Архив
Поиск
Press digest
9 декабря 2019 г.
18 декабря 2017 г.

Обзор прессы | InoPressa: тема дня

Нечеткие сигналы показательного суда над Улюкаевым

Бывший министр экономразвития понесет очень суровое наказание, пишут СМИ, но что обнажил этот странный процесс? Понятно, что грань между "изысканными колбасками" и взятками в России размыта, а доказательства для российского суда - не главное. Но что означают двусмысленные комментарии Путина? Наблюдатели допускают, что он "экспериментирует с отстраненным лидерством", и опасаются "простора для злоупотреблений правосудием" со стороны его приближенных.

"Планомерные российские военные операции на Украине и в Сирии, а также обвинения во вмешательстве в американские выборы придали Путину флер таинственности и монолитности власти", - пишет журналист The New York Times Эндрю Крамер. Однако суд над экс-министром экономического развития Алексеем Улюкаевым "приподнял завесу над внутренней борьбой в Кремле".

Улюкаева автор статьи характеризует как "видного представителя либерального крыла в российском правительстве", а Игоря Сечина - как "бывшего офицера военной разведки и давнего компаньона Путина".

"Хотя суд встал на сторону Сечина, сухим из воды он не вышел. Вопреки его возражениям, слушания проводились в открытом режиме, и это вскрыло подробности оперативного эксперимента, а также отношений внутри кремлевской элиты - таких, как обычай дарить роскошные подарки", - пишет журналист.

Крамер отмечает, что Путин на ежегодной пресс-конференции "отчитал" Сечина за игнорирование судебных повесток. "Сечин мог бы и прийти в суд, чего здесь такого?" - сказал Путин. При этом он отчасти защитил Сечина, заявив, что нарушения закона в отказе давать показания не было.

"Бывший министр экономического развития России Алексей Улюкаев приговорен к серьезному сроку заключения. Действительного победителя в этой судебной интриге, однако, нет", - пишет Беньямин Трибе в Neue Zürcher Zeitung.

"Судебный процесс против Улюкаева с самого начала производил впечатление интриги, инициированной кремлевским окружением, но развивался он необычно. Под конец даже казалось, что ввиду множества пробелов в доказательствах подсудимый может покинуть зал с условным наказанием", - говорится в статье.

Покупка "Роснефтью" государственного пакета акций "Башнефти" была в структурно-политическом смысле "в высшей степени сомнительной" сделкой, отмечает Трибе. "Улюкаев в кремлевской иерархии не имел достаточно власти для того, чтобы самостоятельно препятствовать сделке, которую неофициально одобрил Путин. Это обстоятельство, а также "небольшой" размер взятки и тот факт, что Улюкаев якобы хотел взять ее наличными и собственноручно, являются странностями данной истории", - считает автор.

"Если процесс задумывался как демонстрация власти Сечина, возможно, этим можно объяснить приговор, однако не само разбирательство", - отмечает журналист. Заседания проводились открыто и "обнаружили явный недостаток доказательств" обвинения. Сечина четыре раза вызывали в суд как свидетеля обвинения, и четыре раза он не являлся.

"Такое "виляние" было исключительно неприятным для человека, который предпочитает действовать за кулисами и которого многие наблюдатели считают вторым по влиятельности "кукловодом" в стране. Самый влиятельный человек, Путин, тоже проявил определенную двойственность", - пишет Трибе, также приводя его ответ на пресс-конференции.

"Доказательства в российских судебных процессах не являются главным критерием", - продолжает журналист. На его взгляд, и в данном деле "мера наказания заметно контрастирует с выявленным в ходе разбирательства". Многих аналитиков данный процесс оставляет в растерянности: кто, кем и насколько успешно управлял в данном случае?

В последнем слове Улюкаев сказал: "Не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе". Он может зазвонить по любому из зрителей". Точного адресата этих слов экс-министр не назвал.

"Сама по себе история необычайная: она подразумевала, что правительственный министр регулярно вымогал взятки или, во всяком случае, принимал как должное подарки за продвижение интересов компаний, - комментирует вердикт суда обозреватель BloombergView Леонид Бершидский. - Она также выставила напоказ способность Сечина свергнуть ключевого члена правительства - Улюкаев был уважаемым технократом во главе компетентно управляемого экономического блока российского правительства".

Улюкаев приговорен к восьми годам тюрьмы с возможностью УДО через пять лет без малого. "Однако Сечин победил не благодаря вмешательству Путина - иначе не было бы неловкой публичности, опубликованных расшифровок разговоров Сечина и направленных ему повесток в суд", - считает Бершидский.

"Запад по-прежнему воспринимает Россию как место, где все решения принимает Путин, - пишет Бершидский. - Однако, как кажется, Путин уверен, что система, которую он выстроил, имеет достаточные сдержки и противовесы, чтобы надежно работать в его интересах вне зависимости от того, какая из лояльных групп или какая персона выиграет (...). Система, годами граничившая с абсолютной монархией, начинает напоминать более современную декоративную монархию с неожиданным поворотом: относительно пассивный Путин может вмешаться, но предпочитает этого не делать".

Эта возможность вмешательства сдерживает соперничающие лагеря, продолжает обозреватель, однако это может незаметно улетучиться, если "могущественные игроки, такие как Сечин, привыкнут не оглядываться на его реакцию". "Путин, вероятно, будет демонстрировать время от времени свою власть, чтобы держать их в тонусе, - рассуждает Бершидский. - Пока он экспериментирует с отстраненным лидерством - возможно, это прелюдия к переходу к менее активной роли в 2024 году".

Иск к бывшему министру экономики Алексею Улюкаеву и ход судебного разбирательства были очень странными, но они демонстрируют истинный характер путинской России, пишет в статье, опубликованной The National Interest, Сергей Алексашенко, экс-зампред ЦБ РФ, экс-заместитель министра финансов РФ, ныне старший научный сотрудник Brookings Institution (США).

По словам автора, большинство экспертов сходится в том, что Улюкаев наказан не за взяточничество, а за что-то другое.

"По одной версии, решение о наказании Улюкаева было принято Владимиром Путиным лично", - говорится в статье. Возможные причины - резкая критика Путина Улюкаевым по телефону. "Либо, возможно, какие-то его действия были восприняты Путиным как гнусное личное предательство - например, вывод личных финансовых активов из России, или откровенные разговоры с иностранными дипломатами, или финансовая поддержка оппозиционных политиков", - пишет Алексашенко.

"Вторая версия гласит, что арест Улюкаева был инициирован и срежиссирован лично Сечиным. Есть и третья версия: деньги, полученные Улюкаевым при посещении "Роснефти", были просто неформальным бонусом для его министерства. На Путина могло оказать дополнительный нажим то, что Улюкаев не очень резко, но постоянно заявлял, что западные санкции вредят российской экономике и Россия должна вести переговоры, чтобы добиться их отмены.

Выводы Алексашенко: 1. В России отсутствуют верховенство закона и независимый суд. 2. Путин, по-видимому, делегирует приближенным свои полномочия по контролю над судебной системой и, следовательно, влияние на решения судей, и это создает простор для злоупотреблений правосудием со стороны многих лиц, вхожих к Путину. 3. Репрессии в России переключаются на новые мишени. 4. Лояльность и личная преданность Путину не могут защитить чиновника в случае конфликта с лицами из ближайшего окружения Путина.

В том, что Сечин игнорировал вызовы в суд, корреспондент Le Temps в Москве Эммунуэль Гриншпан усматривает знак, выдающий неравное соотношение сил между министром и другом Путина. На вопрос одной журналистки об увертках его друга Путин ответил, не скрывая своей привязанности: "Сечин мог бы и прийти в суд, чего здесь такого? Но, насколько я себе это представляю, закон здесь ни в чем не нарушен".

Суровость наказания заставила содрогнуться весь российский политический класс, продолжает Гриншпан. Оппозиционер Алексей Навальный, который вовсе не питает нежных чувств к Улюкаеву, сказал, что он шокирован: "8 строгого. Ничего себе. Я сильно ошибся с прогнозом". Со стороны приверженцев существующего режима тоже нет особого доверия к официальной версии, отмечает журналист.

"Нет. Улюкаев взятку у Сечина не мог вымогать, он не сумасшедший. Знает, что Сечин пользуется доверием Путина чуть не больше всех", - так отреагировал политолог Сергей Марков в своем аналитическом материале, получившем большое распространение.

Аналитик, хорошо знающий властные механизмы, полагает, что 2 млн долларов действительно были переданы Сечиным Улюкаеву, но речь шла об обычной коммерческой операции, пусть и незаконной, между госкорпорацией ("Роснефтью") и министерством, передает журналист. "Чтобы чиновники слушались министра, он должен платить им реальную зарплату выше официальной, - сказал Марков. - Все это знают, и корпорации дают деньги при осуществлении крупных сделок. Так и сейчас было. Это обычная практика. Но за что реально наказывают Улюкаева так жестко? (...) Улюкаев помог Владимиру Евтушенкову украдкой перехватить "Башнефть" в Швейцарии у Урала Рахимова, который ранее, по сути, украл "Башнефть" у государства".



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru