Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
18 мая 2007 г.

Леонардо Коэн | La Repubblica

Россия-ЕС, саммит раздора

Не обманут ни улыбки, ни рукопожатия для официальной фотосъемки, между Путиным, одетым в повседневный костюм цвета графит, спортивной Ангелой Меркель в пиджачке из кожи северного оленя и Жозе Мануэля Баррозу без галстука, которые открыли вчера вечером саммит Россия-ЕС в Самаре, в живописном пансионате "Волжский утес". Это можно назвать знаком судьбы, поскольку речь идет о прославленном санатории, Quisisana на Волге (самый престижный отель на острове Капри, один из самых известных и лучших отелей Италии) и поскольку всем известно, что отношения Европейского союза с Россией сегодня лихорадит так, что их очень трудно вылечить. За этими бесчисленными жестами вежливости на деле скрывается глубокий кризис, сотрясающий отношения России и ЕС, несмотря на подобающие обстоятельствам речи, произнесенные ранее: и все это потому, что Москва держит под напряжением - из-за энергетического шантажа и гнева в связи с переносом памятника советскому солдату в Таллине - балтийские страны, вышедшие из сферы ее влияния.

Вчера, например, стало известно, что Кремль направил в марте приглашение министру иностранных дел Польши Анне Фотыге, которое она отклонила: как можно беседовать с тем, кого ты бойкотируешь? Для Варшавы эмбарго на экспорт мясных продуктов действительно как "акт войны", неприемлемый спор. В то же время это плавучая мина для Москвы, которая цепляется за "профессионализм" в торговле, обвиняя Польшу в том, что та направляет в Россию второсортную продукцию и саботирует договоры о стратегическом партнерстве. За мясной войной стоят давние разногласия между русскими и поляками. Но есть также и право вето, которым Варшава воспользовалась и которое обусловливает политику Брюсселя.

Иными словами, как подчеркивали вчера российские теленовостные программы, саммит в Самаре - мертворожденное дитя, он ни к чему, кроме полемики, не приведет. Максимум, о чем может идти речь, это о продлении срока действия договора, подписанного 10 лет назад, в декабре 1997 года. Очень жаль, потому что Путин на проведение этого саммита в тысяче километров от Москвы потратил 3 миллиарда рублей, еще 800 миллионов взято из регионального бюджета. К счастью, благодаря этим деньгам были отремонтированы 11 километров дороги от города Тольятти до автострады Урал. Что касается договора 1997 года, он уже не имеет никакого смысла, утверждает Москва, потому что Россия 2007 года обладает экономической мощью благодаря нефти и газу.

Две цифры объясняют тесную связь, которая объединяет (и разделяет) Россию и ЕС. 76% иностранных инвестиций в Российскую Федерацию поступили из ЕС. 57% российского экспорта направляется в Евросоюз. Эти данные указывают на то, что партнерство существует, и рынок способствовал этому в большей степени, чем политика европейского сообщества.

Таким образом, становятся понятными печальные речи Баррозу, председателя Еврокомиссии: "Союз насчитывает 27 членов. Сегодня мы принимаем решения, основываясь на принципе солидарности. Я приехал сюда, в это место, чтобы защитить европейские интересы. Честно говоря, я не ожидаю никаких ярких событий от этой встречи. В наших общих интересах иметь хорошие и конструктивные отношения". Поэтому, говорит Меркель, очередной председатель ЕС, чтобы решать проблемы, необходимо говорить "вместе". О чем-то они, Путин и Меркель, все же должны был поговорить, принимая во внимание, что Gazprom marketing and trading и Gazpromexport объявили о подписании соглашения с компанией из Люксембурга Soteg о строительстве в Германии мега-ТЭЦ стоимостью 400 млн евро.

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru