Архив
Поиск
Press digest
2 июля 2020 г.
18 мая 2005 г.

Саймон Тисдалл | The Guardian

Преследования олигарха настораживают больше, чем заговор

Суд над Михаилом Ходорковским поставил вопросы о судебной системе в России, правах человека, политических преследованиях и уверенности бизнеса в будущем, на которые нет приятных ответов.

Долгое, еще не закончившееся дело ЮКОСа омрачает и отношения России с США, где у миллиардера-олигарха есть связи. Но высказываемые в Вашингтоне предположения, что оно отразится на положении России в G8 и ее надеждах на вступление во Всемирную торговую организацию, не будут иметь большого значения после того, как утихнет шум.

Ходорковского обвиняют в мошенничестве и неуплате налогов. Но его подлинное преступление, не значащееся в списке обвинений, это, пожалуй, вызов, брошенный власти государства в тот самый момент, когда президент Владимир Путин пытается восстановить авторитет Кремля после хаотичного правления своего предшественника Бориса Ельцина.

Глава ЮКОСа превратил свои нефтяные прибыли в политический капитал, финансируя либеральные оппозиционные партии вроде "Яблока", лоббируя в парламенте и создав демократический Фонд "Открытая Россия".

Этого хватило, чтобы вызвать недовольство Путина, который, по сообщениям, в 2000 году сказал олигархам эпохи Ельцина, что приватизированные ими компании будут в безопасности до тех пор, пока они не лезут в политику.

Но, возможно, именно планы Ходорковского по созданию международного совместного предприятия и трубопроводным сделкам в США и на Дальнем Востоке стали последней каплей и привели к его аресту в 2003 году.

Жизнеспособность российской экономики и, как следствие, президентства Путина, в большей степени, чем это соответствует норме, зависит от доходов от экспорта нефти и газа. Действия Ходорковского были восприняты как непосредственная угроза.

Со времени его ареста государственный контроль над стратегическими промышленными активами и иностранными инвестициями в энергетические сектора планомерно ужесточали.

На Западе это развитие событий называют одной из составляющих усилий Путина, направленных на концентрацию власти в своих руках, экономическим следствием российской "управляемой демократии" и "неоимпериализма" на "постсоветском пространстве".

Но как это ни парадоксально, падение Ходорковского можно рассматривать и как показатель слабости Путина. По мнению российского политолога Дмитрия Симеса, дело ЮКОСа порождено не личной неприязнью, не прокурорским рвением и даже не желанием укрепить власть государства.

Оно, скорее, было результатом неверных умозаключений, сделанных на основе плохих и противоречивых рекомендаций кремлевских советников. Та же проблема в ином контексте в прошлом году привела Путина к катастрофическим просчетам на Украине.

"В первом сроке у Путина были очень сильные помощники и сильный премьер-министр Михаил Касьянов, - заявил Симес. - Об их преемниках этого не скажешь. Путин слушает всех, но четкого направления нет. Это чем-то похоже на свободное падение. Много рекомендаций и никакой системы"

Версию о том, что ЮКОС, при всех вредных последствиях на международной и внутренней арене, настораживает больше, чем заговор, подтвердил бывший канадский премьер-министр Жан Кретьен.

Затронув тему Ходорковского на встрече в Кремле в июле прошлого года, Кретьен сказал, что Путин дал понять: он не хочет уничтожать ЮКОС и готов рассмотреть компромиссное решение. Но за этим ничего не последовало, а дальнейшие контакты оказались бесплодными.

Позже Кретьен назвал дело ЮКОСа "эпической трагедией".

Пожалуй, разгадку того, почему Путин так ничего и не сделал, надо искать за кремлевской стеной. Там зародилось новое поколение олигархов, представляющих государственный, а не частный сектор. Это силовики, и им принадлежит двоякая роль. Они дают Путину рекомендации по политическим и текущим вопросам. Они же руководят ключевыми компаниями - такими, как "Газпром" и "Аэрофлот".

Главным из силовиков является Игорь Сечин, заместитель главы администрации. Он также президент государственной нефтяной компании "Роснефть".

Когда наиболее ценный актив ЮКОСа, производственное подразделение "Юганскнефтегаз", продали по дешевке в декабре прошлого года, удачливым покупателем, зарегистрированным по адресу бара в одном из провинциальных городов, оказалась "Роснефть". Как и почему это произошло - еще один российский вопрос, не имеющий приятного ответа.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru