Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
18 октября 2013 г.

Джеймс Райзен | The New York Times

Сноуден утверждает, что прибыл в Россию без секретных документов

Эдвард Сноуден утверждает, что не взял с собой никаких секретных документов Агентства национальной безопасности (АНБ) США, когда в июне этого года бежал из Гонконга в Россию. Об этом говорится в статье The New York Times, посвященной его высказываниям в ходе онлайн-интервью, которое он дал в этом месяце. Сноуден также уверяет, что сумел защитить всю информацию от китайской разведки.

Разоблачитель объяснил: прежде чем отправиться в Москву, он передал весь архив секретных материалов журналистам, с которыми встретился в Гонконге. "В чем особый смысл возить с собой еще одну копию?" - пожимает плечами бывший разведчик.

По словам Сноудена, ему удалось защитить все данные от атак китайских хакеров, поскольку он прекрасно знаком с их методами работы и даже вел в АНБ курс по противодействию китайской киберразведке.

"Шансы на то, что русские и китайцы получили хоть какие-то документы, равны нулю", - не сомневается экс-сотрудник ЦРУ.

Сноуден искренне полагает, что спровоцированное им общественное обсуждение полномочий разведки принесло пользу государственной безопасности США, продолжает корреспондент. "Дальнейшее пребывание этих программ под покровом секретности - куда большая угроза, нежели их разоблачение", - уверен он.

Мысль о том, чтобы сотрудничать с русской или китайской разведкой, даже не приходила ему в голову, утверждает Сноуден. К тому же, выдай он китайцам хоть какую-то информацию, из АНБ тут же посыпались бы заявления о нанесенном ущербе. Однако "анонимные и бывшие сотрудники не сказали ни слова, кроме "мы думаем", "может быть", "есть основания полагать", - цитирует его издание.

В интервью The New York Times бывший подрядчик АНБ признался, что мысль предать огласке секреты спецслужб посетила его еще в пору работы в отделении ЦРУ в Женеве. Именно там у него появились первые сомнения по поводу разведсообщества. Там же он пришел к выводу, что жалобы начальству не изменят ситуацию. Если бы он обратился к руководству агентства, его "усилия были бы похоронены навсегда", а сам он "дискредитирован и уничтожен", поскольку "о нарушениях приходится докладывать тем, кто больше всех в них виноват".

Окончательное решение действовать Сноуден, по его собственному признанию, принял еще в 2009 году, после того как случайно наткнулся на документ о несанкционированном прослушивании: "документ был слишком секретным, чтобы находиться там, где он находился", и "любопытство взяло верх", говорит он.

Эдвард Сноуден признал, что эффект от его поступка был гораздо значительнее, чем он ожидал. Он также отметил, что никак не контролирует работу журналистов, получивших от него документы.

Он отказался говорить о своей жизни в России, уточнив лишь, что не находится под контролем правительства и может свободно передвигаться, заключает корреспондент Джеймс Райзен.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru