Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
18 января 2008 г.

Кон Кохлан | The Telegraph

Путин ничего не выиграет от притеснения британцев

Сначала они послали своих шпионов в Лондон, чтобы те совершили убийство, затем послали свои дряхлеющие бомбардировщики с атомными бомбами, чтобы бросить вызов нашей зенитной обороне, а теперь терроризируют самоотверженных сотрудников, которые руководят миссиями Британского совета в обширной российской провинции. А ведь речь идет о стране, которая на словах жаждет улучшить отношения с Западом. Что ж, российское правительство под руководством президента Владимира Путина выбрало престранный способ достижения этой цели. Преследования, которым сейчас подвергаются сотрудники отделений Британского совета в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге, едва ли сравнимы с отравлением Александра Литвиненко Кремлем в ноябре 2006 в одном из лондонских отелей, но они вписываются в знакомую тенденцию запугивания. Аппаратчики, руководящие путинским режимом, ни перед чем не остановятся, чтобы добиться своего.

В каком-то смысле можно понять, почему Москва так стремилась заткнуть рот Литвиненко, даже если ее методы оказались чрезвычайно зверскими. Бывший высокопоставленный офицер старого КГБ, он слишком много знал о зловещих ухищрениях, применяемых российским сообществом сотрудников спецслужб для удержания авторитарного режима Путина у власти, и не боялся о них говорить в своем, как он думал, безопасном лондонском убежище.

Досада Москвы на события в Восточной Европе, которые она воспринимает как расширение НАТО, и настойчивое стремление Америки разместить ключевые элементы новой противоракетной системы в Польше и Чехии - регионе, который когда-то считался органичной сферой российского влияния, - тоже могут рассматриваться для объяснения попыток Кремля вызвать призраки холодной войны, отправляя свои бомбардировщики с ядерным оружием в полеты над Северным морем.

Но недавние действия ФСБ, наследницы КГБ, в отношении сотрудников Британского совета объяснить сложнее, а уж тем более оправдать. В отличие от посольства Великобритании в Москве, которое при нынешнем после Тони Брэнтоне энергично протестует против вопиющего презрения Путина к демократическому процессу и правам человека, Британский совет работает исключительно в области культуры. Его миссия - способствовать более глубокому пониманию британской культуры в стране, которая, несмотря на советскую эпоху, по своей природе тяготеет ко всему английскому.

Возможно, в ФСБ решили, что выпад в сторону Стивена Киннока, сына бывшего лидера лейбористов, ударит прямо в сердце британского политического истеблишмента. Хотя Киннок-старший много лет назад ушел с передовой линии британской политики, он остается в близких отношениях с верхушкой "новых лейбористов" и на Даунинг-стрит при Гордоне Брауне его встречают так же радушно, как встречали при Тони Блэре.

С россиянами советских времен Киннока роднит то, что он "социалист с фужером шампанского": чтобы свести концы с концами в своей "полуотставке", он добыл себе несколько полезных синекур, в том числе место председателя Британского совета. Поскольку клан Кинноков поднаторел в заботе о своих членах, тот факт, что сын лорда Киннока занимает тепленькое местечко директора санкт-петербургского отделения Британского совета, а его дочь работала на Даунинг-стрит, 10, вряд ли является простым совпадением. Жену Киннока-старшего Гленис Киннок недавно упрекнули за то, что она воспользовалась своим статусом депутата Европарламента, чтобы изучать проблему глобальной нищеты на Барбадосе.

Но у решения Кремля об осаде отделений Британского совета есть и другое, более вероятное объяснение: Путину хочется поразмять свои политические мускулы накануне сверхважных президентских выборов, назначенных на 2 марта.

Хотя президент наконец-то смирился с тем, что не может баллотироваться на третий срок подряд, он жаждет, чтобы подобранный им кандидат - Дмитрий Медведев - одержал легкую победу. Это позволит Путину управлять новым руководством, заняв пост премьер-министра, который он сам себе предоставил в качестве утешительного приза за освобождение президентского кресла.

Ничто так не впечатляет широкие массы российского электората, как зрелище его лидера, противостоящего стране, которая в XIX веке была империалистической соперницей России; именно поэтому Путин и выбрал Великобританию, а не Германию и Францию, главной мишенью своих грандиозных усилий в последние 12 месяцев.

Но как бы Путину ни хотелось создать у россиян впечатление, будто его провокационные действия - это способ поставить надменных британцев на место, почти нет сомнений в его тайных мотивах: это попытка осадить британское правительство, чтобы оно прекратило добиваться экстрадиции Андрея Лугового - недавно избранного депутата российского парламента, которого Скотланд-Ярд считает основным подозреваемым в убийстве Литвиненко.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров фактически сказал об этом на днях, когда встречался с послом Великобритании, чтобы разъяснить решение закрыть филиалы Британского совета. Неясно, каким образом деятельность культурной миссии можно ставить на одну доску с убийством русского диссидента в Лондоне, но сэру Тони дали понять: если Великобритания прекратит свои попытки привлечь Лугового к судебной ответственности, она сможет без дальнейших помех возобновить деятельность в сфере культуры.

Подобный неприкрытый шантаж вряд ли особенно подействует на Форин-офис, где Дэвид Милибэнд вчера выступил с бескомпромиссной критикой последних действий Москвы, осудив запугивание сотрудников Британского совета как "достойное порицания" и назвав его "пятном" на репутации России.

По поводу дипломатического противостояния Лондона и Москвы существует ряд колоссальных заблуждений, в числе которых предположение, что у Британии больше недостаточно престижа или рычагов для того, чтобы ее угрозы ответных мер воспринимались Москвой всерьез, тем более что Британские острова - наряду с остальной Европой - все более зависят от поставок энергоносителей из России.

В действительности поддержание хороших российско-британских отношений отвечает интересам обеих сторон. В 2007 году Великобритания заняла первое место среди финансовых инвесторов на растущих рынках России, а Лондон сделался вторым домом для нового сословия мультимиллионеров, которые в путинской России оказались настоящими триумфаторами. Как сможет жить российская элита, если ей вдруг больше не дадут запросто посещать Бонд-стрит и Claridge's? Если ее дети больше не смогут учиться в элитарных школах, где английский язык рискует приобрести статус иностранного?

Однако в Лондоне проживают и другие, не столь респектабельные россияне, чье основное занятие - шпионаж за соотечественниками и промышленный шпионаж. По недавней оценке руководства британских спецслужб, в Великобритании сейчас действует не меньше российских агентов, чем в разгар холодной войны.

Будь у Великобритании желание обойтись с Кремлем действительно жестко, затруднив жизнь как российским супербогачам, так и шпионам, кое-кто в Москве наверняка бы призадумался, ведь вряд ли Россия после 40 лет изоляции от Европы в период холодной войны хочет вернуться к этому. Россия нуждается в хороших отношениях с Британией, точно так же, как Британия нуждается в хороших отношениях с Россией, и эта истина станет самоочевидной, как только ее перестанут затмевать президентские выборы.

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru