Архив
Поиск
Press digest
27 октября 2020 г.
18 января 2005 г.

Робин Шеферд | The Washington Times

Конец имперских амбиций России

Российскому лидеру, который теряет Украину, можно посочувствовать. Начиная с возникновения в IX-X столетиях первого русского государства - Киевской Руси - Украина имела самую большую важность для националистических амбиций России. Раньше мнение о том, что Россия больше не является империалистической державой, могло быть преувеличено. Но публичное унижение Владимира Путина после того, как он попытался вмешаться в украинские президентские выборы, говорит о том, что в статусе России произошел перелом. Россия уже не имеет, как раньше в политике в регионе, такую силу, с которой считались. Это может оказаться губительным для имиджа спасителя русской нации, который пытается создать себе Путин.

После распада Советского Союза в 1991 году Украина стала независимым государством. Но независимость - это одно, а заявления Ющенко об интеграции Украины с Западом были совсем другим делом - ставились под угрозу надежды России (хотя эти надежды и были из области фантастики) о восстановлении российского влияния путем включения Украины в блок, который возглавляет Россия. Поэтому был разработан план номер один: остановить Ющенко любой ценой и сделать все возможное для продвижения пророссийского премьер-министра Виктора Януковича. Когда стало понятно, что план реализовать не удастся, в действие вступил план номер два: Москва попыталась разыграть "национальную карту". В области Украины, где преобладает русскоязычное население, были направлены российские чиновники, включая мэра Москвы Юрия Лужкова, для разогревания пророссийских настроений. Возникла угроза межнациональных конфликтов, гражданской войны и сепаратизма. Есть также план номер три - использование Россией экономического рычага воздействия на Украину, такого, как поставки энергоресурсов. По плану номер четыре Россия угрожает установить стратегическое партнерство с Китаем в свете недавнего потепления отношений между этими двумя странами.

Проблема для президента Путина заключается в том, что ни один из этих планов не имеет шансов быть воплощенным в жизнь. Наоборот, эти планы ударят по самому Путину, и он потерпит еще большее унижение.

План номер один не дал возможности осуществить Конституционный суд Украины, отменивший результаты сфальсифицированных выборов, после которых Путин имел глупость поздравить Януковича с "победой". Результаты повторных выборов 26 декабря поставили Путина в глупое положение и показали его слабость.

План номер два может быть осуществлен. Но даже в случае, если Путин здесь преуспеет, эта победа может стать пирровой. Национальные конфликты легко выходят из-под контроля. Россия и без того страдает от кровоточащей раны - конфликта в Чечне, на который, как и на конфликт в Приднестровье, затрачиваются значительные ресурсы и который усиливает напряженность в обществе. Неизвестно, послужил бы интересам России раскол Украины на два государства. Скорее всего, это лишь еще раз продемонстрировало бы слабость России.

План номер три напоминает вопрос, который долгое время задают антизападные активисты на Ближнем Востоке: "Почему арабы не перестанут продавать Америке нефть в наказание за ее поддержку Израиля?" Ответ на этот вопрос прост: "Им нужны деньги!" Конечно, Россия может шантажировать Украину, угрожая прекратить поставлять ей нефть и газ. Но в таком случае Россия лишит саму себя источника денег, в которых она очень нуждается. Этот план не может быть осуществлен.

План номер четыре вызывает интерес. Американские политики задумываются о том, что произойдет в случае усиления Китая, а Россия имеет энергоресурсы и оружие, которые могут помочь Китаю. Поэтому установление стратегического партнерства с Китаем - это сильная карта в случае, если Россия захочет ее разыграть. Но в случае установления такого партнерства России уготована роль младшего партнера страны, чье население в 10 раз превышает население России. Русским националистам такая перспектива вряд ли придется по душе.

Наличие этих четырех планов еще не означает, что Путин будет придерживаться какого-либо взвешенного плана действий в отношении Китая. Так, директор программы по России и Евразии в Фонде Карнеги Андерс Аслунд написал в своей статье, опубликованной в газете the Weekly Standard: "В украинском вопросе Путин показал себя плохо информированным, антидемократичным, антизападным и неэффективным". Нет гарантии, что Путин научится на своих ошибках.

Сегодня на Украине возможны различные сценарии развития событий: страна может расколоться, де-юре или де-факто, по этническому или языковому признаку; гангстерские олигархи, которые правят страной после получения ей независимости, могут оставить Украину в "сумеречной зоне" между демократией и диктатурой. С другой стороны, Европейский союз открывает новые перспективы для Украины, давая понять, что в случае проведения на Украине реформ она может рассчитывать на вступление в состав Евросоюза. Успешные реформы в странах Центральной и Восточной Европы служат для Украины хорошим примером. Но что бы ни произошло на Украине, ясно одно: после последних событий в этой стране, сфера влияния России резко сократилась. Россия все еще может пытаться вмешиваться во внутренние дела Украины, но она уже не может с помощью силы отстаивать свои интересы. И это сегодня вынуждены признать даже самые упорные российские националисты. Имперским амбициям России пришел конец.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru