Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
18 февраля 2005 г.

В своем втором инаугурационном обращении президент Джордж Буш в полный голос озвучил твердое обещание поддерживать свободу во всем мире. Однако не успел Буш сойти с трибуны, как "высокопоставленные американские чиновники" принялись предупреждать, что речь президента не означает изменения политики. Телеведущие и газетные обозреватели слились в хор, утверждая, что слова ничего не значат. Президент, очевидно, просто пустословил, когда призвал к распространению демократии.

И правда, слов самих по себе всегда мало. Чтобы обещаниям поверили, Буш должен предложить стратегию достижения своей благородной цели. Однако слова имеют значение, особенно когда их произносит президент США. Тщательно выбранные и последовательно повторяемые, слова президента могут быть частью стратегии продвижения свободы. Автократы всего мира, слушайте и трепещите. Демократы всего мира, слушайте и вдохновляйтесь.

Слова особенно значимы, когда произносить их сложно. Первым крупным испытанием приверженности Буша своей доктрине свободы станет встреча с российским президентом Владимиром Путиным в Братиславе в Словакии 24 февраля. Призвать к распространению свободы в день инаугурации - это одно; сказать то же самое Путину месяц спустя - это другое, гораздо более сложное дело.

Во время предыдущих встреч Путин и Буш не тратили лишнего времени на обсуждение свободы. До последней инаугурации это упущение имело стратегическое оправдание, пускай и сомнительное. Во время первого срока Буша "реалисты" в его команде утверждали, что российско-американские отношения будут лучше, если мы будем оставлять свои ценности у порога. Наши отношения с Россией, говорили они, настолько важны для наших интересов в сфере безопасности, что президент Буш не должен говорить о свободе и демократии, встречаясь со своим кремлевским партнером, а вместо этого должен сосредотачиваться на диалоге по глобальной войне с террором и нераспространению оружия массового поражения.

Этот аргумент был недальновидным и вредным. В долгосрочной перспективе, и даже в среднесрочной, нянчиться с диктаторами - значит накликать на свою голову неприятные последствия. Только демократическая Россия будет надежным партнером и для американских политиков, и для американских бизнесменов. Только демократическая Россия сможет построить легитимное государство, способное бороться с терроризмом на российской земле и тем самым вносить вклад в глобальную войну с террором. Только такая Россия перестанет быть угрозой для молодых демократий по соседству, на Украине и в Грузии.

Однако теперь, после речи Буша, аргумент "реалистов" за игнорирование сворачивания Путиным демократической практики во имя интересов национальной безопасности может лишь подорвать доверие к Бушу. Буш дал четко понять, что он планирует поддерживать демократию во всех уголках мира - естественно, включая самую большую страну на свете.

Но если Буш приедет в Братиславу и не сможет повторить фраз из своего инаугурационного обращения во время встречи с Путиным, тогда критики будут правы, и авторитарные лидеры могут спать спокойно и дальше. Если президент не решится подтвердить свою приверженность свободе в присутствии Путина, тогда он пошлет четкий сигнал, что его слова можно не принимать в расчет.

Так Буш не сможет начать эффективной кампании по распространению демократии. Во время первой принципиальной встречи с Путиным на втором сроке президентства Буш должен дать ему понять, что он видит авторитарное направление движения России в последние несколько лет и обеспокоен им. Россия - фактически единственная крупная страна в мире, которая начала переживать значительный откат демократии во время первого срока Буша. Все более заметный авторитаризм в России - это самый крупный регресс в третьей волне демократизации с момента ее начала в Португалии в 1974 году. Президент, приверженный распространению свободы, не может игнорировать эти факты. Он должен сказать правду в Братиславе.

При этом вынесение вопроса о демократии в приоритеты повестки дня на словацком саммите не требует от Буша осложнения отношений с его другом Путиным или принижения важности других аспектов американо-российских отношений. Действительно, Буш может взять за основу подход к Советскому Союзу Рональда Рейгана во время его второго срока пребывания у власти и проведение "двухдорожечной" стратегии в отношении российского государства и российского общества. Это может показаться парадоксальным, но более существенная программа на межгосударственном уровне создаст более открытые условия для участия Запада в судьбе российского общества. Именно это произошло в 1980-х, когда Рональд Рейган предложил советскому режиму серьезное сотрудничество в стратегических вопросах, не отказываясь от демократических принципов Америки.

Что Буш может предложить Путину? Логичной сферой новой крупной инициативы является ядерная сфера.

Во-вторых, Буш должен подтолкнуть конгресс к отмене поправки Джексона-Вэника к договору о торговле с Россией от 1974 года до того, как Россия вступит в ВТО. Хотя некоторые проблемы с правами человека, на исправление которых была нацелена поправка, сохраняются, в целом это анахронизм, попахивающий советской эрой. Эта поправка не отражает новых нарушений демократических норм, а просто действует на нервы россиянам - и чиновникам, и населению. В то же время администрация в сотрудничестве с лидерами конгресса может инициировать принятие новых законов, учитывающих нарушения прав человека в России сегодня. Администрация может призвать конгресс выделить новые ресурсы для Фонда Джексона, некоммерческой организации, созданной на основе средств конгресса для поддержания прав человека и религиозной свободы в России.

В-третьих, Буш должен осадить Путина в сферах, важных для США, включая российскую поддержку иранского ядерного проекта и российское вмешательство в дела Грузии и Молдавии.

Включая Путина в обсуждение этой межгосударственной программы, нет причин, по которым Буш не может сделать продвижение свободы в России центральной темой саммита. Если саммит важен в других сферах, то легче будет произнести и слово на букву "д".

За один день Буш не сможет убедить Путина прекратить войну в Чечне, перестать произвольно использовать законы во имя политических целей, пересмотреть решение о назначении губернаторов, которых раньше избирали, или ослабить наступление на лидеров гражданского общества. Но Буш должен начать доносить до Путина, почему он и другие демократические лидеры считают нынешние политические изменения в России подрывающими зерна демократии - системы правления, которая отражает не только западные, но и универсальные ценности.

Есть ряд шагов, которые президент Буш может предпринять до встречи в Братиславе, чтобы вызвать доверие к своей идее продвижения демократии в России:

Буш может похвалить недавнее прекращение огня, объявленное бывшим чеченским президентом Асланом Масхадовым, и сделать все, что в его силах, чтобы укрепить руку тех чеченцев, которые готовы вести с Москвой переговоры о суверенитете Чечни и ослаблять позиции джихадистов в Чечне, которые реализуют программу Усамы бен Ладена.

Буш может прекратить требовать дальнейших сокращений в финансировании программ для России, осуществляемых на основе Закона о поддержке демократии. Сегодня многие американские организации имеют более крупный бюджет для работы в Армении, чем в России. США не могут бросить активистов демократии в России сейчас - до того, как демократия пустила корни. Когда Путин использует силу государства для того, чтобы заставить замолчать или отодвинуть в сторону политических противников, Буш должен выражать солидарность с теми, кто подвергается атакам. Например, когда в следующем мае Буш приедет в Москву, почему бы ему не провести открытую встречу с российскими демократическими силами в дополнение к встречам с госчиновниками?

Буш может использовать дипломатический вес Америки для укрепления ОБСЕ. Путин хочет развалить эту организацию, в основном за ту роль, которую ОБСЕ сыграла в обнажении мошенничества на выборах в посткоммунистических государствах. Так как в 2007 и 2008 годах Россию ждут решающие выборы, сильная ОБСЕ нужна больше, чем когда бы то ни было.

Буш в сотрудничестве с другими лидерами Сообщества демократий, созданного четыре года назад, может понизить статус России в этой организации. Сегодняшняя Россия - не демократия. Ее приглашение к участию в следующей встрече Сообщества демократий, которая состоится в Сантьяго в Чили в мае этого года, подорвет легитимность этой организации.

Даже если Путин не прислушается к Бушу в Братиславе, Буш должен открыто говорить об подавлении демократии в его стране, но только так, чтобы не навредить демократам России. В недавнем интервью Буш заявил: "Американский президент может выражаться ясно, но должен иметь в виду, что некоторые действия могут укрепить положение тиранов и придать тиранам легитимный статус, которого те не заслуживают". Во время первого срока Буш говорил, что ему понравилось то, что он увидел, заглянув в душу Путина, и он похвалил российского президента за его демократические устремления - это укрепило положение Путина и ослабило положение демократов в России и других местах.

Предпринимаемые все вместе, вышеперечисленные шаги могут гарантировать, что Буш во время второго срока - как и Рональд Рейган - будет защищать то, во что он верит, не отрезая при этом Россию от сотрудничества в сферах сокращения ядерного оружия, нераспространения и борьбы с террором. Бюрократы среднего уровня всегда считают, что продвижение демократии возможно только за счет ущерба для стратегического сотрудничества или наоборот. У Буша есть возможность продвигать и то и другое.

Источник: The Weekly Standard


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru