Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
18 октября 2004 г.

Стивен Сестанович | The Washington Post

Путинские двойные стандарты

В разгар террористических атак в России президент Владимир Путин неоднократно осуждал то, что он называет западными "двойными стандартами". Американцы и европейцы наносят жесткие ответные удары, когда их атакуют, говорит он. Он делает то же - и ожидает нашей поддержки.

Путин прав: мы должны хотеть, чтобы другие боролись с терроризмом так же целеустремленно, как и мы. Но он ошибается в том, что Россия - это жертва двойных стандартов. Россия в выигрышном положении. Путинские контртеррористические усилия оцениваются более снисходительно, чем усилия других стран, и в результате ее собственные граждане - и наши тоже - находятся в меньшей безопасности.

Если это кажется невероятным, проведите простой мысленный эксперимент. Представьте себе, что два самолета, которые взорвались после того, как взлетели из московского аэропорта в конце августа, на самом деле вылетели из Баку, столицы Азербайджана. И представьте себе международный скандал, который вспыхнул бы, узнай мы, что террористы-самоубийцы попали на борт самолета с помощью взяток. Азербайджан оказался бы под мощным давлением с требованием исправить этот колоссальный институционный недосмотр и доказать, что он - не государство-неудачник.

Или представьте себе, что террористы захватили детей в заложники в маленьком городке на Украине и после нескольких дней официальной лжи инцидент окончился рукопашной схваткой между террористами и полуобученной местной милицией, солдатами нерегулярной армии и добровольцами, в результате чего гибнут сотни детей. Представьте себе, что Украина (как и Россия) плохо организовывала спасательные операции в предыдущих террористических актах.

Другие правительства, естественно, испытывая глубокое сочувствие, настаивали бы при этом, что фиаско будет повторяться до тех пор, пока не будут реформированы украинские коррумпированные, жестокие и некомпетентные правоохранительные органы. Неужели не было бы очевидно, что государство, которое так плохо решает собственные проблемы, ставит под угрозу всех, кто находится по соседству?

Конечно, требование реформирования чужого правительства - это вызов его суверенитету, и, как и мы, Россия сопротивляется такого рода давлению. Ее взгляд таков: мы разбираемся с беззаконием в своей стране, а вы - в своей. И все же два бывших советских государства, Грузия и Молдова, обвиняют Россию в гораздо большем нарушении их суверенитета: в сохранении присутствия российских войск на их территории без их на то желания и в обеспечении военной защиты сепаратистских группировок, которые правят целыми областями в каждой из стран.

Грузия и Молдова жалуются, что эти районы стали центрами контрабанды, незаконной торговли оружием, торговли людьми и наркотиками, превратились в зоны беззакония, которые мы теперь считаем потенциальными рассадниками терроризма. Попытки что-то сделать в этом направлении длятся годами, но ни одна из стран не смогла заставить россиян уйти.

Чтобы увидеть, насколько странно выглядит позиция России, проведите еще один мысленный эксперимент. Предположите, что сепаратистов в Молдавии и Грузии поддерживают два других соседа, Румыния и Турция. Эти союзники США могут заявить, что у них есть исторические и этнические связи с этими территориями, или, возможно, что они не могут найти подходящего места для дислокации войск на своей территории, или что их вывод ущемит их национальную гордость. Показалось бы что-то из вышеприведенного убедительными причинами?

Ни Румыния, ни Турция не смогли бы нарушать права своего соседа без серьезного ущерба своему положению на международной арене. Если бы это сделала Румыния, ее не приняли бы в НАТО в прошлом году, а Турцию не пригласили бы в начале этого месяца к участию в переговорах по вступлению в ЕС. Путин должен дивиться тому, что он один-единственный может поддерживать сепаратизм в соседних государствах, не платя за это никакой цены - и все равно жаловаться на двойные стандарты.

Тот факт, что Россия получает преимущества от двойных стандартов, не значит, что Путин ошибается насчет проблемы, которая беспокоит его больше всего: его неудачных усилий по сдерживанию чеченского сопротивления, которое теперь, похоже, в состоянии наносить удары и в самой России. Все государства имеют право контролировать собственную территорию, и во время десятилетия насилия в Чечне ни США, ни европейские правительства никогда не оспаривали это право России.

И снова нам может помочь мысленный эксперимент. Представьте, что какое-то другое правительство начало такие же безжалостные, разрушительные военные действия против боевиков, которые хотят собственного государства, однако, несмотря на десятки тысяч погибших, сотни тысяч беженцев и полное разрушение бесчисленных городов и поселков, волна террористических актов находится на подъеме. Как отреагировали бы на это другие страны?

Многие могут беспокоиться, что эти провалившиеся усилия в итоге станут угрозой и для них. Другие наверняка подумают о составлении международной "дорожной карты" по разрешению этого конфликта. Они, вне всякого сомнения, потребуют составления заслуживающего доверия плана местной реконструкции и призовут к международному надзору за его реализацией. Они могут начать сомневаться в аргументе о том, что с противной стороны нет никого, с кем можно вести переговоры. Третьи начнут изучать возможность установления контактов с представителями сопротивления, не связанными с терроризмом, - и могут даже подумать о предоставлении им ограниченной технической помощи.

Это не обязательно будут полезные или разумные шаги для Чечни. Однако нами должно управлять благоразумие, а не страх того, что мы несправедливо применяем двойные стандарты по отношению к другу, попавшему в беду. Россия - это друг в беде и при этом великая страна, чтобы зависеть от особых милостей. Однако мы относимся к ней с "мягкой приверженностью и низкими ожиданиями", как однажды сказал президент Буш по другому поводу. Нам это не идет на пользу, а России помогает еще меньше.

Автор - представитель Совета по международным отношениям, профессор международной дипломатии в Колумбийском университете. Он был специальным посланником США в бывшем Советском Союзе с 1997 по 2001 год.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru