Архив
Поиск
Press digest
14 мая 2021 г.
18 марта 2005 г.

Карла Анна Роббинс | The Wall Street Journal

Проверка туалетных бачков

Появление все новой информации об иранской программе ставит США в трудное положение

Новые данные свидетельствуют о серьезных усилиях по созданию ядерной боеголовки, но поверит ли этому мир?

Уже два года американские эксперты и международные инспекторы изучают спутниковые фотографии, радиоактивные образцы и информацию, порой полученную из ненадежных источников, пытаясь решить иранскую ядерную головоломку.

В прошлом году американские власти получили то, что сегодня считается наиболее достоверным свидетельством осуществления в Иране амбициозной программы по созданию ядерного оружия. Источник, завербованный с помощью Германии, предоставил США десятки тысяч страниц компьютерных файлов на языке фарси, диаграммы и данные испытаний иранской ядерной программы.

По словам американских чиновников, в материалах документированы предпринимавшиеся Ираном в 2001-2003 годах попытки модифицировать ракету "Шахаб-3" для доставки "черного ящика", который, по мнению экспертов ядерных лабораторий США, почти наверняка является ядерной боеголовкой. Такие характеристики, как размер, форма, вес и детонация на протяжении двух лет не менялись и, по мнению информированных источников, неприменимы к обычным вооружениям.

Метафора "черный ящик" очень подходит иранской ядерной программе. В ящике множество предметов зловещего вида, но никто не видел, что находится у них внутри и не смог удостовериться в том, что Иран разрабатывает ядерное оружие. Один из американских источников назвал ракетные документы "почти неопровержимой уликой", но признал, что достоверных доказательств работы Ирана над ядерной бомбой нет.

Тегеран говорит, что единственной целью его ядерной программы является атомная энергия. Он признает, что скрывал свои усилия почти два десятилетия, но подчеркивает, что секретность необходима для страны, живущей в условиях американских санкций и под угрозой военных атак со стороны США и Израиля.

Затянувшаяся неопределенность создает проблему для администрации Буша. Она выступает за удушающие санкции против Тегерана, чтобы сдержать опасную, по ее мнению, оружейную программу. Но доверие к Вашингтону подорвано из-за неудачи с поисками оружия массового уничтожения в Ираке, и ему трудно выглядеть убедительным. США передали разведывательную информацию Британии, Франции и Германии, полагая, что подробная документация убедит экспертов по вооружениям в этих странах. Власти не уверены в том, стоит ли предавать эту информацию гласности, и если да, то как.

В ноябре тогдашний госсекретарь Колин Пауэлл вызвал небольшую бурю, сообщив журналистам, что он видел информацию о разработке Ираном ракеты, способной доставлять ядерные боеголовки. Но интерес угас после того, как другие чиновники назвали источник информации непроверенным. Тогда подробности об удаче разведки не разглашались.

Во многом подобно случаю с Ираком перед войной 2003 года, доказательства иранских амбиций, хотя и убедительны, являются косвенными. И те, кто отвечает за их сбор, не всегда придерживаются единого мнения. Отношения между администрацией Буша и ядерными инспекторами ООН натянутые. МАГАТЭ, которое оказалось правым в случае Ирака в 2003 году, пользуется доверием, необходимым США, но имеет ограниченные полномочия и склонно сторониться конфликтов. Хотя МАГАТЭ и документировало обманы со стороны Ирана, оно утверждает, что пока не обнаружило убедительных доказательств существования оружейной программы. В частном порядке агентство попросило проинформировать его о ракетных данных, но Вашингтон пока отказывается это сделать.

За кулисами собственное расследование иранской ядерной программы ведут небольшие группы. Среди них бывший оружейный инспектор в Ираке, который использует общедоступные спутниковые фотографии, выискивая подозрительные военные объекты, и организация иранцев в изгнании, имеющая хорошие источники информации, но включенная в американский список террористических организаций.

В одном важном аспекте позиция США в случае с Ираном сильнее, чем в случае с Ираком в 2003 году. Уже нет сомнений в наличии у Ирана мощностей по обогащению урана, на которых можно производить ядерное топливо или сердечники атомных бомб. Получение взрывчатых материалов считается самой сложной частью в создании атомной бомбы. Объявив о существовании программы по обогащению в 2002 году, Иран неоднократно лгал международным инспекторам по поводу масштабов своих ядерных программ и поставщиков, включавших в себя ядерный черный рынок, организованный пакистанским ученым А. К. Ханом.

Новое усилие

Американские власти считают, что Иран, даже признавшись в прежних обманах, прячет оружейную программу. В настоящий момент США с опаской относятся к попыткам европейской дипломатии отлучить Иран от программы по обогащению урана в обмен на экономические стимулы. Если эти переговоры кончатся неудачей, США возобновят попытки наказать Иран путем санкций ООН, а может быть, и военной операции. Готовясь в битве за общественное мнение, Белый дом дал указание вновь изучить всю информацию о ядерных усилиях Ирана, и вскоре ожидается появление доклада.

Интерес Ирана к ядерной энергии, а возможно, и к ядерному оружию восходит к временам шаха. Иранская революция 1979 года на время остановила программу, которую возобновили в середине 1980-х годов. Значительную часть 1990-х годов США пытались остановить ядерные поставки из России, которую США подозревают в предоставлении знаний об оружии в период строительства атомного реактора в иранском порту Бушер.

Теперь очевидно, что более подозрительная деятельность велась далеко от Бушера.

К 2000 году США располагали свидетельствами того, что Иран покупает ядерное оборудование у Хана. Вскоре они собрали информацию о том, что Иран планирует строительство реактора на тяжелой воде и предприятия по обогащению урана.

По-видимому, Иран шел несколькими путями в производстве расщепляющего материала, надеясь, что один из них окажется эффективным. Тяжелая вода, в которой ядра атомов водорода имеют нейтрон, используется для контроля над реакциями, идущими в реакторе, который производит большие количества оружейного плутония в виде отходов. Уран обогащают в центрифугах, которые вращаются на большой скорости, отделяя изотоп урана-235. Уран с низким содержанием изотопа 235 используется как ядерное топливо, а при его высокой концентрации может использоваться в оружии.

США решили не предавать свои подозрения гласности. Они надеялись узнать, с кем еще торгует Хан, и поймать Иран с поличным, говорит Гари Сеймор, чиновник по нераспространению в администрации Клинтона.

В августе 2002 года находящийся в изгнании Национальный совет сопротивления Ирана пригласил журналистов на брифинг в вашингтонскую гостиницу Willard. Пресс-секретарь организации Алиреза Джафарзаде заявил, что Иран сроит два секретных ядерных объекта: реактор на тяжелой воде у города Арак и завод по производству уранового топлива у города Натанц.

Информация Джафарзаде совпадала с тем, что США уже знали. Но летом 2002 года они были по горло заняты Ираком и Северной Кореей. Когда Госдепартамент в тот же день спросили об этой информации, пресс-секретарь подверг критике деятельность Тегерана, упомянул о связи военного крыла Совета с террористической организацией и высказал предположение, что угроза со стороны Ирана несравнима с той, которую представляет Ирак.

Поиски в архивах

Однако эта информация заинтересовала Дэвида Олбрайта, физика и бывшего ядерного инспектора в Ираке, возглавляющего маленькую вашингтонскую организацию Институт науки и международной безопасности. Заместитель Олбрайта Кори Хиндерштейн говорит, что разговоры о секретных иранских объектах идут давно, но никто не сообщает об их местоположении. Хиндерштейн начала поиск в сетевых архивах компании спутникового телевидения DigitalGlobe. Она нашла участок в пустыне у Натанца, который снимали уже несколько раз, и полагает, что он заслуживает внимания аналитиков американской разведки. Даже при слабом разрешении она заметила укрепленные ограждения вокруг объекта.

К концу ноября Олбрайт и Хиндерштейн решили вложить несколько тысяч долларов денег института в покупку снимков с высоким разрешением. Хиндерштейн сразу же признала в Араке реактор на тяжелой воде. Такие реакторы имеют "необычно высокие колонны", объясняет она, показывая фотографии такого же реактора в Пакистане. В Натанце на фотографиях виден огромный завод и самосвалы, насыпающие землю, чтобы спрятать крышу. Олбрайт был почти уверен, что это завод по обогащению урана.

Они объединились с CNN, чтобы подтвердить свои подозрения. Когда телеканал готовил передачу в декабре 2002 года, Олбрайту позвонил высокопоставленный чиновник МАГАТЭ и попросил придержать программу. МАГАТЭ с лета добивалось возможности инспекции на объектах, и чиновник пояснил, что гласность затруднит получение согласия от Ирана. Олбрайт с этим не согласился: "Нам казалось, что только гласность заставит Иран открыться", - говорит он. Канал CNN показал спутниковые фотографии, и вскоре Иран назначил дату визита главы МАГАТЭ Мухаммеда Аль-Барадеи.

Когда инспекторы в феврале 2003 года попали на объект в Натанце, их поразили масштабы предпринимаемых усилий. Иран установил 164 центрифуги на маленьком пилотном заводе, а компоненты еще тысячи центрифуг ожидали сборки. Основной завод, который еще строился, должен был включать в себя два подземных зала, вмещающих до 50 тыс. центрифуг. Он мог ежегодно произвести достаточно топлива для реактора в Бушере или обогащенный уран для 25-30 бомб. Россия уже взяла на себя обязательство снабжать реактор в Бушере топливом все время его эксплуатации, что американцы не преминули заметить. Иранские власти объяснили, что им все равно надо обеспечить поставку топлива, к тому же они планируют строить еще реакторы.

Подозрения усилились, когда был обнаружен еще один объект. В 2000 году США получили информацию, что Иран обогащает уран на якобы часовом заводе Kalaye Electric в Тегеране. США хотели отправить туда инспекторов, но ЦРУ беспокоилось по поводу раскрытия источника. МАГАТЭ тоже слышало о часовом заводе, но воздерживалось от действий по той же причине. Мандат агентства позволяет инспектировать объекты, если есть указания на то, что там могут находиться ядерные материалы, но оно должно, если потребуется, представить доказательства.

Иранцы в изгнании решили эту проблему в канун визита Аль-Барадеи в Иран. На пресс-конференции в Вашингтоне они заявили, что Иран испытывает центрифуги в подставной компании, которая называется Kala Electric, и даже сообщили, где примерно она находится.

Иран начал играть с МАГАТЭ в кошки-мышки. Сначала он отказал агентству в просьбе о посещении объекта. Потом, в марте 2003 года, разрешил посещение, но показал инспекторам лишь некоторые здания и не разрешил взять пробы пыли для анализа на присутствие ядерных материалов. Вскоре на спутниковых фотографиях появились грузовики, увозившие материалы с объекта.

Поиски доказательств

Американские власти, в отчаянии от того, что доказательства могли уничтожить, попросили ученых из ядерных лабораторий помочь понять, где можно найти радиоактивные следы после обеззараживания. В список, представленный учеными, были включены коврики для молитвы и резиновые части туалетных бачков.

В августе, когда МАГАТЭ наконец добилось разрешения на полную инспекцию Kalaye Electric, выяснилось, что одно из помещений полностью реконструировано: были заменены покрытия на полах, перекрашены стены, заменена плитка. Но в пробах, взятых инспекторами, все равно обнаружились следы обогащенного урана.

Тегеран оказался в сложном положении. До тех пор Иран утверждал, что строит собственные центрифуги, и никогда не испытывал их с урановым газом. Теперь Иран признал обогащение небольших количеств урана, но не до оружейной концентрации. Следы обогащенного урана, заявил Тегеран, могли быть на импортированных центрифугах. К концу октября, когда международное давление усилилось, Тегеран, по его словам, "раскрыл" МАГАТЭ свою "прошлую и нынешнюю ядерную деятельность". Он также представил список ядерных посредников, и некоторые из них оказались связанными с сетью Хана.

Скоро стало понятно, что Иран раскрыл не все. МАГАТЭ получило еще один кусочек паззла в декабре 2003 года, когда Ливия объявила, что отказывается от своей ядерной оружейной программы. Наблюдая в Ливии за отгрузкой ящиков с деталями поставлявшихся Ханом центрифуг, известных как P-1, инспекторы агентства обнаружили наклейки с именами поставщиков из иранского списка. Комплектующие были похожи на те, которые инспекторы видели в Иране, вплоть до пластиковых красных и синих контейнеров для круглых металлических пластин, которые называются дефлекторами.

У инспекторов начали возникать вопросы. Если Иран использовал тех же поставщиков, что и Сирия, получал ли он тот же ядерный набор? Ливия уже купила у Хана чертежи ядерного оружия, комплектующие и инструкции по строительству более совершенных центрифуг P-2. Под давлением власти Ирана отрицали получение чертежей оружия, но признались в том, что получили от сети Хана чертежи центрифуги P-2 в середине 1990-х годов. МАГАТЭ не верит заявлениям Тегерана о том, что с чертежами ничего не делали.

Разрушение Ираном еще одного подозрительного объекта вызвало беспокойство. В мае 2003 года Джафарзаде заявил, что на комплексе Лависан-Шиан в окрестностях Тегерана ведутся разработки биологического оружия. Осенью МАГАТЭ начало задавать вопросы о закупках для этого объекта. Вскоре спутниковые фотографии показали, что часть комплекса снесена и обломки вывезены.

Чтобы попасть на объект, агентству понадобилось больше полугода. Открыть дверь опять помогли публичные разоблачения Олбрайта и Хиндерштейн. Работая с ABC News, они обнаружили два спутниковых снимка. На первом, сделанном в августе 2003 года, был обширный комплекс, обнесенный высоким забором. На втором, сделанном в марте 2004 года, все здания исчезли, а подъездные дороги были засыпаны.

Иранские власти заявили, что на участке находился исследовательский центр, изучавший последствия радиоактивного заражения. По их словам, центр был снесен, когда участок перешел из ведения министерства обороны в ведение муниципалитета Тегерана, который хотел устроить там парк. Инспекторы сочли это неправдоподобным, но анализ проб оказался отрицательным.

В ходе инспекций Тегеран возлагает вину за секретность на США, заявляя, что Вашингтон хочет лишить его законного права использовать ядерную энергию в мирных целях.

Тем временем в США думают о том, как использовать сведения, о которых Пауэлл рассказал в ноябре. Власти говорят, что убедились в надежности источника и подлинности документов.

Появление все новой информации об иранской программе ставит США в трудное положение

Новые данные свидетельствуют о серьезных усилиях по созданию ядерной боеголовки, но поверит ли этому мир?

Уже два года американские эксперты и международные инспекторы изучают спутниковые фотографии, радиоактивные образцы и информацию, порой полученную из ненадежных источников, пытаясь решить иранскую ядерную головоломку.

В прошлом году американские власти получили то, что сегодня считается наиболее достоверным свидетельством осуществления в Иране амбициозной программы по созданию ядерного оружия. Источник, завербованный с помощью Германии, предоставил США десятки тысяч страниц компьютерных файлов на языке фарси, диаграммы и данные испытаний иранской ядерной программы.

По словам американских чиновников, в материалах документированы предпринимавшиеся Ираном в 2001-2003 годах попытки модифицировать ракету "Шахаб-3" для доставки "черного ящика", который, по мнению экспертов ядерных лабораторий США, почти наверняка является ядерной боеголовкой. Такие характеристики, как размер, форма, вес и детонация на протяжении двух лет не менялись и, по мнению информированных источников, неприменимы к обычным вооружениям.

Метафора "черный ящик" очень подходит иранской ядерной программе. В ящике множество предметов зловещего вида, но никто не видел, что находится у них внутри и не смог удостовериться в том, что Иран разрабатывает ядерное оружие. Один из американских источников назвал ракетные документы "почти неопровержимой уликой", но признал, что достоверных доказательств работы Ирана над ядерной бомбой нет.

Тегеран говорит, что единственной целью его ядерной программы является атомная энергия. Он признает, что скрывал свои усилия почти два десятилетия, но подчеркивает, что секретность необходима для страны, живущей в условиях американских санкций и под угрозой военных атак со стороны США и Израиля.

Затянувшаяся неопределенность создает проблему для администрации Буша. Она выступает за удушающие санкции против Тегерана, чтобы сдержать опасную, по ее мнению, оружейную программу. Но доверие к Вашингтону подорвано из-за неудачи с поисками оружия массового уничтожения в Ираке, и ему трудно выглядеть убедительным. США передали разведывательную информацию Британии, Франции и Германии, полагая, что подробная документация убедит экспертов по вооружениям в этих странах. Власти не уверены в том, стоит ли предавать эту информацию гласности, и если да, то как.

В ноябре тогдашний госсекретарь Колин Пауэлл вызвал небольшую бурю, сообщив журналистам, что он видел информацию о разработке Ираном ракеты, способной доставлять ядерные боеголовки. Но интерес угас после того, как другие чиновники назвали источник информации непроверенным. Тогда подробности об удаче разведки не разглашались.

Во многом подобно случаю с Ираком перед войной 2003 года, доказательства иранских амбиций, хотя и убедительны, являются косвенными. И те, кто отвечает за их сбор, не всегда придерживаются единого мнения. Отношения между администрацией Буша и ядерными инспекторами ООН натянутые. МАГАТЭ, которое оказалось правым в случае Ирака в 2003 году, пользуется доверием, необходимым США, но имеет ограниченные полномочия и склонно сторониться конфликтов. Хотя МАГАТЭ и документировало обманы со стороны Ирана, оно утверждает, что пока не обнаружило убедительных доказательств существования оружейной программы. В частном порядке агентство попросило проинформировать его о ракетных данных, но Вашингтон пока отказывается это сделать.

За кулисами собственное расследование иранской ядерной программы ведут небольшие группы. Среди них бывший оружейный инспектор в Ираке, который использует общедоступные спутниковые фотографии, выискивая подозрительные военные объекты, и организация иранцев в изгнании, имеющая хорошие источники информации, но включенная в американский список террористических организаций.

В одном важном аспекте позиция США в случае с Ираном сильнее, чем в случае с Ираком в 2003 году. Уже нет сомнений в наличии у Ирана мощностей по обогащению урана, на которых можно производить ядерное топливо или сердечники атомных бомб. Получение взрывчатых материалов считается самой сложной частью в создании атомной бомбы. Объявив о существовании программы по обогащению в 2002 году, Иран неоднократно лгал международным инспекторам по поводу масштабов своих ядерных программ и поставщиков, включавших в себя ядерный черный рынок, организованный пакистанским ученым А. К. Ханом.

Новое усилие

Американские власти считают, что Иран, даже признавшись в прежних обманах, прячет оружейную программу. В настоящий момент США с опаской относятся к попыткам европейской дипломатии отлучить Иран от программы по обогащению урана в обмен на экономические стимулы. Если эти переговоры кончатся неудачей, США возобновят попытки наказать Иран путем санкций ООН, а может быть, и военной операции. Готовясь в битве за общественное мнение, Белый дом дал указание вновь изучить всю информацию о ядерных усилиях Ирана, и вскоре ожидается появление доклада.

Интерес Ирана к ядерной энергии, а возможно, и к ядерному оружию восходит к временам шаха. Иранская революция 1979 года на время остановила программу, которую возобновили в середине 1980-х годов. Значительную часть 1990-х годов США пытались остановить ядерные поставки из России, которую США подозревают в предоставлении знаний об оружии в период строительства атомного реактора в иранском порту Бушер.

Теперь очевидно, что более подозрительная деятельность велась далеко от Бушера.

К 2000 году США располагали свидетельствами того, что Иран покупает ядерное оборудование у Хана. Вскоре они собрали информацию о том, что Иран планирует строительство реактора на тяжелой воде и предприятия по обогащению урана.

По-видимому, Иран шел несколькими путями в производстве расщепляющего материала, надеясь, что один из них окажется эффективным. Тяжелая вода, в которой ядра атомов водорода имеют нейтрон, используется для контроля над реакциями, идущими в реакторе, который производит большие количества оружейного плутония в виде отходов. Уран обогащают в центрифугах, которые вращаются на большой скорости, отделяя изотоп урана-235. Уран с низким содержанием изотопа 235 используется как ядерное топливо, а при его высокой концентрации может использоваться в оружии.

США решили не предавать свои подозрения гласности. Они надеялись узнать, с кем еще торгует Хан, и поймать Иран с поличным, говорит Гари Сеймор, чиновник по нераспространению в администрации Клинтона.

В августе 2002 года находящийся в изгнании Национальный совет сопротивления Ирана пригласил журналистов на брифинг в вашингтонскую гостиницу Willard. Пресс-секретарь организации Алиреза Джафарзаде заявил, что Иран сроит два секретных ядерных объекта: реактор на тяжелой воде у города Арак и завод по производству уранового топлива у города Натанц.

Информация Джафарзаде совпадала с тем, что США уже знали. Но летом 2002 года они были по горло заняты Ираком и Северной Кореей. Когда Госдепартамент в тот же день спросили об этой информации, пресс-секретарь подверг критике деятельность Тегерана, упомянул о связи военного крыла Совета с террористической организацией и высказал предположение, что угроза со стороны Ирана несравнима с той, которую представляет Ирак.

Поиски в архивах

Однако эта информация заинтересовала Дэвида Олбрайта, физика и бывшего ядерного инспектора в Ираке, возглавляющего маленькую вашингтонскую организацию Институт науки и международной безопасности. Заместитель Олбрайта Кори Хиндерштейн говорит, что разговоры о секретных иранских объектах идут давно, но никто не сообщает об их местоположении. Хиндерштейн начала поиск в сетевых архивах компании спутникового телевидения DigitalGlobe. Она нашла участок в пустыне у Натанца, который снимали уже несколько раз, и полагает, что он заслуживает внимания аналитиков американской разведки. Даже при слабом разрешении она заметила укрепленные ограждения вокруг объекта.

К концу ноября Олбрайт и Хиндерштейн решили вложить несколько тысяч долларов денег института в покупку снимков с высоким разрешением. Хиндерштейн сразу же признала в Араке реактор на тяжелой воде. Такие реакторы имеют "необычно высокие колонны", объясняет она, показывая фотографии такого же реактора в Пакистане. В Натанце на фотографиях виден огромный завод и самосвалы, насыпающие землю, чтобы спрятать крышу. Олбрайт был почти уверен, что это завод по обогащению урана.

Они объединились с CNN, чтобы подтвердить свои подозрения. Когда телеканал готовил передачу в декабре 2002 года, Олбрайту позвонил высокопоставленный чиновник МАГАТЭ и попросил придержать программу. МАГАТЭ с лета добивалось возможности инспекции на объектах, и чиновник пояснил, что гласность затруднит получение согласия от Ирана. Олбрайт с этим не согласился: "Нам казалось, что только гласность заставит Иран открыться", - говорит он. Канал CNN показал спутниковые фотографии, и вскоре Иран назначил дату визита главы МАГАТЭ Мухаммеда Аль-Барадеи.

Когда инспекторы в феврале 2003 года попали на объект в Натанце, их поразили масштабы предпринимаемых усилий. Иран установил 164 центрифуги на маленьком пилотном заводе, а компоненты еще тысячи центрифуг ожидали сборки. Основной завод, который еще строился, должен был включать в себя два подземных зала, вмещающих до 50 тыс. центрифуг. Он мог ежегодно произвести достаточно топлива для реактора в Бушере или обогащенный уран для 25-30 бомб. Россия уже взяла на себя обязательство снабжать реактор в Бушере топливом все время его эксплуатации, что американцы не преминули заметить. Иранские власти объяснили, что им все равно надо обеспечить поставку топлива, к тому же они планируют строить еще реакторы.

Подозрения усилились, когда был обнаружен еще один объект. В 2000 году США получили информацию, что Иран обогащает уран на якобы часовом заводе Kalaye Electric в Тегеране. США хотели отправить туда инспекторов, но ЦРУ беспокоилось по поводу раскрытия источника. МАГАТЭ тоже слышало о часовом заводе, но воздерживалось от действий по той же причине. Мандат агентства позволяет инспектировать объекты, если есть указания на то, что там могут находиться ядерные материалы, но оно должно, если потребуется, представить доказательства.

Иранцы в изгнании решили эту проблему в канун визита Аль-Барадеи в Иран. На пресс-конференции в Вашингтоне они заявили, что Иран испытывает центрифуги в подставной компании, которая называется Kala Electric, и даже сообщили, где примерно она находится.

Иран начал играть с МАГАТЭ в кошки-мышки. Сначала он отказал агентству в просьбе о посещении объекта. Потом, в марте 2003 года, разрешил посещение, но показал инспекторам лишь некоторые здания и не разрешил взять пробы пыли для анализа на присутствие ядерных материалов. Вскоре на спутниковых фотографиях появились грузовики, увозившие материалы с объекта.

Поиски доказательств

Американские власти, в отчаянии от того, что доказательства могли уничтожить, попросили ученых из ядерных лабораторий помочь понять, где можно найти радиоактивные следы после обеззараживания. В список, представленный учеными, были включены коврики для молитвы и резиновые части туалетных бачков.

В августе, когда МАГАТЭ наконец добилось разрешения на полную инспекцию Kalaye Electric, выяснилось, что одно из помещений полностью реконструировано: были заменены покрытия на полах, перекрашены стены, заменена плитка. Но в пробах, взятых инспекторами, все равно обнаружились следы обогащенного урана.

Тегеран оказался в сложном положении. До тех пор Иран утверждал, что строит собственные центрифуги, и никогда не испытывал их с урановым газом. Теперь Иран признал обогащение небольших количеств урана, но не до оружейной концентрации. Следы обогащенного урана, заявил Тегеран, могли быть на импортированных центрифугах. К концу октября, когда международное давление усилилось, Тегеран, по его словам, "раскрыл" МАГАТЭ свою "прошлую и нынешнюю ядерную деятельность". Он также представил список ядерных посредников, и некоторые из них оказались связанными с сетью Хана.

Скоро стало понятно, что Иран раскрыл не все. МАГАТЭ получило еще один кусочек паззла в декабре 2003 года, когда Ливия объявила, что отказывается от своей ядерной оружейной программы. Наблюдая в Ливии за отгрузкой ящиков с деталями поставлявшихся Ханом центрифуг, известных как P-1, инспекторы агентства обнаружили наклейки с именами поставщиков из иранского списка. Комплектующие были похожи на те, которые инспекторы видели в Иране, вплоть до пластиковых красных и синих контейнеров для круглых металлических пластин, которые называются дефлекторами.

У инспекторов начали возникать вопросы. Если Иран использовал тех же поставщиков, что и Сирия, получал ли он тот же ядерный набор? Ливия уже купила у Хана чертежи ядерного оружия, комплектующие и инструкции по строительству более совершенных центрифуг P-2. Под давлением власти Ирана отрицали получение чертежей оружия, но признались в том, что получили от сети Хана чертежи центрифуги P-2 в середине 1990-х годов. МАГАТЭ не верит заявлениям Тегерана о том, что с чертежами ничего не делали.

Разрушение Ираном еще одного подозрительного объекта вызвало беспокойство. В мае 2003 года Джафарзаде заявил, что на комплексе Лависан-Шиан в окрестностях Тегерана ведутся разработки биологического оружия. Осенью МАГАТЭ начало задавать вопросы о закупках для этого объекта. Вскоре спутниковые фотографии показали, что часть комплекса снесена и обломки вывезены.

Чтобы попасть на объект, агентству понадобилось больше полугода. Открыть дверь опять помогли публичные разоблачения Олбрайта и Хиндерштейн. Работая с ABC News, они обнаружили два спутниковых снимка. На первом, сделанном в августе 2003 года, был обширный комплекс, обнесенный высоким забором. На втором, сделанном в марте 2004 года, все здания исчезли, а подъездные дороги были засыпаны.

Иранские власти заявили, что на участке находился исследовательский центр, изучавший последствия радиоактивного заражения. По их словам, центр был снесен, когда участок перешел из ведения министерства обороны в ведение муниципалитета Тегерана, который хотел устроить там парк. Инспекторы сочли это неправдоподобным, но анализ проб оказался отрицательным.

В ходе инспекций Тегеран возлагает вину за секретность на США, заявляя, что Вашингтон хочет лишить его законного права использовать ядерную энергию в мирных целях.

Тем временем в США думают о том, как использовать сведения, о которых Пауэлл рассказал в ноябре. Власти говорят, что убедились в надежности источника и подлинности документов.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru