Архив
Поиск
Press digest
11 июня 2021 г.
19 августа 2015 г.

Юлия Йоффе | Foreign Policy

Владимир Путин сжигает деликатесы на костре

"Когда Россия начала сжигать, давить бульдозерами и уничтожать иными способами еду, нелегально ввезенную из западных стран, было ликвидировано 552 кг контрабанды, которую российские граждане транспортировали в ручной клади", - пишет в Foreign Policy журналистка Юлия Йоффе. Но это мелочь по сравнению с сотнями тонн сельхозпродуктов, которые были сожжены или раздавлены всего за пять дней, - добавляет автор.

"Если вы хоть что-то знаете о российской истории, вам известно, что в любой книге на эту тему есть объемистый раздел "Голод". Вы также, наверно, слышали, что в российской экономике уже почти два года происходит медленный и неуклонный спад", - пишет автор. По статистике Кремля, сейчас более 15% россиян живут в бедности.

Йоффе продолжает: "Если оставить в стороне логику "сам себе сделаю хуже, чтобы досадить другому", характерную для российских контрсанкций, имеется еще одна большая загвоздка: оказалось, что осуществлять их на практике очень трудно". Главная причина - существование Таможенного союза. У Армении, Белоруссии, Казахстана и Киргизии, которые не запрещали ввоз продовольствия из ЕС, сняты таможенные барьеры с Россией. "И вскоре в Москве появились белорусские креветки и устрицы", - отмечает автор.

Даже на территории России нелегко осуществить эмбарго: если дело прибыльное, можно давать взятки, говорится в статье. "Насколько мы слышим, каждая фирма нашла каналы для обхода санкций", - говорит Елена Панфилова, вице-председатель Transparency International.

"Если коррупция помогает россиянам обойти санкции, то за призывами к уничтожению запрещенной еды тоже стоит коррупция. Идею костра из деликатесов выдвинул Александр Ткачев, министр сельского хозяйства РФ. Первые 15 лет при власти Путина Ткачев был губернатором Краснодарского края, житницы России, а также местности, печально известной своими бандами. По ходу он стал очень-очень богатым человеком, создав то, что равносильно личной сельскохозяйственной монополии в регионе", - говорится в статье. Йоффе замечает: в апреле Ткачев был назначен министром, а в июле предложил энергичные меры для применения эмбарго на продукты, конкурирующие с краснодарскими.

Более фундаментальная проблема: как принудить людей соблюдать законы? "Проблема не в коррупции, а в крайне слабом правительстве", - считает политолог Глеб Павловский. В России "люди соблюдают законы только в экстремальных ситуациях, - продолжает Павловский. - Поэтому людей надо пугать. Надо устраивать зрелище".

"И мы получили зрелище", - отмечает Йоффе. Закон предписывает уничтожать контрабандные продукты перед объективом видеокамеры и в присутствии двух свидетелей. Эти сцены немедленно заполнили российский телеэфир.

"И все же, несмотря на гнев либеральных противников Кремля, изливаемый в Facebook, несмотря на учебники истории, несмотря на мысль Павловского, что в России "еда - основная форма свободы", россияне, похоже, не особенно возмущаются", - говорится в статье. По результатам соцопросов, 48% россиян против уничтожения контрабандной еды, но 40% - "за", а 68% продолжают одобрять эмбарго.

Автор ищет объяснение: популярность Путина, несмотря на слухи о его богатстве, основана на его имидже простого человека с незамысловатыми вкусами, а среди санкционных продуктов много деликатесов. Более того, поскольку рубль слабеет, а цены растут, становится все меньше россиян, которым по карману фуа-гра.

"Другой фактор - пока не утихшая лихорадка антизападных настроений в России. После переизбрания Путина в 2012 году россияне выслушивают беспрерывную, неумолимую "барабанную дробь", которая нагнетает ненависть ко всему западному: гей-культуре, НАТО, а теперь и к "Эмменталю", - пишет автор.

Йоффе выделяет и третий фактор: все знают, что "реалити-шоу" об уничтожении еды - просто шоу. "Если вы вправду хотите купить замороженного венгерского гуся (и это позволяет ваш кошелек), его не так уж трудно достать", - пишет она. Панфилова предсказывает: "Власти объявят, что уничтожено 300 тонн продукции, но 285 всплывут где-то в другом месте".

Автор замечает: "Российские чистки самым забавным образом самоускоряются. Несколько членов российского правительства, кажется, состязаются, кто ниже всех опустится. Они пытаются перещеголять друг друга, предлагая запретить нехорошие западные товары: цветы, инкубаторы для новорожденных, бормашины, шприцы и даже презервативы". Правительство также предложило ограничить количество скота и птицы в личных хозяйствах. "Все это создает новые каналы для коррупции и новые потоки денег. Тем временем российский "экономический пирог" съеживается все больше".

Соцопросы обнажают когнитивный диссонанс: почти 70% россиян не смущает экономическое неравенство, но примерно столько же граждан полагают, что миллионы невозможно заработать честно. Все россияне как-то приспосабливаются к новой ситуации. "Только в понимании одних россиян приспосабливаться - это пользоваться своим постом в кабинете для защиты собственного сельхозбизнеса от иностранной конкуренции в условиях экономического кризиса; а в понимании других - выискивать еду на свалке среди тонн продовольствия, уничтоженного правительством", - замечает Йоффе.

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru