Архив
Поиск
Press digest
17 января 2020 г.
18 апреля 2014 г.

Адам Тэйлор | The Washington Post

Путин заверил Сноудена, что Россия не ведет массовую слежку за своими гражданами. Вот как в действительности обстоит дело

По мнению журналиста The Washington Post Адама Тэйлора, одним из наиболее сюрреалистичных моментов в ходе прямой линии Владимира Путина стало появление Эдварда Сноудена. Разоблачитель Агентства национальной безопасности США спросил у президента, применяет ли Россия методы массового сбора информации. Ответ Путина был твердым: мы этим не занимаемся.

Глава российского государства отметил, что для начала слежки в отношении конкретного человека спецслужбам требуется разрешение суда. "И поэтому массового характера, не избирательного, у нас нет и в соответствии с законом быть не может", - заявил Путин. "Но самое главное, что все-таки у нас специальные службы, слава богу, находятся под строгим контролем государства, общества, и их деятельность регламентирована законом", - добавил он.

Президент выглядел уверенным в ответе, но соответствует ли сказанное им действительности? - задается вопросом автор. Не совсем, отвечает главный редактор сайта agentura.ru Андрей Солдатов.

По словам эксперта, у России имеется собственный аналог американской PRISM. Он называется СОРМ и существует с 1995 года. Собеседник издания также обращает внимание на три ключевых пункта в словах российского лидера, которые он называет "полуправдой" или "ложью". Во-первых, Путин заявил, что для начала слежки сотрудникам ФСБ требуется разрешение суда. В теории дело так и обстоит, но на практике ордер показывать не обязательно: у телекоммуникационных компаний и интернет-провайдеров все равно нет нужной категории допуска к секретной информации.

Во-вторых, Путин намекнул, что российская Госдума осуществляет парламентский надзор над ФСБ. Это не так, утверждает Солдатов: в Думе существует Комитет по безопасности, однако на деле спецслужбы перед ним не отчитываются.

Наконец, Путин отметил, что "и технических средств у нас таких и денег у нас таких нет, как в Соединенных Штатах". Это не совсем верно, считает Солдатов. Крупнейшее ограничение слежки ФСБ в том, что российские системы коммуникаций, к примеру - соцсеть "ВКонтакте", в отличие от американских, редко используются за рубежом. Это дает США очевидное преимущество, но не имеет отношения к дискуссии о внутренней массовой слежке.

Появление Сноудена на мероприятии, которое многие назвали бы пропагандистским, вызвало критику его мотивов. Так, профессор Нью-Йоркского университета Марк Галеотти назвал его вопрос "глубоко лицемерным". Солдатов с ним не согласен. "Это хорошо, - заявил он изданию. - До сих пор Сноуден и Гринвальд (журналист Гленн Гринвальд, сотрудничающий со Сноуденом. - Прим. ред.) отказывались говорить о слежке в России. Вместо этого они говорили, что выбрали эту страну не из-за ее внутренней политики, а потому что она не выдаст Сноудена". Солдатов надеется, что теперь в России начнется дискуссия, подобная той, которую разоблачения Сноудена вызвали в США.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru