Архив
Поиск
Press digest
21 августа 2019 г.
18 февраля 2004 г.

Брайан Брейкер | Newsweek

Резкое пробуждение

Известный физик в новой книге предупреждает, что нефть в мире кончается, а мы ничего не предпринимаем, чтобы предотвратить надвигающийся кризис

Помните 1973 год? Если да, то есть много причин хотеть, чтобы вы его не помнили. Главной из них будет нефтяной кризис, начавшийся в октябре.

Ближневосточные страны, входящие в ОПЕК, прекратили экспорт в США и другие страны Запада. Искусственно созданный дефицит привел к ужасающим результатам: за несколько месяцев цена на газ в США выросла в четыре раза. Американская автомобильная ассоциация сообщила, что на протяжении недели на 20% заправочных станций страны не было топлива, и автомобилистам, чтобы заправиться, приходилось ждать в очередях по два-три часа. Количество домов с газовым отоплением уменьшилось.

Может быть, одно дело 1970-е годы, а другое наше время? У Дэвида Гудштейна получается, что это не так. В своей книге "Конец нефтяного века" Гудштейн утверждает, что нашей зависимой от нефти цивилизации предстоит резкое пробуждение, когда мировые запасы нефти действительно начнут иссякать. Возможно, это случится через несколько десятилетий.

"Как мы видели в 1973 году, дефицит нефти сказывается немедленно, тогда как нужны годы, а может быть, и десятилетия на замену инфраструктуры, которая поддерживает производство, распределение и потребление продуктов из 20 млн баррелей нефти, которые только мы, американцы, поглощаем ежегодно", - пишет он.

Гудштейн написал книгу не для приятного чтения. На языке, доступном обывателю, он научно обосновывает свой прогноз. Недавно Гудштейн, физик и проректор Калифорнийского технологического института, побеседовал с корреспондентом Newsweek Брайаном Брейкером об основных принципах поставок и спроса на нефть и о том, выживет ли цивилизация без ископаемого топлива.

- Это пугает. Вы утверждаете, что производство нефти скоро достигнет пика.

- Прогноз о том, что, когда мы достигнем пика и используем половину нефти, начнется кризис, количественно бесспорен. Но ответ на вопрос, когда будет достигнут пик, зависит от очень недостоверной информации. Так называемые разведанные нефтяные запасы, о которых сообщают страны и компании всего мира, это чаще всего оценки и не всегда честные оценки. Среди тех, кто анализирует эти цифры, есть люди, предсказывающие, что пик наступит уже в этом году. Другие считают, что в этом десятилетии. Может быть, в следующем десятилетии.

- Давайте начнем с начала. Что такое нефть и для чего мы ее используем?

Нефть - это углеводород, который формируется в земле, где каменная порода изобилует органическими включениями, находится на не слишком малой и не слишком большой глубине и зреет веками. На образование нынешних мировых запасов нефти ушли миллионы лет. Понятно, что нефть используют для производства бензина, но также она идет на производство мазута для отопления домов, дизельного топлива и 90% продуктов органической химии, которыми мы пользуемся. Это медикаменты, сельскохозяйственная продукция, пластмассы, ткани и так далее.

- То есть спрос, вне зависимости от запасов, вряд ли упадет в ближайшее время?

Потребность в углеводородных материалах растет уже 150 лет и продолжит расти, в частности потому, что растет население планеты. Бедные регионы мира хотят повысить уровень жизни, что неизбежно повлечет за собой рост потребления энергии. Ископаемое топливо является нашим главным источником энергии.

- Вы употребили слово "потребность". Мы нуждаемся в нефти или зависим от нее?

- Конечно, мы стали зависимыми. Это привычка, которую будет очень трудно преодолеть.

- Зная особенности поведения людей, можно сказать, что мы, по всей вероятности, ее не преодолеем.

- Думаю, что нет. Одной из причин, по которой я написал эту книгу, была надежда, что многие осознают проблему и мы сможем немножко лучше подготовиться.

- Как вы предлагаете готовиться?

На сегодняшний день у нас нет лидеров, которые повели бы нас в направлении серьезных изменений. Отдельные люди могут кое-что сделать, но как общество мы можем перепланировать города, чтобы люди жили близко от места работы. Мы так расточительно обращаемся с энергией, что даже небольшое усилие может значительно уменьшить уровень потребления, что во время прошлогоднего энергетического кризиса доказала Калифорния. Но нам нужно энергично выявлять возможности для улучшения ситуации.

- Вы говорите об исследованиях в области сплавов, клеточного топлива?

- Сплавы, клеточное топливо, биомасса. Есть много возможностей, но ни одна из них ни гроша не стоит, если не показать ее эффективность. Надо создать модель, продемонстрировать, что это будет в больших масштабах, и так далее.

- Вы пишете, что кризис случится не тогда, когда кончится нефть, а тогда когда мы достигнем пика, то есть на полпути. Объясните это.

- Предыдущий пик пришелся на 1973 год. Производство в Северной Америке достигло пика в 1970-м и потом снижалось. Арабские страны ввели эмбарго и перекрыли трубу. Паника началась немедленно. Это был искусственный пик, лишь слабое подобие того, что произойдет, когда мы достигнем настоящего пика, - поставки начнут сокращаться и будут сокращаться вечно.

- И что будет? Мы перейдем на уголь?

- Может быть, на уголь, или на газ, или на то и другое. Следствием будет дальнейшее изменение климата. Предположим, что вы попытаетесь заменить нефть углем. Газ хорошая замена, но он достигнет пика через одно-два десятилетия после нефти, так что это только временное решение. Сегодня потребляемая нами энергия нефти вдвое больше той, что дает уголь. Это означает, что для замены нефти углем его надо будет добывать во много раз больше, чем сегодня. Если принять во внимание рост населения планеты и то, что мир хочет повышать уровень жизни, становится ясно: наши оценки, что угля хватит на сотни лет, надо уменьшить в 10 раз. Уголь достигнет пика, как все природные ресурсы. К концу века мы достигнем пика по всем видами ископаемого топлива.

- Вы упомянули транспорт как одну из сфер, где используется больше всего нефти. Разве нет альтернативной технологии?

- В общем нет. Мы испытывали электрические автомобили, но их вытеснили с рынка. Я думаю, спрос на них есть. Их продают только в Аризоне и Калифорнии, в более холодном климате они бесполезны. Так что это не решение.

- Есть атомная альтернатива.

- Атомная энергия, конечно, альтернатива, но атомных автомобилей и самолетов никогда не будет. Атомная энергия не заменяет нефть. Сейчас много говорят о водороде. По-моему, люди просто не понимают, что водород не является источником энергии. При сегодняшнем уровне технологий нужно шесть галлонов бензина для производства водородного топлива, заменяющего один галлон.

- Откуда вам известно, что все нефтяные месторождения, которые можно было открыть, уже открыты?

- Мы этого не знаем, но мы знаем, что пик открытий произошел несколько десятилетий назад. Скорость, с которой мы открываем месторождения, неуклонно снижается. Это один из аргументов в пользу того, что пик наступит скоро. Геологическая разведка США в 1995-2000 годах провела всестороннее исследование и заявила, что мы можем твердо рассчитывать на 2 триллиона баррелей. Они предсказали новые открытия на Ближнем Востоке, но это звучит неправдоподобно.

- А открытие запасов на Аляске?

- Не делает погоды. О нем и говорить не стоит.

- А солнечная энергия?

Солнечная энергия будет важным компонентом решения. Если вы хотите собрать достаточно солнечной энергии, чтобы заменить ископаемое топливо, нужно покрыть батареями площадь в 220 тыс. квадратных километров. Длина каждой из сторон этого квадрата составит около 300 миль, это, конечно, много, но реально. Нельзя сказать, что это невозможно, это просто трудно, а мы даже не пытаемся.

Источник: Newsweek


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru