Архив
Поиск
Press digest
29 мая 2020 г.
18 августа 2008 г.

Сабрина Тавернайз, Мэтт Зигель | The New York Times

На контролируемых российской армией территориях западным СМИ чинятся препятствия

Российские власти серьезно ограничивают или вовсе запрещают доступ западных журналистов в разграбленные и сожженные селения, расположенные на контролируемых российскими войсками территориях Южной Осетии и Северной Грузии, тем самым делая независимую оценку последствий разразившегося здесь насилия практически невозможной.

Иностранных журналистов, работающих в контролируемой Россией части зоны конфликта, привозят в грузовиках, автобусах и бронетранспортерах из российского Владикавказа в столицу Южной Осетии - Цхинвали, но остановиться и посетить встречающиеся по дороге деревни им не разрешают.

Российская сторона утверждает, что ограничения направлены на обеспечение безопасности иностранных журналистов. Осетины якобы злы на Запад, поскольку считают, что в данном конфликте он принял сторону Грузии, и посещать деревни без сопровождения, по словам российских официальных лиц, небезопасно.

Это не отвлеченный теоретический вопрос. Россия утверждает, что Грузия устроила в Цхинвали геноцид. Грузины, в свою очередь, обвиняют в умышленных чистках русских и осетин. Из-за того, что российские власти не пускают в данные регионы иностранных журналистов, ни одно из этих утверждений не поддается независимой проверке.

Секретарь Совета национальной безопасности Грузии Александр Ломая в воскресенье заявил, что российская сторона участвует в спасательной операции, в частности эвакуирует из разрушенных деревень пожилых людей. Но заявлением о геноциде Россия, по его словам, загнала себя в угол.

"Теперь они не могут рассказать, что произошло на самом деле, - сказал он. - Как им объяснить внешнему миру, что никаких тысяч жертв на самом деле не было?"

Российских журналистов в свободе передвижения не ограничивают. Дмитрий Стешин, корреспондент ежедневной российской газеты "Комсомольская правда", в субботу проехал через выжженные деревни. Ни на одном КПП его не остановили. Он был шокирован масштабом разрушений.

"Они просто не хотят, чтобы вы увидели, что все грузинские дома сожжены дотла, - сказал он. - Вот на самом деле и все".

Иностранным журналистам позволяют ездить только под конвоем и наблюдать за происходящим через окно БТР. 12 августа, когда разграбление достигло серьезного размаха, но обвинения в мародерстве и этническом насилии в грузинских деревнях еще не выдвигались, им разрешали обозревать окрестности с брони БТР. Но несколько дней спустя лавочку прикрыли: чиновники ссылались на соображения безопасности.

Даже российские журналисты жалуются на наложенные на них ограничения. "Я, правда, думаю, что проблема не в Кремле, - сказал один российский журналист в Цхинвали, ввиду деликатности вопроса согласившийся говорить лишь на условиях анонимности. - В самом начале, пока войска не получили здесь подавляющего преимущества, доступ к информации для всех был значительно проще".

В правительстве не все довольны тем, что западным журналистам чинятся препятствия. Кремлевский чиновник, просивший не называть своего имени, поведал о существующих закулисных противоречиях. "Это вопрос менталитета, - сказал он. - Если бы все зависело от меня, вы бы уже завтра оказались в этих деревнях".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru