Архив
Поиск
Press digest
11 декабря 2019 г.
18 декабря 2017 г.

Соня Марголина | Neue Zürcher Zeitung

В России есть секс, если им все же занимаются

"Свой вклад в мировую культуру чувственной любви Советский Союз не внес. Диктатура пролетариата была пуританской. Несмотря на рьяную детабуизацию 90-х годов, отношения между полами в России остались "закостеневшими", - пишет Соня Марголина на страницах швейцарского издания Neue Zürcher Zeitung.

"Во времена СССР, за исключением экспериментальной фазы 20-х годов, никогда не существовало открытого и публичного дискурса вокруг половых отношений", - утверждает автор публикации.

"При этом Советский Союз был далеко не традиционной развивающейся страной. Борьба с религией, раскулачивание и истребление крестьянства, урбанизация и растущая образованность разрушили унаследованные нравы и патриархальные структуры власти", - подчеркивает журналистка.

Демографический дисбаланс, вызванный тем, что жертвами войн и массового террора стали преимущественно мужчины, а также низкая продолжительность жизни мужчин в сравнении с женщинами оказали немалое влияние на сексуальное поведение. Женщинам приходилось соперничать за меньшее количество мужчин, а у мужчин был относительно большой выбор, пишет автор.

К тому же браки заключались, как правило, в раннем возрасте, молодожены были вынуждены жить с родителями, рожали ребенка - "на этом сексуальная свобода жены заканчивалась, а для мужа она частенько только начиналась", говорится в статье.

"Незамужние женщины, которые уже в 25 лет считались в обществе старыми неудачницами, со своим сексуальным влечением и страстным желанием любви были вынуждены общаться с уже занятыми мужчинами", - пишет Соня Марголина.

При этом внебрачный секс сталкивался с различными рисками и неудобствами вроде отсутствия помещений, где могла бы уединиться пара. В результате по аналогии с черным рынком редких товаров, отсутствовавших в государственной торговле, в СССР образовывались "серые зоны сексуальной свободы", которые предоставляли возможности для проституции, промискуитета и тайных отношений, утверждает автор статьи.

"В то время как на Западе сексуальная революция шла полным ходом, партия лишала своих граждан сексуального просвещения, что имело особенно разрушительные последствия для женщин. Ведь в стране Федора Достоевского рациональное обращение с рисками половых отношений порицалось. Советский мужчина отказывался использовать презервативы так, как за рулем автомобиля он отказывался от ремня безопасности: презерватив уменьшал удовольствие, а пристегиваться за рулем было плохой приметой", - пишет журналистка.

"Мужчина, таким образом, наказывал женщину, считая незащищенный секс своей привилегией, и государство, олицетворявшее объединенную силу мужчин, наказывало женщину, отказывая ей в противозачаточных средствах и представляя аборты как физическое наказание за аморальное поведение. Аборт без обезболивания не был редкостью. Насилие, присущее советской системе, кажется, было перенято отдельными личностями и часто находило свое выражение в форме аутоагрессии", - говорится в статье.

"Либерализация поздних 80-х годов раскрыла медиа-кокон и нанесла смертельный удар по советской чопорности. (...) Сексуальная революция сопровождалась рьяным капитализмом. Балерины Большого театра, являвшиеся ранее источником вечной молодости для стареющих членов ЦК, вступали в отношения с олигархами, а миллионеры заводили себе наложниц. Молодые девушки увидели в романах с "папочками" шанс на беззаботную жизнь или учебу. В условиях невероятной разницы между богатыми и бедными, стремительно растущих больших городов и нищенствующей провинции соотношение сил сдвигалось в пользу новых преуспевающих бизнесменов. Женщины мечтали не об эмансипации и равноправии, а о спокойной жизни домохозяйки и матери", - пишет журналистка.

Постепенно мужчины привыкли к "ремням безопасности", в повседневной жизни стали использоваться противозачаточные таблетки. Сократилось число абортов: в 2015 году в России было сделано 840 тыс. абортов, что, однако, в расчете на душу населения в четыре раза выше, чем в Германии, отмечается в статье.

"Однако эмансипация имеет свои границы. Западный постфеминизм с его борьбой против насилия и сексизма воспринимается российскими женщинами с недоумением", - пишет журналистка. Так, российские актрисы не видят ничего постыдного в любовной связи с режиссерами и удивляются борьбе "амазонок" в Голливуде. Также журналистка и писательница Юлия Латынина обвиняет движение #MeToo в "инквизиторских" методах обвинения мужчин и не признает женщин жертвами. "Правда, в России всегда было тяжело отличить жертв от преступников, и российские мужчины, которые так охотно разрушают себя и оставляют женщин в одиночестве жить в нищете, заслуживают немного сострадания", - отмечает автор.

Тем временем одиночество российских женщин даже стало темой предвыборной борьбы, говорится в публикации. Так, один из кандидатов на пост мэра в Омске предлагает в своей программе сгладить недостаток в мужчинах в регионе путем приглашения мужчин из Казахстана. "Нужда всему научит и даже в Сибири может положить начало культуре гостеприимства", - пишет в заключение журналистка.

Источник: Neue Zürcher Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru