Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
19 февраля 2001 г.

Вероник Суле | Libération

Владимир Гусинский: "Россия приближается к тоталитарному режиму"

Владелец ?Медиа-Моста? обвиняет Путина в том, что он хочет заставить замолчать СМИ.

Владимир Гусинский, богатейший владелец независимого российского телеканала НТВ, в настоящее время находится на юге Испании. Российская Генпрокуратура выдала международный ордер на его арест по обвинению в мошенничестве. В своем эксклюзивном интервью газете ?Liberation? Гусинский выступает с ответным выпадом и объясняет, каким образом Путин намеревается через ?Газпром? подчинить Кремлю излишне свободный в своих суждениях телеканал НТВ.

- Верите ли Вы в готовность Путина к компромиссу?

- Если я должен заставить Киселева говорить, что Путин высокий, под два метра, голубоглазый брюнет, или просить его больше не рассказывать о Чечне, то это невозможно! В июле, после моего ареста, меня хотели заставить продать компанию: свобода в обмен на акции. Только СМИ не могут существовать в условиях концентрационного лагеря.

- Ситуация кажется безнадежной. Если Вам не удастся погасить кредит в размере 262 миллионов долларов, газовый гигант ?Газпром?, контролируемый государством, завладеет каналом НТВ, и, таким образом, с независимостью будет покончено. Как Вы намерены выйти из сложившегося положения?

- Если власть не успеет нас уничтожить, мы найдем деньги. Консорциум, образовавшийся вокруг американского магната Теда Тернера, готов купить часть акций ?Медиа-Моста?. Но если власти продолжат преследовать нас, какой безумец рискнет вкладывать деньги? В течение последних двух месяцев в офисах нашей компании было проведено 50 обысков. Инвесторов хотят запугать. Если кто-то вступает с нами в контакт, ему сразу же начинают поступать телефонные звонки с угрозами, с предупреждениями о возможных полицейских рейдах и так далее. Экономические проблемы были созданы искусственно, чтобы нас дискредитировать, чтобы заставить нас перейти под контроль государства. Эти проблемы носят политический характер. Поэтому найти деньги - это для нас не единственная проблема. Вопрос в другом: могут ли еще существовать в России независимые СМИ? Это проверка.

- Сумеете ли Вы договориться с Тернером?

- Тернер должен быть уверен в том, что Путин не будет вмешиваться в редакционную политику, и что НТВ не будет национализировано. Он также хочет, чтобы никто не имел контрольного пакета акций. Первоначально власть хотела, чтобы ?Газпром? стал владельцем контрольного пакета акций, потом возникла идея создания консорциума. Все это было лишь политическим прикрытием для казни НТВ. Тернер написал Путину письмо, на которое тот ответил: ?Тернер, добро пожаловать?. Я надеюсь, что он был искренен. В российской власти есть нечто азиатское: она говорит одно, думает другое и делает третье. Можно, конечно, заявить: ?Тернер, добро пожаловать?, и одновременно с этим, покончить с НТВ. Продолжать оказывать на нас давление все равно, что, образно говоря, плевать против ветра. Однако власть близка к достижению своей цели: уничтожению НТВ. Правда, это станет политическим ударом по имиджу и самого Путина, и России. Путин начинает это понимать. Если власти, наконец, согласятся с приходом Тернера, если они потребуют, чтобы Гусинский лишился права принятия решений по ключевым вопросам, я готов самоустраниться. Для меня самое главное - чтобы люди, работающие в ?Медиа-Мосте?, продолжали там работать. Мы создавали наши СМИ с нуля, я клянусь. Выживание НТВ выходит за рамки личных амбиций. Если условием российских властей будет мой уход, ну что ж, я уйду. Я верю в профессионализм Тернера, основателя "Си-Эн-Эн".

- Вы сохраняете свой оптимизм?

- Все будет зависеть от поведения Путина. Если Генпрокуратура и ФСБ прекратят обыски и допросы, это станет сигналом о том, что можно снова работать.

- Не было ли с Вашей стороны неосторожностью, занимать такие крупные суммы под гарантии ?Газпрома??

- ?Газпром? был нашим основным акционером. И до тех пор, пока власть не решила использовать ?Газпром? против нас, также как и Генпрокуратуру, и ФСБ, у нас были нормальные отношения, и ?Газпром? не пытался влиять на нас. Но теперь он подвергается такому же давлению, как и все остальные наши партнеры. Глава ?Газпрома? мечтает уйти в отставку. Ему ведь говорят: ?или ты будешь сотрудничать, или окажешься в тюрьме?. Сейчас работать с ?Медиа-Мостом? - все равно, что, как в былые советские времена, работать с ?врагами народа?. Кроме того, без этих кредитов невозможно было бы ни создать НТВ, ни наш спутниковый филиал, транслирующий на Европу три российских телеканала, ни наш развлекательный канал ТНТ, который уже смотрят в 600 российских городах.

- Олигарх Борис Березовский, бывший до последнего времени вашим врагом, предложил Вам помощь. Приняли ли Вы ее?

- Я принимаю любую помощь, даже помощь Березовского, поскольку он не выдвигает условий по редакционной политике и предлагаемые им средства - не ?грязные? деньги. Березовский мне не друг, но я согласен с ним по многим вопросам. В то же время, он создал Путина и несет значительную ответственность за то, что происходит теперь с нами и с Россией. К сожалению, я тоже к этому немного причастен.

- Вы заключили с ним договор?

- Он начал нам помогать. Цель - спасение последней независимой медиа-группы в России.

- Чего хочет Путин?

- Возможно, он не хочет закрывать НТВ, но он хочет подчинить его себе.

- В чем разница?

- НТВ - лишь марка. Суть - в редакционной политике, в журналистах, которые не боятся говорить о коррупции и о войне в Чечне. Но прошлое Путина заставляет его верить в то, что можно использовать любую организацию, изменив ее внутренний настрой.

- Чем Вы объясняете не слишком активную реакцию политических кругов?

- Оппозиции не существует, лишь некоторые отдельные лидеры обладают смелостью заявлять о своем мнении. Россия подходит все ближе и ближе к тоталитарному режиму. Многие это понимают, но боятся говорить. Если власти удастся заставить нас замолчать, будет сделан следующий шаг. Общество увидит, но не будет протестовать. Путин олицетворяет решительную силу - людей, вышедших из спецслужб, стремящихся править Россией. Он готовит будущее, в котором я не хочу жить. Европейские лидеры не желают замечать ни Чечни, ни всего остального. Они говорят: без России невозможно гарантировать безопасность и строить общий европейский дом. Я согласен. Но ведь они не хотят второго СССР? Если все так и будет продолжаться, Россия вскоре может стать тоталитарным государством, но уже не коммунистическим, а националистическим. Россия не может быть членом такого элитного клуба, как "большая восьмерка", принимая во внимание то, что творится в Чечне. Такова моя позиция, и она сильно не по душе Путину. Евреи вспоминают о Холокосте. Но происходящее с чеченцами - это практически геноцид. Если смотреть со стороны, глазами еврея, то в этом нет ничего нового.

- До каких пор будет тянуться этот конфликт?

- Еще долго. До тех пор, пока власть не решит отобрать наши частоты, арестовать Киселева или помешать журналистам появляться в студии.

- Вернетесь ли Вы в Россию?

- Конечно, рано или поздно. Я захотел заняться СМИ в стране, не являющейся по-настоящему демократической. Я рисковал и расплачиваюсь за это.

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru