Архив
Поиск
Press digest
25 сентября 2020 г.
18 июня 2007 г.

Виктор Франк | Frankfurter Rundschau

Предупреждение для всех граждан

Интервью с Мариной Литвиненко и Алексом Гольдфарбом, соавторами книги "Смерть диссидента"

- Госпожа Литвиненко, господин Гольдфарб, ваша совместная книга об Александре Литвиненко, агенте российских спецслужб, уехавшем из России в Лондон и убитом там, выходит во многих странах. Чего вы хотите добиться этой книгой?

Марина Литвиненко: В этой книге описываются события, связанные не только с моей семьей. Отравление Саши, моего мужа, было покушением на гражданское общество, носящим террористический характер. Поэтому, наверное, и интерес к книге настолько высок.

Александр Гольдфарб: Мы хотели всем показать, что тогда произошло. Но мы не претендуем на абсолютную объективность, у нас собственная политическая позиция. Мы пытаемся найти объяснение этому политическому убийству нашего друга и мужа. Эта книга одновременно является и историей России за последние 14 лет.

- Выйдет ли эта книга в России?

М.Л.: Мы на это надеемся. Но у нас сложилось впечатление, что издатель, который взял бы на себя ответственность за эту книгу при нынешней ситуации в стране, должен быть просто героем. Но книга, скорее всего, появится на русском языке на Украине.

- По вашему мнению, убийца приехал из России. Поступали ли в адрес вашего мужа угрозы до отравления?

- Саша имел все основания предполагать, что он находится в опасности. Особенно после того, как в России был принят закон, разрешающий спецслужбам убийство врагов народа за границей. Саша рассказывал мне о списках смертников. А после того, как была убита российская журналистка Анна Политковская, Саше стало ясно, что угроза нависла и над ним. И несмотря на это на нашей новой родине в Англии он чувствовал себя в безопасности.

- Вы пишете, что Андрей Луговой, бывший офицер российских спецслужб ФСБ, является одним из главных виновников смерти вашего мужа. Ждете ли вы от России его выдачи?

М.Л.: Конечно, я надеюсь на то, что Луговой будет экстрадирован, но реальность выглядит иначе. Все делается для того, чтобы помешать этому. Но не я первая стала утверждать, что Луговой является соучастником убийства. У английских следователей есть доказательства того, что именно он убил моего мужа. Я говорю лишь то, что может доказать британская прокуратура.

- Президент России предложил, чтобы Луговой предстал перед судом в России, когда из Англии придет соответствующий обличительный материал.

М.Л.: Я считаю, что это неправильно. Преступление было совершено в Лондоне. И процесс должен состояться там же. Речь идет обо всех британских гражданах. Они должны знать, что на их родине им ничто не угрожает.

А.Г.: Это было государственным террором. Трудно себе представить, что это преступление было совершено без согласия Путина. Все это говорит против процесса в Москве.

- Убийство взбудоражило всю мировую общественность. Как, по-вашему, повлияло ли это каким-то образом на работу российских спецслужб - или, как и прежде, люди за границей находятся в опасности?

М.Л.: Если процесс не будет начат, опасность сохранится. Вспомните убийство одного из чеченских лидеров в Катаре. Тогда сотрудники российских спецслужб хоть и были арестованы, они даже предстали перед судом и им был вынесен приговор, но Россия добилась их возвращения на родину - где их встречали как героев.

- Вы родились и выросли в России; что вы чувствуете, когда видите, как враждебно настроена Россия по отношению к вашей новой родине Англии?

М.Л.: Говоря об этом, я, как и Саша, не путаю страну и людей, которые этой страной руководят. Сегодня практически каждый второй в верхах власти является бывшим агентом КГБ. Враждебно то, как эти люди сегодня представляют Россию. Страна ведь другая. Руководство страны контролирует и прессу. Они представляют все так, как будто Россия окружена врагами, как будто мир не хочет допустить становления России как великой державы. Но это все ложь!

- Чувствуете ли вы себя в Лондоне в безопасности? У вас есть личная охрана или вы пользуетесь защитой полиции?

М.Л.: Мне здесь хорошо, я перемещаюсь абсолютно свободно, без телохранителей. Мой сын ходит в обычную школу и любит этот город. Здесь в Лондоне я очень быстро поняла, какую ценность представляет собой свобода. И поскольку я здесь живу именно так, меня удивляет происходящее в России. Я совершенно не понимаю, как там могут жить люди.

- Смогли ли вы вернуться в свой дом, где также были обнаружены следы полония?

М.Л.: Нет, для жизни дом все еще не пригоден. И после событий последних месяцев у меня нет ни малейшего желания туда возвращаться.

- Вашему сыну Анатолию сейчас 13 лет. Как вам вместе с ним удается справляться с тем, что его отец убит, и каковы последствия этого убийства?

М.Л.: Мы пытаемся защитить друг друга. Он беспокоится о том, как я себя чувствую. И когда мы говорим об отце, мы говорим о том, как он бы обрадовался, видя, что у нас происходит что-то хорошее. Но когда я думаю, что Толя делает что-то не так, то я говорю ему, что его отцу, возможно, это бы не понравилось. Возможно, это прозвучит несколько по-советски, но мы пытаемся строить нашу жизнь так, как этого хотел Саша.

Источник: Frankfurter Rundschau


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru