Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
18 июня 2012 г.

Обзор прессы | InoPressa: тема дня

В ожидании армрестлинга между Путиным и Обамой

Сегодня в Мексике Путин и Обама должны встретиться лично. Ожидается жесткий торг по Сирии, из других болезненных тем - Иран, ПРО в Европе, замена поправки Джексона-Вэника "Законом Магнитского". СМИ задаются вопросом: с Путиным, ослабленным протестами внутри страны, будет справиться проще, или, напротив, он попытается утвердить свой пошатнувшийся авторитет за счет заграницы?

Встреча Путина с Обамой, которая состоится сегодня в Мексике, очень важна, пишет в статье для The International Herald Tribune Дмитрий Тренин, директор Carnegie Moscow Center. Она совпала с переговорами группы "5+1" с представителями Ирана в Москве и эскалацией насилия в Сирии. Путин и Обама должны встретиться лично, чтобы "сформулировать правила диалога".

"В нынешней обстановке позитивные результаты американо-российского сотрудничества по вопросам международного значения могут быть на удивление масштабными", - пишет автор. Действуя сообща, Москва и Вашингтон в силах прекратить кровопролитие в Сирии и создать почву для передачи власти. Они также могут предотвратить два наихудших сценария в Иране: появление атомной бомбы у Тегерана и новую войну на Ближнем Востоке.

Однако, если США и Россия не смогут наладить сотрудничество, их взаимное отчуждение сильно усугубится, региональные кризисы продолжатся. Автор рекомендует Москве заговорить с Дамаском более жестко, а с иранскими партнерами - более настойчиво.

Вашингтон должен принять еще более трудное для себя решение, считает автор. "Ему нужно признать Москву равноправным игроком в отношении Сирии и Ирана, отказаться от мысли, что Москва ломает его планы или даже является союзником предполагаемых врагов США", - поясняет он. На деле это будет означать отказ Вашингтона от военного вмешательства в Сирии или широкомасштабной помощи противникам Асада, а также смену темпа в отношениях с Ираном.

Тренин полагает, что Путину ни к чему конфронтация с Америкой, "если учесть его экономическую программу". "Со своей стороны, Америка дорого поплатится, если станет игнорировать Россию - относительно слабого, но пламенно-независимого стратегического игрока", - добавляет он.

Первая встреча американского и российского президентов с момента переизбрания Путина окружена мрачными предзнаменованиями относительно возможного возвращения к напряженности, частично преодоленной за время президентства Медведева, пишет El País. Сирия станет самой главной темой сегодняшней встречи двух лидеров; однако есть и множество других вопросов, от Ирана до щита ПРО в Европе, по которым Обаме и Путину предстоит проделать сложную работу.

Хотя Путин в бытность премьером поддерживал политику сотрудничества Обамы и Медведева, его возвращение в Кремль оставляет "перезагрузку" в подвешенном состоянии, пишет Антонио Каньо. Обозреватель прогнозирует, что имидж России, скорее всего, станет жестче.

"Путин всегда чувствовал себя уверенно в роли сильного, особенно в отношениях с США", - продолжает он. Путин уже попытался возложить на США ответственность за протесты в Москве и резко осудил Хилари Клинтон за ее критику нарушений на последних президентских выборах; затем он сослался на занятость и не поехал на саммит G8 в Кэмп-Дэвиде; последним эпизодом стали взаимные обвинения Москвы и Вашингтона в поставках оружия сирийскому режиму и повстанцам соответственно.

"В преддверии этой встречи остается неясным, какой Путин встретится с Обамой, насколько митинги протеста в Москве подорвали уверенность в себе человека, всегда выставлявшего напоказ свой авторитет и народную поддержку. Более слабый Путин может упростить работу американскому президенту, но может получиться и наоборот - если он попытается вернуть за рубежом престиж, утраченный дома", - резюмирует автор.

Вероятно, Путин счел, что может беспардонно игнорировать негодование Вашингтона по поводу Сирии, замечает обозреватель The New York Times Джон Винокур. "Доселе со стороны Обамы - полное бездействие", - утверждает автор, а Путин "поддерживает диктатора, на чьем счету до 13 тыс. убитых". Путин осознает, что Обама сейчас не хочет вступать в конфронтацию с Россией, чтобы не дискредитировать свое позитивное отношение к Москве в глазах избирателей.

По сведениям The New York Times, возможна договоренность о том, что Россия сохранит право на размещение своих войск в Сирии взамен на содействие отставке Асада. Винокур критикует такой вариант: "Подобная сделка укрепит статус России как потенциального посредника - партнера соседнего Ирана - и даст возможность осмелеть иранским муллам. Администрация Обамы предоставит России "привилегии в сердце Ближнего Востока", сопоставимые с правом СССР на вмешательство в дела соседей.

Винокур рекомендует свой выход: "действовать в обход России". Пусть США создадут "коалицию желающих", не подотчетную Путину или ООН, и спешно введут жесткие экономические санкции в отношении сирийского режима. "Морские патрули США/НАТО вдоль недлинного побережья Сирии могут отвратить от идеи поставок оружия в регион".

Кстати, в 2006 году Обама писал, что Совбез ООН не должен иметь права вето на применение военной силы Америкой в деле преследования терроризма, напоминает обозреватель.

Теперь, когда план Аннана рушится, Путин и Обама просто обязаны договориться об урегулировании сирийского кризиса - неудача обойдется слишком дорого, пишет британская The Financial Times. И Путин, и Обама способны эффективнее применять свои рычаги влияния.

Асад не продержится без финансирования из Москвы и помощи Тегерана. Пусть Москва, используя финансовый рычаг, принудит Асада к переговорам с повстанцами, рекомендует газета. Опасения Москвы, что после отставки Асада воцарится хаос, издание считает обоснованными.

Возможно, придется пойти на сделку: "оставить у власти некоторых представителей нынешнего режима, дабы гарантировать отставку тирана, полностью утратившего легитимность". С этой целью Вашингтон может повлиять на региональные державы, помогающие повстанцам, а также заверить Москву, что ее стратегические интересы не пострадают, говорится в статье.

"Фактом остается то, что кризис в Сирии напрямую затрагивает баланс сил на Ближнем Востоке и на мировом уровне, - признает Il Sole 24 Ore. - Русские поняли, что сирийский режим не выживет, и решили организовать международную конференцию. Но Россия Путина должна прийти на нее с готовым решением: уход со сцены Асада и переходный период в соответствии с планом Аннана".

При этом, предостерегает автор материала, любое вмешательство в сирийский кризис может оказаться запоздалым: Сирия, граничащая с Турцией, Ливаном, Ираком и Израилем, все глубже проваливается в гражданскую войну с разрушительными для всего Ближнего Востока последствиями.

Вместо того чтобы реагировать на охлаждение отношений с Москвой, Белый дом убеждает Конгресс сделать то, чего жаждет Путин: принять постановление об отмене поправки Джексона-Вэника, обращается к другой теме предстоящих переговоров The Washington Post. Газета считает, что отмена поправки - неверная реакция на поведение Путина в последнее время. Потому-то в Конгрессе все более популярна идея увязать отмену поправки с новым законом в области прав человека - "Законом Магнитского".

Достоинство "Закона Магнитского" - его "четкая сфокусированность", полагает газета. "Он коснется только тех, кто сочтен причастным к смерти Магнитского, либо дурному обращению с другими российскими борцами с коррупцией, либо к нарушениям прав человека", - говорится в статье. Администрация США пытается "выхолостить" "Закон Магнитского" - уполномочить Госдепартамент отменять санкции или огласку имен из "черного списка". The Washington Post считает, что узкие полномочия предоставить можно. "Главное, чтобы Конгресс дал понять Путину и его кадровым работникам: их беззакония не останутся без последствий", - заключает издание.

В 2009 году Клинтон преподнесла российскому коллеге Сергею Лаврову кнопку с надписью "перегрузка". Следовало написать "перезагрузка", но умники из Госдепа допустили ошибку, и теперь отношения США и России действительно перегружены проблемами, пишет Руперт Корнуэлл, корреспондент The Independent.

"Со временем становится все яснее, что эра Горбачева и Ельцина была исключением из правил, отходом от привычного течения российской истории", - замечает Корнуэлл. Но тупик не означает новой холодной войны. Да, Россия остается державой, способной стереть США с лица Земли, однако она не является супердержавой в полном смысле слова. Запад давно одержал победу в идеологической войне, а население России уменьшилось в два раза по сравнению с эрой СССР.

Пару месяцев назад журналисты потешались над соперником Обамы республиканцем Миттом Ромни, называя его невежественным солдатом холодной войны, когда он назвал Россию главной геополитической угрозой США. "Это преувеличение, но никто больше не смеется", - заключает автор.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru