Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
18 сентября 2008 г.

Андре Глюксман | Le Monde

Перед доктриной Владимира Путина

Есть дни, порой даже часы, когда мир колеблется. Август открыл один из таких кризисных моментов, пошатнув баланс сил между державами на поле боя, но еще в большей степени - баланс идей и предрассудков. Фараоновский размах Олимпийских игр продемонстрировал стремление Китая к власти - главный вызов XXI века. Вторжение в Грузию ясно показало миру, что имперская и безграничная Россия вернулась.

В этом не было бы ничего удивительного, если бы не удивление и разброд западного общественного мнения. Вот уже 30 лет Китай, отбросив догматы марксистской политэкономии, создает чудо, и оно вывело его на 2-3 место на мировом рынке. Скоро исполнится десять лет, как грозненский мясник утвердился в роли нового царя. Ни огромный успех пекинского спектакля, ни атака российских танков на Тбилиси не были непредсказуемыми. Покров, который был сорван, - всего лишь покров наших иллюзий.

Рассмотрим российский вопрос. По какому праву мы протираем глаза, изображая невинное разочарование агрессивностью "нашего друга" Владимира Путина, чьи голубые глаза (Буш), хорошие манеры (Блэр), Большой крест Почетного легиона (Ширак), частые поездки на итальянскую Ривьеру (Берлускони) и вознаграждения от "Газпрома" (Шредер) соблазнили цвет западной политики? Нет хуже глухого, чем тот, кто не хочет слышать. Фундаментальные аксиомы доктрины Путина были четко и ясно провозглашены в Кремле:

1. "Крушение Советского Союза было крупнейшей геополитической катастрофой века". Чего ожидать от подполковника коммунистических спецслужб, который в 2005 году свел ужасы недавней истории к краху - как он надеется, временному - своей иерархии? Первая мировая война (10 млн погибших), Вторая мировая война (50 млн погибших), Освенцим, Хиросима, ГУЛАГ в его бухгалтерии списываются со счетов! Верхом подлости для него остается предательство Бориса Ельцина, который вслед за Михаилом Горбачевым, отказавшимся отправить танки против народов Восточной Европы, позволил Украине, Прибалтике, Грузии, Казахстану и Азербайджану мирно обрести независимость, положив конец 70-летнему большевистскому угнетению.

2. Массовые демократические движения - "революция роз" в Грузии (2002) и "оранжевая революция" на Украине (2004) - были знаками "перманентных революций", угрожающих основам российского государства подрывной деятельностью, финансируемой ЦРУ, НАТО, "рукой заграницы" и плохими русскими. Моя подруга Анна Политковская рассказала мне за несколько дней до своей гибели о чудовищной панике, которую посеяли в высших сферах Москвы радостные восстания в Тбилиси и Киеве.

Взбешенные кремлевские шишки уже чувствовали запах пороха и, совершенно утратив рассудок, преувеличивали близость опасности. Вот чем объясняется несоразмерное подавление любого протеста. Вот почему пресса оказалась под контролем, голоса несогласных заглушены, а упорствующие убиты или посажены в тюрьму. Вот откуда попытка задушить стремление к эмансипации в "ближнем зарубежье" с помощью нефтегазового шантажа, покупки совести за наличные, а если потребуется, то и угроз ввести танки. Либо мы, либо они - вот смысл наступления на Тбилиси. Любезный Дмитрий Медведев, на которого мечтатели возлагали свои надежды, вторит эхом: Саакашвили - тот же Гитлер.

Настоящее удивление вызывает не Путин, а Европа, вновь обретающая твердость, которой за ней не знали. Немедленно отреагировав, французский президент заключил непростое, двойственное соглашение о прекращении огня, положившее конец наступлению на грузинскую столицу. Затем Евросоюз единодушно отказался закрыть глаза на неприкрытую аннексию Абхазии и Южной Осетии. Европа не предалась панике: ни возвращения к холодной войне ("С Ялтой покончено", - провозгласил Саркози), ни отстраненности ("С каникулами истории покончено", - подхватил Туск). Будущее покажет, сумеют ли страны-члены ЕС удержать курс и избавиться от шантажистов, чтобы выработать единую энергетическую политику и на равных вести переговоры с российскими поставщиками, которым так же нужно продать, как нам нужно купить.

Натолкнувшись на европейский отказ смириться со свершившимся фактом, Кремль не отказался от своих намерений, однако стал посговорчивее. Это доказывает, что он тестирует соотношение сил, изучая, как далеко он может зайти. В схватке он одерживает верх, но понимает, что ему не все позволено. Грузия - не вторая Чечня.

Несмотря на бахвальство, которым сопровождается ее "опьянение нефтью", Россия знает, что будущее ей не улыбается. Нам не грозит фанфаронство Никиты Хрущева: скоро мы догоним и перегоним Америку. Страна обескровлена, истерзана пьянством, мафией, коррупцией, безработицей, туберкулезом, СПИДом, проституцией и головокружительным демографическим спадом, а средняя продолжительность жизни здесь - как в странах третьего мира. Бюджет примерно на 70% складывается за счет продажи энергии и сырья. Ничто не дает России оснований долго шантажировать процветающую Европу, тем более что средств для бурения и хранения не хватает, а переориентация энергетических потоков в направлении Азии предполагает наличие каналов транспортировки, для строительства которых потребуется одно или несколько десятилетий. Эрзац утраченного могущества, выбор политики вредности по всем направлениям может на какое-то время произвести впечатление, но не восстановит престиж колосса с глиняными ногами.

Дипломатическая изоляция России после ее грузинского похода очевидна. Ей не удалось добиться признания псевдонезависимости абхазской и осетинской аннексированных территорий. Спасибо "Хамасу" и Никарагуа с воспоминаниями о Че Геваре! Китай, отказавшись уступить, доказал, что нет никакого блока авторитарных и автократических капиталистических стран, готовящих по указке Владимира Путина новую холодную войну против демократических стран.

Сочувствующими или сообщниками оказываются только те режимы, которых временно спасают растущие цены на нефть. У Венесуэлы Уго Чавеса и Ирана Махмуда Ахмадинежада те же мотивы причинять вред, что и у России Владимира Путина: любой политический, дипломатический, социальный или военный кризис, способный привести к росту цен на нефть и наполнить офшорные счета, представляется им интересным и достойным раскручивания. Напротив, воля к власти, которая в настоящий момент оживляет китайскую, а также европейскую и американскую экономику, заинтересована в падении цен на энергию. Москва со своим стремлением навредить оказывается в полном одиночестве.

Если зарождающаяся твердость ЕС не ослабнет, Европе, возможно, удастся убедить своего великого континентального соседа умерить свой захватнический пыл, даже если тот покажет зубы. Кроме того, общественное мнение не должно дать себя запугивать апокалиптическими заклинаниями, которые так милы сердцу кремлевских пропагандистов. Августовский кризис, несмотря на лживые выкрики дуэта Путин-Медведев, не противопоставил воинственную и даже "нацистскую" маленькую Грузию "братской" силе ее великого соседа.

Не противопоставил он и капиталистические демократии не менее капиталистической автократической оси Москва-Пекин. Он даже не привел к противопоставлению двух культур: европейской культуры свобод и культуры националистического суверенитета. Решающий августовский кризис оставил европейское общественное мнение наедине с самим собой. Совершит ли Европа газовое самоубийство? Устоит или склонится перед доктриной Путина?

Андре Глюксман - философ

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru