Архив
Поиск
Press digest
9 апреля 2021 г.
19 июля 2007 г.

Серж Шмеман | The New York Times

Когда медведь кричит: "Волки, волки!". Опыт портрета Владимира Путина

Тем, кто жил в прежнем Советском Союзе, перепалка между Лондоном и Москвой по поводу экстрадиции Андрея Лугового, подозреваемого в убийстве с использованием радиоактивных веществ Александра Литвиненко, кажется до боли знакомой. Британия полагает, что речь идет об убийце, который обрек на мучительную смерть Литвиненко и подверг опасности радиационного заражения тысячи других людей. Кремль усматривает в происходящем желание Запада наказать Россию.

Ситуация сопровождается хорошо знакомым набором угроз. "Полная ерунда", - подает голос Путин; "Провокация", "Самые серьезные последствия", - вторит его свита. Со своей стороны, Британия поддерживает эту игру в холодную войну, угрожая высылкой советских, то есть, разумеется, российских дипломатов. Недостает только одного - чтобы ТАСС зловеще вопросил: "Кому на руку весь этот шум?".

Эти ретроспективные кадры склоняют чашу весов в пользу тех, кто утверждает, что Путин тянет Россию назад, в старое советское болото.

Но ведь есть и другой Владимир, тот, кто ловит рыбу с семейством Бушей - отцом и сыном, в Кеннебанкпорте, тот, кто приятельски общается с Ангелой Меркель на саммите "большой восьмерки" в Хайлигендамме. И тут возникает новый ракурс - Путин, рыцарь холодной войны, атакующий изоляционистский подход Соединенных Штатов, приостанавливающий участие России в Договоре об ограничении обычных вооружений в Европе и блокирующий соглашение о предоставлении независимости Косово.

В поведении Путина зеркально отражаются противоречия, амбиции и неуверенность, присущие его стране. С точки зрения большинства россиян он возродил порядок и национальное достоинство страны, утраченное за годы хаоса и унижений, которые Россия испытала в первые годы посткоммунистического существования, когда ее экономика пережила кризис более жестокий, чем Великая американская депрессия, а ее национальное богатство было разворовано группой олигархов. Все это сопровождалось политическим хаосом и отвратительной войной в Чечне.

Затем настало время, когда восторженное отношение к Соединенным Штатам сменилось возмущением и негодованием, и на то были определенные основания. Морализируя на темы мира и демократии, Соединенные Штаты, как и весь западный мир, не оказали никакой помощи России в критической ситуации, но воспользовались благоприятным моментом для расширения НАТО вплоть до ее границ, обращаясь с Россией как с поверженным противником.

Американское вторжение в Ирак и планы Вашингтона по размещению противоракетных систем у границ России окончательно развеяли затянувшиеся иллюзии в отношении Америки.

Теперь для России наступило время вернуть долги - в Косово, в Европе, в Иране, повсюду, где Путин может наступить американцам на хвост. И это "работает" - в каком-нибудь Пскове популярность г-на Путина не опускается ниже 70%.

При этом в некоторых действиях Путина прослеживаются реальные признаки авторитаризма, а также отчетливая ностальгия по утраченной империи. В конце концов, его, бывшего агента КГБ, научили видеть в блеске западного общества своего рода форму надувательства, повсюду усматривать опасности и не говорить лишнего.

Слоганы возглавляемой Путиным администрации - укрепление государства и управляемая демократия - несут на себе очевидный налет идеологии прежнего КГБ. В духе старой советской традиции Путин не дает пощады оппозиционным политикам, несговорчивым олигархам или независимым телеведущим и, по-видимому, не способен воспринимать Украину, Грузию и другие составляющие бывшей советской империи в качестве независимых государств.

Несмотря на все это, путинская Россия - это не Советский Союз, и большинство граждан России видят происходящее отнюдь не в черно-белых тонах. Эта страна является намного более свободной, чем два десятилетия назад. Интернет пока не подвергается цензуре, газеты осторожны, но увлекательны, интеллектуальная жизнь процветает. Русские и иностранцы свободно въезжают и выезжают из страны, а частный капитал сохраняет свое влияние, несмотря на широко известные факты конфискаций компаний в энергетическом секторе.

Россия остается незавершенным проектом, и пока слишком рано предсказывать, по какому пути она пойдет, когда (и если) новый президент сменит Путина в предстоящем году. Между тем Западу необходимы российские энергоресурсы, а также помощь России в решении проблем Ирана, Косово, Северной Кореи, а также глобального потепления. Поэтому Западу следует отказаться от собственных стереотипов времен холодной войны и начать рассматривать Россию как потенциально конструктивного партнера.

И сделать это было бы намного легче, если бы Путин окончательно сбросил эту советскую маску - и позволил г-ну Луговому предстать перед лондонским судом.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru