Архив
Поиск
Press digest
7 августа 2020 г.
18 января 2006 г.

Чарльз Краухаммер | The Washington Post

Иранская шарада, часть II

"Вот то, что делает это Евросоюзом. Такой успешный подход "тройки". Они - Британия, Франция и Германия - были вместе, и у них была единая позиция". (Канцлер Германии Ангела Меркель, 13 января)

Плакать хочется. Накануне Британия, Франция и Германия признали, что двухлетние переговоры, которые они вели с целью остановить иранскую военную ядерную программу, завершились провалом. Иранцы сломали печати на своих ядерных объектах и возобновляют деятельность, явно наплевав на обещания, данные "европейской тройке". Переговорный экзерсис, задуманный как альтернатива американскому подходу введения санкций против Ирана за нарушения Договора о нераспространении, оказался несостоятельным. Если два года что-то и дали, то только время Ирану на защиту своих ядерных объектов в случае бомбардировок, приобретение новых средств противовоздушной обороны и тайное развитие своей программы.

При этом канцлер Германии объявила этот экзерсис успехом, поскольку союзники были заодно! Последним успехом такого рода был Дюнкерк. Там тоже солидарности было в избытке.

Самое печальное то, что источником этой оценки был истинный друг, новый канцлер Германии, персона, которая, в отличие от ее предшественника Герхарда Шредера (ныне - верного раба Путина, работающего в российской государственной монополии), действительно хочет что-то предпринять в борьбе с терроризмом и ядерным распространением.

Успех, как же! Перед тем как мы разрешили Европе превратить усилия, направленные на нераспространение, в явно бесполезные переговоры, Иран от точки невозвращения отделяли годы - сейчас, возможно, месяцы. И в Иране теперь еще более радикальное правительство во главе с президентом, истово верящим в неминуемость апокалипсиса.

Успех, как же. Протоптавшись на месте два года, теперь мы вынуждены иметь дело с фанатичными исламистами, которым, как мы знаем, никакие санкции не помешают разрабатывать ядерное оружие. Даже если мы сможем ввести реальные санкции. А мы не сможем. Месяцы, оставшиеся до того, как Иран станет ядерным, будут растрачены на поиски этого новейшего плацебо.

Не сможем, во-первых, потому, что Россия и Китай будут грозить наложением вето на любые серьезные санкции. Китайцы обеспечили себе в Иране источник нефти и газа вне американской сферы влияния, чтобы питать свою растущую экономику, и в геополитическом смысле рады поддержать страну-изгоя, которая, как и Северная Корея, угрожает, отвлекает и ослабляет мощь главного соперника Китая в мире - США.

Во-вторых, потому, что европейцы тоже не хотят настоящих санкций. Запрет на въезд иранских лидеров был бы анекдотичным - они и так никуда не ездят. Прекращение инвестиций и торговли высокими технологиями с Европой было бы мелким неудобством для страны с населением в 70 млн человек и вторыми по величине нефтяными резервами в мире при цене 60 долларов за баррель. Северная Корея, чтобы получить ядерное оружие, спокойно отнеслась к тому, что 2 млн человек умерло от голода. Иран спокойно отнесется к нехватке телевизоров с плоским экраном.

Единственными действенными санкциями был бы бойкот иранской нефти. Но об этом никто даже не заикается, потому что для всех невыносима мысль о нефтяном шоке, когда с рынка исчезнут 4,2 млн баррелей в день при суммарном объеме производства в 84 млн.

Угроза достигает противоположного эффекта. Это иранцы держат целый мир в руках барреля. 15 января министр экономики Ирана предупредил, что Иран ответит на любые санкции прекращением экспорта, что приведет "к росту цен на нефть, превышающему ожидания Запада". Полное прекращение экспорта может поднять цены до 100 долларов и ввергнуть мир в экономический кризис.

И это одна из причин, почему европейцы так расстраиваются при одной мысли о военном ударе по иранским ядерным объектам. Проблема не только в том, что объекты разбросаны и укреплены, что трудно найти их и нанести им ущерб, достаточный для того, чтобы отбросить иранскую программу назад.

Проблема, расстраивающая европейцев, заключается в том, что предпримет Иран после такой атаки: не только прекратит экспорт нефти, но и закроет Ормузский пролив, обстреливая ракетами танкеры или затопив там свои суда, чтобы сделать пролив несудоходным. Чтобы прорвать такую блокаду, понадобится международная армада во главе с США.

Такие последствия - серьезный экономический урон и возможная морская кампания - это то, о чем стареющая постисторическая Европа не может и думать. Поэтому европейцы и прячут головы в песок уже два года. Поэтому они проведут время, оставшееся до того, как апокалиптические безумцы получат ядерное оружие, снова погрузив головы в песок. И будут радоваться своей солидарности, делая это в унисон.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru