Архив
Поиск
Press digest
4 августа 2020 г.
18 апреля 2006 г.

Эндрю Крамер | The New York Times

Россия слишком зависима от экспорта нефти, предупреждает Всемирный банк

Российский экономический рост маскирует тревожные признаки, характерные для экономики, основанной на нефти, говорится в докладе Всемирного банка, опубликованном в понедельник.

Доклад, в целом нейтральный, подтвердил опасения, что Россия излишне полагается на нефтяной экспорт, позволяя производственному сектору чахнуть. Страна является вторым крупнейшим в мире производителем нефти после Саудовской Аравии.

В докладе отмечается, что энергетический сектор и продажи потребительских товаров сильны, объем промышленного производства выравнивается и достиг стадии плато после нескольких лет роста, которому способствовал благоприятный обменный курс, сложившийся после финансового кризиса 1998 года.

По оценке банка, рост валового внутреннего продукта в России в 2005 году составил 6,4%, тогда как годом раньше он достиг 7,2%. Однако промышленное производство выросло всего на 4%, при росте в 8,3% годом раньше.

"Значительная часть производственного сектора демонстрировала заметное замедление экономического роста в 2005 году по сравнению с 2004 годом", - говорится в докладе, последнем в серии, опубликованной московским отделением банка.

В основе проблем лежит сильный рубль. Он неожиданно стал твердой валютой благодаря нефтяному экспорту. Теперь директора заводов должны платить рабочим и расплачиваться за поставки дорогими рублями, что подрывает их конкурентоспособность. Нефтяная экономика стимулирует инфляцию, которая в прошлом году составила 10,9%.

Этот парадокс хороших времен получил название "голландской болезни" по аналогии с тем, что произошло в Нидерландах в 1960-е годы, когда в Северном море был открыт газ. Доклад дает основания думать, что ее симптомы уже появились и в России.

Замедление промышленного роста является также показателем отсутствия инвестиций, отдельной проблемы, подтачивающей экономику много лет из-за политической неуверенности и высоких корпоративных налогов, считают авторы доклада и независимые экономисты.

Например, средний возраст оборудования российской сети электропередачи 25 лет, а в США - семь, отметил Ярослав Лиссоволик, главный экономист московской Объединенной финансовой группы. Неэффективность, поломки и высокая стоимость технической поддержки способствуют замедлению промышленного роста.

"По промышленному сектору бьет отсутствие инвестиций", - заявил Лиссоволик.

Но Россия аккумулирует наличность за счет нефтяных доходов. Страна создала специальный фонд, откладывая выручку от нефти, проданной дороже 27 долларов за баррель.

Банк рекомендовал Москве вложить средства фонда в акции и бонды за пределами России. В настоящее время средства, на 1 апреля составившие 61 млрд долларов, хранятся на рублевом счету в Центральном банке.

Фонд иногда называют страховочной сеткой российского бюджета на случай падения нефтяных цен. Российские власти не хотят инвестировать за границей и из страха, что иностранный суд может заморозить деньги по какому-нибудь иску.

Инвестируя средства фонда в акции, как это делает Норвегия, Россия могла бы заработать еще 818 млрд долларов к 2030 году, когда фонд, по оценке банка, составил бы 2,3 триллиона долларов в соответствии с экономической моделью, прогнозирующей постепенное снижение нефтяных цен до 40 долларов за баррель.

"Будущие историки будут судить об экономической политике нынешнего российского правительства по эффективности управления растущим нефтяным богатством страны", - говорится в докладе.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru