Архив
Поиск
Press digest
6 декабря 2019 г.
18 декабря 2013 г.

Андре Ропер | L'Express

Славный господин Путин

"После 20 лет забвения, последовавших за распадом СССР и тревог посткоммунистического периода, Россия вновь входит в группу великих держав, и этим она главным образом обязана действиям президента Владимира Путина", - пишет историк Андре Ропер в блоге L'Express.

На Западе у него, безусловно, не лучшая репутация. "При всем при этом следует признать, что холодная, если не циничная, "реальная политика" принесла плоды, и Россия, которой еще недавно слегка пренебрегали, вновь стала незаменимой в масштабах всего мира", - признает автор.

"Ясно одно: вопреки надеждам, которые могли возникнуть после крушения коммунизма, Россия ни в коей мере не переняла методы и дух демократии в западной трактовке", - говорится в статье.

Чем же это объясняется - действиями группы лиц у власти в заданных обстоятельствах или историческими и культурными факторами?

"Если взглянуть на историю этой великой страны, приходить признать, что к началу XXI века у России практически не было опыта подлинной демократии", - говорится в статье.

Дело в том, что молодое русское государство выбрало моделью для подражания Византийскую империю, от которой получило православное христианство и преемницей которой стало себя называть, напоминает Ропер. В 1547 году великий князь Московский Иван IV Грозный торжественно провозгласил себя "царем" (цезарем) и выбрал в качестве герба византийского двуглавого орла.

"Это наследие не прошло бесследно, - уверен автор. - По образцу византийского императора русский царь был не просто абсолютным сувереном в рамках "божественного права", каким до 1789 года оставался, например, король Франции, а земным воплощением божественного всемогущества, викарием Христа. Будучи светским государем, он также осуществлял руководство Православной церковью, сочетая, если угодно, в одном лице обязанности императора и Папы Римского - явление, которое историки называют "цезарепапизм".

"Несомненно, необходимо принимать во внимание видение человека в православии, которое делает упор на слабость людей, их уязвимость к искушению, непреодолимую тягу к греху", - подчеркивает Ропер. В дальнейшем это сильно повредило идее демократии: "что хорошего может выйти из единения множества бессильных воль, подверженных пороку и заблуждениям?"

"Как могло русское общество, отягощенное подобным прошлым, приобрести за пару десятилетий политические рефлексы, свойственные Западу, у которого за плечами два века демократических опытов и другие культурные столпы? - задает риторический вопрос историк. - После бедственного десятилетия, которое последовало за распадом Советского Союза и было связано с именем несчастного Бориса Ельцина, режим Владимир Путина вписывается в знакомую схему сильного, централизованного, персонифицированного государства - в соответствии с вековыми традициями России".

"Парадоксальным образом (по крайней мере, на наш взгляд) он представляет собой самую либеральную и открытую политическую систему за всю историю страны, поскольку разрешена многопартийность и допускается определенная (пусть и весьма ограниченная) свобода самовыражения", - отмечает автор.

"То, что истина по эту сторону Пиренеев, становится заблуждением по ту", - писал Паскаль. "Русский мир рискует еще долго оставаться непостижимым для нашего европейского ума", - подытоживает Ропер.

Источник: L'Express


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru