Архив
Поиск
Press digest
23 апреля 2021 г.
19 июля 2007 г.

Маркус Бернат | Der Standard

ДОВСЕ. "Мы делаем ставку на дальнейший диалог"

Главный переговорщик по ДОВСЕ Михаил Ульянов говорит в интервью STANDARD, что не видит прямой связи между американским противоракетным щитом и выходом России из этого договора

- Срок, по истечении которого Россия выйдет из Договора об обычных вооруженных силах в Европе, приводит в замешательство. Не могли бы вы объяснить, как ваше правительство намерено действовать при приостановлении своего участия в договоре?

- Во-первых, условия ДОВСЕ продолжают действовать. Президент подписал в прошлую пятницу указ, который приостанавливает наше участие в договоре. В субботу мы оповестили об этом все страны-участницы договора. Пункт 19 договора предусматривает, что государство, которое хочет выйти из соглашения, должно оповестить о своем решении другие страны-участницы за 150 дней до выхода. Этот срок начался в прошлую субботу и завершится в субботу, 12 декабря, в полночь. Мы не расторгаем договор, а приостанавливаем его действие. Пока отсрочка действует, мы будем выполнять наши обязательства, предусмотренные договором. Сегодня, во вторник, мы предоставили полугодовую информацию о российских фланговых вооружениях. Мы и дальше будем принимать инспекторов. Мы делаем ставку на дальнейший диалог.

- Чего ваше правительство хочет добиться за эти 150 дней?

- Цель - совместные усилия по возвращению режима контроля над вооружениями в Европе, который уже практически не действует. Существующий ДОВСЕ соответствует реалиям холодной войны, а адаптированный вариант договора от 1999 года так и не вступил в силу. Мы внесли много предложений во время конференции по ДОВСЕ, которая проходила в прошлом году в Вене. К сожалению, НАТО проигнорировало эти предложения. Мы ожидаем ратификации ДОВСЕ после внесения туда определенных изменений. Приведу пример: Россия и частично Украина - единственные государства, которые дискриминируются, поскольку на них наложены территориальные ограничения. Это означает, что российские войска не могут свободно передислоцироваться на части своей территории. Представьте, что Австрии будет запрещено размещать свои войска в Бургенланде или Кернтене. Будете ли вы этим довольны?

- Постоянно ведутся дебаты о так называемых стамбульских обязательствах 1999 года. Запад согласен ратифицировать ДОВСЕ только в том случае, если Россия выполнит договоренности, принятые на стамбульском саммите.

- У этих обязательств нет правовых оснований. Это было политическим решением определенных государств, и большинство этот факт признало. Например, наши грузинские коллеги требуют, чтобы российские военные пенсионеры и члены их семей были выброшены на улицу из своих домов, расположенных на военной базе Гудаута в Абхазии. Это база была ликвидирована шесть лет назад, и ныне там живут каких-то несколько десятков человек - в основном пенсионеры. У меня в этой связи возникает один вопрос: какая связь между пенсионерами и соглашением о вооружении? Я ее не усматриваю.

- Почему Россия не допускает на эту базу инспекции?

- Во-первых, мы этого делать не обязаны. В качестве жеста доброй воли мы разрешили одной миссии посетить Гудауту несколько лет назад. Это ничего не изменило. Поэтому нам необходимо знать цель нового визита. Кроме того, нам нужно согласие Абхазии. НАТО отказалось объяснить нам, что означает исполнение стамбульских обязательств. На самом деле речь идет о двусторонних договоренностях, которые должны быть выполнены в определенный срок. На прошлой неделе была закрыта российская военная база в Ахалкалаки в Грузии, даже ранее предусмотренного срока.

- Существует ли связь между контролем за вооружением в Европе и российскими возражениями по поводу запланированного американцами размещения элементов ПРО в Европе?

- Прямой связи не существует. Каждый из этих вопросов должен расцениваться в соответствии со своей значимостью. В прошлом году мы провели в Вене третью конференцию по ДОВСЕ и продемонстрировали, что Россия больше не станет терпеть нынешнюю ситуацию. Все, хватит. В этом году мы выполняем то, о чем говорили ранее.

Михаил Ульянов, 48 лет. В 1980 году начал свою дипломатическую карьеру в МИДе в Москве, затем работал в российском представительстве при ООН в Нью-Йорке, а также НАТО. В настоящее время возглавляет российскую делегацию на переговорах в Вене по контролю за вооружениями при ОБСЕ.

Источник: Der Standard


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru