Архив
Поиск
Press digest
23 июля 2021 г.
18 марта 2009 г.

Моника Пройк | Focus

Есть ли у жертв шанс начать новую жизнь?

Большую часть своей жизни Элизабет Фритцль провела в неописуемом кошмаре. Большинство людей при таких обстоятельствах сошли бы с ума, не выдержав издевательств и мучений, продолжавшихся в течение четверти века. В одном из материалов, опубликованных на страницах немецкого Focus, обозреватель Моника Пройк при помощи экспертов пытается ответить на вопрос о том, есть ли у жертв шанс начать новую жизнь.

Как замечает психолог Кристиан Людке, женщины в большей степени, чем мужчины способны справляться с психическими травмами, эксперт даже сравнивает эту способность с колебаниями куклы-неваляшки, возвращающейся в исходное положение после принудительного раскачивания. Несомненно, в случае с Элизабет Фритцль ее стойкость подпитывалась за счет материнской любви: она хотела защитить своих детей, и это придавало ей сил.

При этом, отмечает автор статьи, эксперты едины во мнении, что подобные травматичные события не могут пройти для человека бесследно. "Прежде всего определенные запахи, которые могут напоминать о кошмаре: пищи, шампуня или одеколона отца в любое время могут напомнить о многолетнем ужасе", - отмечает психолог. При помощи гипноза и определенных упражнений на расслабление нередко удается отодвинуть негативные воспоминания на задворки памяти, предоставив освободившееся место позитивным мыслям. На базе этих двух факторов, прогнозирует эксперт, - то есть силы личности и верного обращения с собственными воспоминаниями - у Элизабет есть все шансы вернуться к нормальной жизни.

По мнению Кристиана Людке, в будущем Элизабет может ожидать и счастливая сексуальная жизнь. Важным моментом при этом, по его словам, является то, что Йозеф Фритцль запер свою дочь в подвале, когда ей было 18 лет, то есть она уже сформировалась как личность.

"Дети, - продолжает автор материала, - которые Элизабет родила от своего отца, имеют также неплохие шансы начать нормальную жизнь". Тем не менее, добавляет психолог, в отличие от матери помимо правильно подобранного лечения им необходима и новая идентичность. Речь идет о новых именах и фамилиях, а также о новом месте жительства. В этой связи Кристиан Людке упоминает о случае похищенной в 1998 году Наташе Кампуш, которой через 8 лет удалось бежать. Она открыто рассказала о времени, проведенном в плену, и ее жизнь теперь превратилась в предмет купли-продажи.

Психолог опровергает версию о том, что дети, выросшие в бункере, в результате пережитого в будущем могут превратиться в преступников. Их отец-дедушка Йозеф Фритцль, аргументируя свои поступки, рассказывал о своей матери, которая якобы жестоко обращалась с ним детстве. Это все отговорки и полная чушь, резюмирует эксперт. Йозеф Фритцль - асоциальная фигура, которой незнакомы чувства, человек, одержимый властью и сексуальными фантазиями. Как отмечает в заключение Моника Пройк, Кристиан Людке выразил удовлетворение по поводу того, что процесс над "маньяком из Амштеттена" ведут преимущественно женщины - поскольку общеизвестно, что женщины встают на сторону жертвы.

Источник: Focus


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru