Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
18 июня 2004 г.

Жан-Габриэль Фриде | Le Nouvel Observateur

"Буш - лучший агент "Аль-Каиды"

Le Nouvel Observateur взял интервью у Ричарда Кларка, работавшего советником Белого дома по вопросам борьбы с терроризмом при администрациях Билла Клинтона и Джорджа Буша.

- Возможно ли в США повторение событий 11 сентября?

- Безопасность на авиалиниях и в аэропортах значительно усилилась и сегодня трудно угнать самолет. Но если какой-то террорист с поясом смертника надумает взорвать себя, возможны теракты в поездах, в метро, на химическом заводе или в торговом центре. Это оказало бы разрушительное воздействие на экономику, не говоря уже о психологическом эффекте. Террористы редко используют одни и те же способы и меняют объекты нападения, когда те оказываются под слишком сильной защитой. Европа еще более уязвима.

- Усилилась ли "Аль-Каида"?

- Президент Мубарак сказал: если Америка нападет на Ирак, вместо одной "Аль-Каиды" будут сотни... После 11 сентября мы насчитали в два раза больше терактов, совершенных от ее имени, чем их было прежде. Несмотря на удары, нанесенные ей, несмотря на смерть или эмиграцию в Иран некоторых из руководителей "Аль-Каиды", эта сверхцентрализованная организация с пирамидальной иерархией атомизировалась. Каждый из ее элементов действует автономно в Саудовской Аравии, в Европе, в Индонезии, на Ближнем Востоке. Есть ли у нее "спящие ячейки" в Америке? Том Ридж, шеф Министерства внутренней безопасности, утверждает, что нет. Уверен ли он в этом? Мы знаем, что "Аль-Каида" пыталась закупить химическое оружие в странах бывшего Советского Союза, а также пыталась, правда безуспешно, приобрести радиоактивное оружие на Украине. Именно эта разбросанность представляет наибольшую опасность. Но "Аль-Каида" по-прежнему вербует активистов и в финансовом отношении процветает.

- ЦРУ и ФБР плохо работают?

- Мы вели "запаздывающую" войну. Бывший патрон ЦРУ Джордж Тенет утверждал, что агентству для реорганизации и адаптации к реальности ближневосточного терроризма потребуется еще пять лет. Концепция асимметричной войны, при которой угроза исходит не от национальных государств, а от террористических организаций, возникла в 1992-1993 годы. А опасность, исходившую от "Аль-Каиды", мы осознали только в 1995 году, хотя она была реальной уже в начале 1990-х.

- Часто говорят о недостаточной координации между ФБР и ЦРУ...

- На самом верху руководство обеих служб расположено к самому тесному сотрудничеству. Но на нижних этажах культивируется секретность, идея о том, что информация, которой ты обладаешь, - это источник власти, и, делясь ею с кем-то, ты становишься слабее. В результате ЦРУ долго не сообщало ФБР о присутствии террористов на американской земле. Получив предупреждение, ФБР, задача которого - не предупреждать совершение преступлений, а действовать уже после их совершения, долго отказывалось признавать это присутствие. Потому что тогда ему пришлось бы устанавливать местонахождение террористов, да еще искать основания для их ареста. Неуклюжая информационная служба, плохие руководители... ФБР не предупредило ни Белый дом, ни авиакомпании, ни аэропорты.

ЦРУ ожидало террористические акции, но не сумело предотвратить атаки 11 сентября. Потом оно сознательно раздуло угрозу иракского оружия массового поражения, исказило информацию и дало президенту аргументацию для его лживых заявлений.

- Как вы объясните разницу в подходах Клинтона и Буша к терроризму?

- Клинтон осознал серьезность угрозы после терактов против наших посольств в Танзании и Кении, совершенных в 1998 году. Тогда он приказал ЦРУ сделать все для устранения бен Ладена и иже с ним. С этим требованием он обращался к ЦРУ пять раз, но оно было не в состоянии сделать это: военный потенциал агентства пребывал в атрофии, а бюрократия не хотела быть втянутой в убийство. После 11 сентября Буш попытался это сделать: беспилотный самолет должен был нанести воздушный удар по штабу бен Ладена. Но ЦРУ и здесь потерпело провал.

- После этого Буш сосредоточился на Ираке, что, по вашему мнению, было "стратегической ошибкой". Почему?

- Он действовал, прежде всего, исходя из личных убеждений. Он думал, что Америка может изменить геополитику Ближнего Востока, принести туда демократию. Для достижения этой цели Америке было нужно, пусть даже действуя в одиночку, избавиться от Саддама Хусейна, чтобы посадить в Ираке проамериканское правительство как гарантию поставок нефти, которые не зависели бы от эволюции Саудовской Аравии. Этот "мессианский" подход сочетался с абсолютным незнанием специфики региона. Не забывайте и о личной ненависти Буша, на отца которого в 1993 году в Катаре было совершено покушение. А также о его стремлении опровергнуть своего предшественника, в политическом завещании которого были четко названы три приоритетных проблемы: "Аль-Каида", Израиль и распространение ядерного оружия.

- Кто сумел убедить Джорджа Буша?

- Пол Вулфовиц, человек "номер два" в Пентагоне, один из неоконсервативных идеологов, оказал на него очень большое влияние. Гораздо большее, чем Дональд Рамсфельд, классический республиканец, который больше всего любит, когда ему бросают вызов. Вице-президент Чейни сыграл решающую роль, убедив его в том, что за терактами против башен-близнецов стоял Саддам. В отличие от Клинтона, который спрашивал, читал доклады и думал, Буш принимает решения исключительно на основе рекомендаций своих ближайших советников. Это человек, который ничего не читает и хочет только решать. Эта система ставит его под влияние "Вулканов" (Вулфовица, Рамсфельда, Ричарда Перла, Кондолизы Райс), которым его отец доверил его воспитание, но которые в силу своего возраста считают, что приоритеты - это звездные войны, ПРО, Россия, Китай и... Ирак. Но не война с терроризмом.

- Будучи избранным, Керри действовал бы по-другому?

- При нем в Ираке было бы еще 130 тысяч американцев. Это умеренный центрист, который хорошо понимает проблемы безопасности, его подход отличается большей многосторонностью. Еще пять-шесть месяцев назад он посоветовал сделать то, что Буш делает сейчас: обращение к ООН, переходное правительство, выборы. Он может сделать более заслуживающим доверия план "Дорожная карта" по урегулированию израильско-палестинского конфликта. Но потребуется не менее целого поколения, чтобы негативный имидж Америки, сложившийся на Ближнем Востоке, ушел в прошлое.

- Какой эффект оказал бы очередной теракт в Америке?

- Это зависит от его даты. Если бы это произошло за несколько дней до президентских выборов, американцы сплотились бы вокруг Буша. Но если бы теракт был совершен в июле, американцы сочли бы это свидетельством явного провала политики Буша. "Аль-Каида" исключительно заинтересована в переизбрании Буша: это ее лучший агент, поскольку с тех пор, как он пришел у власти, исламизм находится на подъеме, терроризм расширяет свою сферу деятельности, а боевики "Аль-Каиды" проникают в Ирак.

Источник: Le Nouvel Observateur


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru