Архив
Поиск
Press digest
27 октября 2020 г.
18 января 2005 г.

Анна Шор-Чудновская | Frankfurter Rundschau

Элегантная революция

Как Россия реагирует на смену власти на Украине

На улицах Киева мало заметно то, о чем почти ежедневно в духе заклинаний вещают российские государственные средства массовой информации: раскол Украины. Люди в оранжевых шарфах демонстрируют не только солидарность с президентом Ющенко, но прежде всего солидарность с идеей единой и демократической Украины. Транспарант с надписью: "Донецк, мы тебя любим" - висит на Крещатике, главной улице Киева, неподалеку от маленького палаточного городка "оранжевых революционеров". "Приди ко мне, мой восточный брат!" - поет популярная украинская группа. Зато российские государственные средства массовой информации неустанно напоминают: "Запад против Востока".

В Киеве лишь немногие смогли мне внятно объяснить, почему недели после 21 ноября, второго тура украинских президентских выборов, получили название "оранжевых". Объяснение, что это цвет солнца и дружбы, появилось задним числом. Мало кто помнит, что оранжевый цвет и раньше был цветом фракции Ющенко. Однако нельзя исключить, что события в Киеве войдут в историю под названием "элегантной революции". Данное слово Ющенко использовал, когда благодарил поддержавших его людей за то, что они избежали применения силы. "Все прошло очень элегантно", - гордо отметил он.

Настроение и поведение тысяч людей на Крещатике характеризовалось дисциплиной, дружелюбием и большим юмором. Во всем городе я не видела ни одного плаката, который хотя бы намеком призывал к насилию или нетерпимости. Большинство свидетельствовало о тонкой иронии украинского народа. С тех пор в киевских магазинах и общественном транспорте царит искренняя вежливость, которую не сравнить с обращением в Москве или Петербурге.

Прозрачность политики

Многочисленные украинские музыкальные группы в последние недели написали новые песни, с которыми они часто сразу же выходили на Крещатик. Уже издан и появился в продаже диск с десятками последних политических песен. Украинцы, которые голосовали за Ющенко, предпочитают скорее говорить о прорыве, чем о переломе, а в слове "революция" первую букву ставят в скобки. Понятие "эволюция" подразумевает постепенность развития. И снова я вхожу в противоречие с российскими государственными СМИ: начало революционных событий в украинских городах мало связано с противоречиями между Западом и Востоком, а почти исключительно - с протестом против лжи политических фигурантов.

"Только наша воля может творить добро", - говорилось на Крещатике. Но это относится и к восточным областям, которые Россия рассматривает чуть ли не в качестве собственной территории. Распространение и мирное развитие политической воли на Украине зависят от основополагающего момента - прозрачности политического и общественного пространства. И когда украинцы говорят о свободе, они подразумевают свободу от закулисных махинаций коррумпированной и авторитарной власти.

То, что сегодня в России охотно и с озабоченностью говорится о единстве и свободе, отдает горьким чувством и не в последнюю очередь является частью политики символов. Недавно День Октябрьской революции (7 ноября), отмечавшийся в течение десятилетий, был заменен на День народного единства (4 ноября). 4 ноября 1612 года, почти 400 лет назад, русские войска освободили Москву от поляков. Новый, спущенный из Кремля праздник (эта историческая дата до сих пор была совершенно неизвестной российскому обществу) имеет ясный посыл: Россия должна освободиться от врагов и злых сил.

Связное с этим важное различие между двумя постсоветскими государствами заключается в понимании значения слова "наш". Фракция Ющенко, как известно, называется "Наша Украина". При этом местоимение "наша" выражает и то, что Украина не хочет позволить Москве определять, кто должен быть ее следующим президентом, и то, что избиратели хотят решать, каким быть направлению и путям развития их страны и их общества. Националистический и расистский или просто враждебный оттенок вряд ли можно найти в названии "Наша Украина".

Полная противоположность тому - популярная в России концепция "нашего человека". Здесь и сейчас, написано в статье предпринимателя Михаила Юрьева под заголовком "Внутренний враг и национальная идея" (опубликована 6 ноября в российской газете "Комсомольская правда") перед Россией стоит достаточно однозначная задача: страна должна возродить свою мощь настолько, чтобы мир ее боялся. В его программном тексте автор объясняет, почему сегодняшние обстоятельства вынуждают снова ввести в России понятие "внутренний враг". Внутренними врагами объявляются все те, кто исповедует "чуждые и враждебные идеи", это, например, те, кто выступает за переговоры с чеченскими мятежниками, против дела Ходорковского или за независимость средств массовой информации.

Борьба против внутреннего врага

Знаменательным в этой статье является не только параноидное и анахроническое представление о мире и роли России, которая должна быть центром цивилизации, а прямая ссылка на прошлое: борьба против внутреннего врага должна быть возрождена. Автору совершенно понятно, что тем самым он проводит параллель с бывшими советскими методами. Автору также понятно, что очень емкое понятие внутреннего врага сегодня в России по-настоящему никого напугать не может, он лишь обозначает инструмент защиты и без труда переносит его из советского прошлого России в сегодняшнее время. Это тоже что-то вроде культуры памяти.

Поиск нового, понятного и приемлемого представления о самих себе в постсоветской России все еще не закончен. Даже вопросы типа: был ли переворот и как его нужно оценивать, позволяют ли развитие российской политики и новые ценности российского общества говорить о демократии - остаются без ответа. Кроме того, культура принятия политических решений никоим образом не находится в центре общественного интереса и поэтому очень легко искажается из соображений выгоды.

Для взгляда на советскую историю характерна не только недостаточная, приспособленная к сегодняшним условиям и требованиям, т.е. искаженная трактовка. Куда страшнее, чем искажение, болезненное замалчивание. Сегодня понятия вроде "власть", "мощь" и "наш" не просто наличествуют, а словно ремифологизируются. Сегодня никто не может точно предсказать, как могло бы выглядеть новое авторитарное российское государство, если авторитарные тенденции окончательно изменят вектор его нелегкого развития в направлении демократии. Тем не менее ясно одно: многочисленные огни рекламы на улицах российских городов, латиноамериканские сериалы, транслируемые по российскому телевидению, и элегантные иностранные автомобили российской деловой элиты - весьма ненадежные признаки иммунитета против государственного террора.

Очевидно, что налицо два очень разных, если не прямо противоположных, примера самовосприятия и общественного самосознания. Украина консолидируется, становясь открытой, пытаясь перестроить политический процесс и изменить систему разделения ветвей власти. Напротив, Российская Федерация склоняется к достижению своей свободы и консолидации через недоверие и авторитаризм.

В середине декабря, как раз в момент апогея революционных событий на Украине, 44% россиян высказались за присоединение Украины к России. Они все еще не могут понять главного: движение протеста в Киеве по большей части направлено против старого советского стиля. Киевская "элегантная революция" представляет собой смену стиля, отказ от политических обычаев советской эпохи.

Анна Шор-Чудновская работает в Гессенском фонде исследования мира и конфликтов и в настоящее время посещает обе страны с научными целями.

Источник: Frankfurter Rundschau


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru