Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
18 ноября 2004 г.

Харальд Маас | Facts

Увеселительные поездки в голодную страну

"Любимый руководитель" Ким Чен Ир заманивает богатых туристов из Срединной империи в нищую, огороженную от всего мира Северную Корею азартными играми и продажной любовью. Из местных жителей доступ в особую зону имеет только обслуживающий персонал.

Китайский автобус марки "Золотой дракон" медленно подъезжает к мосту на границе. Северокорейский солдат в коричневой форме берется за автомат. "На эту ночь мы хотим найти корейских девочек", - кричит Кун, служащий из Шанхая. Туристическая группа, состоящая в основном из китайцев средних лет, ликует. Автобус направляется из северокитайского города Яньцзи в Северную Корею. Поездка до границы по ухабистой дороге занимает два часа. Позади остаются изможденные северокорейские крестьяне и полуразвалившиеся панельные постройки. Цель поездки - отель "Император" в Расоне, где находится самое необычное казино в мире.

"Добро пожаловать", - громко приветствует гостей на китайском языке гостиничный посыльный и кланяется. Значок с профилем умершего диктатора Ким Ир Сена, который должны носить на груди все взрослые северные корейцы, странно смотрится на гостиничной форме, выполненной в староанглийском стиле. Хостессы в вызывающе откровенной одежде дарят в качестве приветствия улыбки. Однако господин Кун и его спутники следуют мимо них в направлении казино, в которое можно попасть прямо из гостиничного вестибюля. В Китайской Народной Республике азартные игры строго запрещены. Поэтому каждый год тысячи китайцев отправляются в Расон. В увеселительную поездку в голодающую страну.

Гамбургеры и кока-кола

Ничего подобного гостинице "Император", построенной четыре года назад одной гонконгской инвестиционной компанией на берегу идиллической песчаной бухты, в Северной Корее не имеется. Капиталистический оазис в последнем настоящем социалистическом государстве мира, где до недавнего времени были запрещены даже крестьянские рынки. Роскошный гостиничный вестибюль отделан мраморными колоннами и искусственными пальмами. Через огромное панорамное окно открывается вид на море. Обслуживающий персонал, молодые северные корейцы с изображением Ким Ир Сена на груди, ставят на столы, накрытые белыми скатертями, гамбургеры и кока-колу - последняя является в Северной Корее символом ее заклятого врага Соединенных Штатов.

"Есть немало американцев, которые охотно приехали бы в Расон, - говорит с улыбкой госпожа Пак. - Но, конечно, они не могут приехать, потому что правительство США к нам относится очень враждебно". Госпожа Пак - кореянка, руководительница нашей туристской группы и надсмотрщица. Она внезапно предстала перед нами еще на границе и с тех пор ни на минуту не выпускает нас из виду. В этом году мы первые европейцы в Расоне, объясняет госпожа Пак. Чтобы мы ни в коем случае не вышли в город, госпожа Пак все время нашего пребывания живет в специальном корпусе гостиницы в полуподвальном этаже. Мы прибыли в страну официально, как туристы. Для получения визы мы должны были представить свои биографии. "Конечно, вы можете фотографировать, - объясняет госпожа Пак, улыбаясь, - но снимайте красивые вещи".

150 роскошных номеров гостиницы "Император" предназначены только для китайцев, которые расплачиваются твердой валютой. Северным корейцам вход сюда запрещен, за исключением служащих и руководителей туристических групп. Режим Пхеньяна по возможности старается предотвратить контакты своих граждан с внешним миром. Страх не беспочвенный. Обслуживающий персонал в ресторане, молодые северные корейцы, которые в своих черных бейсболках выглядят как американские продавцы, уже мечтают о жизни в богатом Китае. "Я с удовольствием бы выучила английский язык и работала бы на компьютере", - говорит Ким. 22-летняя девушка выглядит настолько молодо и динамично, что такую в Северной Корее больше нигде не встретить. Ким - одна из 220 северокорейских служащих, в гостиничном ресторане она работает уже четыре года. Китайский язык она выучила самостоятельно, она говорит, и глаза ее сияют. "Я с удовольствием разговариваю с китайскими гостями".

В Китай Ким, конечно, поехать не может. Китайское и японское спутниковое телевидение в гостиничных номерах для нее тоже табу. Северные корейцы имеют право смотреть единственный государственный телеканал, который, в основном, превозносит подвиги "любимого руководителя" Ким Чен Ира. "Император" - это единственная гостиница в стране, где существует порнографический телеканал. Секс занимает важное место в туристическом бизнесе, ориентирующемся на Китай. "Наши опытные массажистки сделают так, чтобы расслабился каждый сантиметр вашего тела", - гласит надпись на расположенной в гостиничном подвале сауне. Ночью молодые кореянки с сильно накрашенными лицами сидят в соседнем караоке-баре и улыбаются мужчинам.

"Вонючие карты"

"Ну их к черту!, - кричит господин Ван и в сердцах бросает на стол свои карты, - вонючие карты!". Ван приехал в Расон из северокитайского города Шеньян, чтобы два дня поиграть в казино. "Я уже проиграл 300 долларов", - говорит он. Казино, большой зал с ковровым покрытием, открыто круглые сутки. Уже после обеда занята половина столов. В основном, здесь играют в баккара и блэкджек. У входа в несколько рядов стоят "однорукие бандиты", которые, судя по всему, прибыли в Северную Корею, уже отслужив свое в Соединенных Штатах. На автоматах надписи Nevada Nickels и Money Maker. Два молодых китайца, каждый с сигаретой в руке, опускают в щель монеты. Как и почти все остальные гости, они прибыли в составе туристической группы. Виза и две ночи в гостинице стоят 750 юаней. Они не видели ни Расон, ни его окрестностей. "Мы здесь только, чтоб играть", - объясняет один из них.

Это азарт, который, несмотря на все трудности, тянет китайцев в Северную Корею. Чтобы приехать в Расон, китайцы должны получить выездную визу. В маленьком домике на границе северокорейские солдаты просвечивают все сумки. Из страха перед шпионами Северная Корея строго запрещает ввоз мобильных телефонов. Поскольку в этой стране все радиоприемники настроены исключительно на прием государственных пропагандистских радиостанций, приемники провозить тоже нельзя. Нас на таможне проверяют целый час. Один солдат нас ощупывает. Другой подозрительно перелистывает наши журналы и книги. Затем каждое печатное издание вносится в список. Таким образом режим препятствует проникновению в страну информации, не прошедшей цензуру.

Гостиница "Император" обязана своим существованием умершему диктатору Ким Ир Сену и Организации Объединенных Наций. В 1994 году, за три года до его смерти, "великий руководитель " и отец сегодняшнего диктатора объявил города Рачжин и Сонбон свободными экономическими зонами. В надежде, что Северная Корея повторит путь китайских экономических реформ, ООН в своей программе по развитию (UNDP) предложила план по созданию свободного торгового пространства между Северной Кореей, Китаем и Россией. Режим Пхеньяна объявил область "зоной свободной торговли Рачжин-Сонбон" и пригласил туда инвесторов.

Непрозрачные дела

Вскоре планы рухнули. Северокорейские кадры, хотели получать деньги из-за границы, но не желали вкладывать средства в дорожные работы и иные объекты инфраструктуры. По некоторым оценкам, до 2000 года в зону, тем временем переименованную в Расон, в качестве инвестиций поступило всего 35 млн долларов. Только гонконгская компания Emperor Group, многопрофильная инвестиционная фирма, решилась на крупные инвестиции, построив гостиницу и казино. Инициатором этого дела был Альберт Юн, один из самых богатых и могущественных магнатов Гонконга. Юн в прошлом году по обвинению в коррупции некоторое время провел в тюрьме. Дела в северокорейском казино тоже непрозрачны. Платить здесь можно только наличными, китайскими юанями или долларами, говорят, что сюда приезжают, в основном, с "грязными" китайскими деньгами. Рассказывают, что глава одной китайской нефтяной компании из Яньцзи проиграл в казино 300 тысяч долларов. "Потом он повесился в подвале гостиницы", - поведал нам один китаец, который регулярно ездит в Расон.

Экскурсия по городу проходила ранним вечером. Госпожа Пак настаивает на том, чтобы мы ехали на автобусе. Во многих прямоугольных панельных домах нет света, машин на улицах очень мало. Мы видим бедно одетых корейцев, которые, судя по всему, преодолевают длинные расстояния пешком. Наш первая остановка - магазин, где продаются книги на иностранных языках. В темном помещении за запыленными витринами лежат произведения двух Кимов, двух диктаторов. Самый свежий план города был выпущен в 1996 году. Когда мы хотим пройтись по городу пешком, госпожа Пак снова пытается посадить нас в автобус. Но все же она позволяет нам заглянуть на рынок. На маленьких одеялах, расстеленных на земле, старые женщины продают овощи. Рядом лежат батарейки, мыло и другие предметы обихода из Китая. По сравнению с большинством стран, где царит голод, снабжение в Расоне хорошее.

В казино тем временем царит оживление. Уже несколько часов китайские гости сидят за игровыми столами, курят и ругаются. Чтобы они не уставали, два корейца разносят колу и чай. У входа в казино, когда туда тайком попытались проникнуть два северных корейца, завязалась драка. "Это сумасшедшая страна. Они все еще живут при культурной революции", - говорит один китайский бизнесмен.

Следующим утром наш спутник Кун выиграл тысячу долларов. "Но с девочками, к сожалению, ничего не вышло", - говорит он и трет от усталости глаза. Госпожа Пак с раннего утра сидит в гостиничном вестибюле, чтобы помешать нам снова выйти в город. Перед отъездом она хочет получить с нас деньги за вчерашнюю автобусную экскурсию. Платить надо в юанях. Сколько мы ей должны, спрашиваем мы. "Чем больше, тем лучше", - отвечает проверенный кадр.

Источник: Facts


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru