Архив
Поиск
Press digest
27 октября 2020 г.
18 октября 2006 г.

Джеймс Моррисон | The Washington Times

Канарейка в шахте

"Я был как канарейка в шахте и не мог оставаться, когда начал чувствовать, что больше не приношу пользы".

Российский экономист Андрей Илларионов так лаконично объясняет, почему он ощутил потребность уйти в отставку в декабре после пяти лет в должности главного советника президента Владимира Путина по экономическим вопросам. Уход Илларионова, которого часто считали самым громким голосом в поддержку рыночных реформ в России, стал серьезным ударом по имиджу правительства Путина.

45-летний уроженец Санкт-Петербурга только что был назначен старшим сотрудником Центра по глобальной свободе и процветанию института Cato в Вашингтоне. Этот центр занимается изучением связей между экономическим освобождением и политическими свободами, правами человека и развитием во всем мире.

На беглом английском он говорил о своей красочной карьере и новой должности во время обеда с редакторами и авторами Washington Times на прошлой неделе. Он планирует делить свое время между США и Россией.

Илларионов был в центре российской экономической политики с тех пор, как в 1991 году распался Советский Союз. Он был частью команды экономических реформ практически с того момента, как такая команда впервые была собрана премьер-министром Егором Гайдаром в самом начале посткоммунистического периода. Он был советником премьер-министра Виктора Черномырдина в середине 1990-х, а после периода, когда Илларионов руководил собственной научно-исследовательской организацией, Путин убедил его вновь вернуться в правительство в 2000 году.

Он отказывается обсуждать свои личные отношения с Путным и свои советы, но твердо говорит, что демократические свободы по крайней мере в последние пять лет оказались под ударом.

"Причины моей отставки носят политический, а не экономический характер, - говорит он. - Невозможно был закрывать глаза на то, как мы скатывались к статусу несвободной страны, хотя я в своих выступлениях неоднократно поднимал этот вопрос. Осуществлялась организованная кампания против всех демократических институтов, начиная от СМИ и политических партий и заканчивая частным бизнесом и религиозными организациями".

Илларионов сыграл критическую роль в успешном продвижении России к полному членству в "большой восьмерке", но говорил, что членство в G-8 не отвечает направлению политических реформ в Москве. Поворотным пунктом, говорит он, была кампания Кремля против главы ЮКОСа Михаила Ходорковского в 2003 году, в результате которой критик Путина оказался в тюрьме, а его компания - под государственным контролем.

"Лично я очень много вложил в рыночные реформы в России и в то, чтобы сделать ее открытой для мира, - говорит Илларионов, - но я чувствовал, что могу играть эту роль, только если вся страна в целом движется в верном направлении".

"Быть экономическим советником диктатуры слишком высокая цена, поэтому я подал в отставку", - говорит он.

Президент института Cato Эдвард Крейн пригласил Илларионова потому, что он "был голосом правды в стенах Кремля".

"Он один из самых смелых людей, которых я когда-либо знал лично", - говорит Крейн.

Илларионов говорит, что его работа в вашингтонском институте будет в основном связана с проблемами свободных рынков и экономических свобод в России и других странах, в том числе в Китае.

"Один из уроков, которые я усвоил в России, заключается в том, что свобода - это нечто неделимое, - говорит он. - Если свобода умирает в одной стране, то и другим странам приходится за это расплачиваться. А теперь несвободные страны начали объединяться, что создает для нас более серьезную угрозу, чем когда-либо в прошлом".

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru