Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
18 января 2008 г.

Саймон Дженкинс | The Guardian

Истинная природа дипломатии в свете атаки на Британский совет

Западные демократии более эффективно пропагандируют свои ценности посредством культурного обмена, а не агрессивной риторики

Россияне понимают суть. Они знают, в чем сосредоточена мощь современной дипломатии. Она не в полосатых костюмах, зачехленных зонтиках и зачехленных умах Форин-офиса, не в его телеграммах с тонко нюансированным текстом и срежиссированных демаршах. Подлинная дипломатия переместилась из посольств в мир, где носят сандалии и вельветовые штаны, к травоядным существам из Британского совета, которые пьют чай с ромашкой и пляшут в деревянных башмаках. Россию-матушку ничуть не нервируют лощеные канцеляристы из дипломатического ведомства, но ее душу, видимо, уязвляют студенческие визы, поэтические вечера и музыкант Аккер Билк. Все это, как заявила в среду Федеральная служба безопасности РФ, является инструментами провокации со стороны иностранной державы.

Культура и стиль жизни - вот дипломатия XXI века. Старомодная посольская деятельность давно уже сослана телефонами, реактивными авиалайнерами и электронной почтой в Атлантиду под названием Diplomatia, где официальные лица держатся за такие древние ритуалы, как заграничные резиденции, официальные ужины и военные атташе. Ни один толковый бизнесмен не пользуется сетью коммерческих атташе. Большая часть политических телеграмм, как отметил сэр Николас Хендерсон, остается непрочитанными и пылится в архивах. Большая часть проявлений гостеприимства - это лишь усилия поддержать на эмоциональном уровне скучающих работников представительства.

Если руководители стран хотят поговорить между собой, они поднимают телефонные трубки. Для подобной дипломатии, возможно, требуется некий человек на месте, который будет хранить телефонную книгу и иногда бронировать номера в гостинице, но для этого достаточно иметь уютный дом, камердинера и мальчика на посылках. Институциональная роль Форин-офиса во внешней политике - подобная роли Госдепартамента США - давно уже переоценивается. Ее крах стал особенно ясен, когда Блэр назначил своим министром иностранных дел Маргарет Беккет.

Отношения Великобритании с Индией, Японией или Мексикой, не говоря уж о государствах поменьше, не зависят от этих форпостов чиновничества, напоминающих монастыри. Сегодня реальными дипломатами являются залетные гости: туристы, иностранные корреспонденты, студенты, участвующие в программах обмена, художники и знаменитости. Это футболисты и хулиганистые футбольные болельщики. Это молодые люди, решившие повидать мир в промежутке между окончанием школы и поступлением в университет. Это инспектора по вопросам справедливой торговли, работники коммерческих банков и менеджеры колл-центров, перенесенных туда, где рабочая сила подешевле. Это номинанты на "Оскара" и "Эмми", группы Rolling Stones и Led Zeppelin. Неполитическая Великобритания - от "Сатанинских стихов" и Хогвартса до слащавых, сентиментальных фильмов - одновременно являет собой образ дипломатии и реализует ее влияние.

Эти новые дипломаты не столь отягощены бременем прошлых обид, как их предшественники. Когда я недавно побывал в Индии, мне все время говорили, что представительство Верховного комиссара Великобритании ассоциируется с периодом британского владычества, а Британский совет - с Шекспиром и Лондонским университетом. Индийцы предпочитают второе. Такое же важное значение для дипломатии имеют те, кто приветствует иностранцев на британской земле: персонал гостиниц, преподаватели и работники иммиграционной службы. Лондонские корреспонденты американских (или любых других) газет оказывают большее влияние на имидж Великобритании, чем любой дипломат, и заслуживают соответствующей заботы и внимания. Однако Форин-офис урезал грант лондонской Ассоциации иностранной прессы.

Британский совет с 1935 года является главным инструментом культурной дипломатии. Его идея возникла после того, как в докладе Д'Эбернона от 1929 года было сделано открытие: некоторые иностранные политики и бизнесмены объявляют себя пробританскими потому, что учились в Британии. То же было в военной сфере: пробританские армии - это те, чьи офицеры учились в Сэндхерсте. Подобная "альтернативная дипломатия" была важна.

Однако 20 лет тому назад Британский совет жаловался, что его бюджет вдвое меньше, чем у аналогичных учреждений Германии и США, и вчетверо меньше по сравнению с Францией. Примерно так дела обстоят и сегодня. Совет должен зарабатывать сколько получится на преподавании английского языка - а это бизнес, где конкуренция все более обостряется, - и продаже курсов обучения в университетах; но одно из ключевых направлений его деятельности - снабжение книгами местных библиотек - финансируется до ужаса скудно. Библиотеки - до сих пор самый простой способ достучаться до молодых англофилов и воспитать их. В этом смысле Британский совет всегда был не только бедным родственником Форин-офиса, но и ценился даже меньше, чем Всемирная служба BBC.

Атака российских властей на отделения Британского совета в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге была, как нам говорят, очередным раундом в игре "кто первым струсит", которая занимает господствующее место в отношениях между Россией и Западом. Убийство Литвиненко было тут всего лишь второстепенным спектаклем. Высокомерное обращение Буша и Блэра с Владимиром Путиным в таких вопросах, как НАТО и ЕС, было обречено спровоцировать шовинистическую реакцию; так и случилось. Если кому-то нужен пример банкротства обычной дипломатии (с обеих сторон), то вот он.

Однако подобная дипломатия регулярно оттесняется на задний план конфронтацией в области культуры. Попытка Москвы сорвать выставку сокровищ российских музеев, которая на следующей неделе открывается в Королевской академии художеств, была неуклюжей. Предлогом послужило то, что два года тому назад в Швейцарии на картины из Пушкинского музея был наложен (недолгий) арест юристами, представлявшими интересы прежних владельцев, которым картины принадлежали в период Второй мировой войны. Но этот предлог был абсурден, так как полотна, о которых теперь шла речь, уже побывали на выставке в Германии. Тем не менее, британское министерство культуры среагировало быстро, за 48 часов проведя через парламент закон о неприкосновенности. Это продемонстрировало как мощь подобной дипломатии, так и то, насколько быстро правительства могут добиваться принятия законов, когда они этого желают. Никогда не позволяйте министрам утверждать, что на новый закон "нет времени".

Атака России на Британский совет наводит на мысль, что подобные полуавтономные учреждения все более перемещаются в центр сцены. Британский совет гордится тем, что не входит в число министерств Уайтхолла и тем самым может действовать самостоятельно, не считаясь с правительством. Это заявление не выдерживает никакой критики. Возможно, удар по петербургскому отделению Британского совета был нанесен не потому, что его возглавляет сын председателя этой организации лорда Киннока. Но назначение Киннока на этот пост Блэром было откровенной политической льготой. (Те, кто интересуется риторикой Киннока, его фразеологией а-ля Блэр, высоко оценят его бессвязное предисловие к годовому отчету Британского совета.) Покуда Британский совет финансируется правительством, будет считаться, что он действует по указке правительства.

Воображать, что культурная дипломатия в ее широчайшем понимании может быть изолирована от международных отношений, - значит тешить себя фантазиями. Культурная дипломатия является неотъемлемой частью дипломатии в целом. Так к ней и следует относиться. Соотношение между бюджетами традиционной и культурной дипломатии (в том числе Всемирной службы BBC), составляющее примерно 4:1, следует резко изменить в сторону равновеликости. Представление о том, что в Великобритании дипломатическое представительство должно оставаться "лавочкой для своих", которую держит Форин-офис, в наше время неверно. Другие государства выигрывают от того, что посылают за рубеж в качестве своих представителей ученых, писателей и бизнесменов. Хорошо бы, чтобы у Великобритании хватило полета мысли, чтобы послать в Индию ученого, в Пакистан - генерала, а в Японию - банкира.

Британскому совету следовало бы стать ведущим дипломатическим департаментом во всех, кроме самых сложных в политическом отношении, странах и комплектоваться соответствующим персоналом. Политика, оборона и коммерция должны быть второстепенными видами деятельности. В эру "мягкой силы" западные демократии добьются куда больших успехов, пропагандируя идеалы свободы слова и мнений путем обмена людьми и идеями, а не посредством агрессивной дипломатической риторики насчет войны с террором. Им следует воздействовать собственным примером, а для этого требуется дипломатия обмена людьми и произведениями культуры.

Закрытие отделений Британского совета российскими властями - это во всех смыслах шаг назад. Он нанесет урон молодым россиянам, которые стремятся увидеть Запад и узнать о нем больше. В более долгосрочной перспективе оно повредит интересам Британии в России и тем самым вернет в "темные века" отношения между двумя странами, которым следовало бы, учитывая историю, быть закадычными друзьями.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru