном количестве ввезти в страну гуманитарную помощь, чтобы не восстановить население против его предполагаемых избавителей. Политические советники Буша очень хорошо понимают: если конфликт в Ираке перерастет в затяжную военную операцию или же если иракский народ воспримет работу по стабилизации положения как иностранную оккупацию, то противники Буша не преминут этим воспользоваться.

Выдержки из перечня факторов риска, учитываемых администрацией Буша

Проблема передачи власти. Большинство планов призывает к скорейшему свержению Хусейна и его кабинета. Хотя переворот или изгнание президента формально отменят необходимость в военных действиях, в результате может возникнуть хаос, когда окажется, что и Хусейна нет, и США не владеют ситуацией. Кондолиза Райс, советник по национальной безопасности, заявила, что недостаточно избавиться от Саддама, "мы должны к тому же искоренить "саддамизм". Кое-кто, особенно в Пентагоне, подумывает, не ввести ли в Ирак в случае переворота или изгнания войска ООН, чтобы при смене власти прежнее правительство осталось на местах и сдало все оружие массового уничтожения.

Хаос после ухода Хусейна. Несколько рабочих групп по Ираку проанализировали так называемую проблему "сведения счетов", когда выйдет из-под контроля весь спектр раздоров и феодальных тяжб, копившихся в течение десятилетий. Большинство пришли к выводу, что в случае такого сценария американскую военную оккупацию придется продлить на срок дольше 18 месяцев, о которых говорила Кондолиза Райс. Кроме того, Дуглас Фейт, помощник министра обороны по политике, заметил в докладе сенату на прошлой неделе, что и изъятие всего запаса оружия массового уничтожения также станет "сложной, опасной и дорогостоящей задачей".

События за пределами Ирака. Здесь наибольшие опасения вызывает Северная Корея, поскольку разгорающийся там кризис может потребовать участия войск, занятых на Ближнем Востоке. Столь же веские основания для тревоги представляет собой терроризм в Европе, в частности "Аль-Каида". Некий чиновник заметил на днях, что будет невозможно узнать, кто затеял террористический акт - агенты Ирака или же террористы, использовавшие вторжение в Ирак в качестве повода.

Обеспечение безопасности нефтяных полей. Считается, что Хусейн постарается уничтожить нефтяную инфраструктуру. Вопрос только в том, насколько это ему удастся. Если он взорвет наземные насосные станции, это будет хоть и неприятно, но поправимо. Если же взрывные устройства заложат глубоко под землей и будет повреждена инфраструктура бурения, последствия окажутся куда более серьезными.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2023 InoPressa.ru