Архив
Поиск
Press digest
28 сентября 2021 г.
19 июля 2021 г.

Бертольд Зеевальд | Die Welt

Убийство царской семьи: "Прошло 20 минут, прежде чем их закололи штыками, как скот"

"После отречения от престола Николай II и его семья пережили скитания, конец которым был положен в Екатеринбурге. Там в июле 1918 года они были убиты. Истинные причины стали известны только после распада Советского Союза", - пишет немецкое издание Die Welt.

"После своего вынужденного отречения от престола 18 марта 1917 года бывший царь, теперь именуемый Николаем Романовым, его жена Александра и их дети Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия и Алексей (...) сначала были размещены Временным правительством в Царском Селе под Петроградом (ныне Санкт-Петербург), где им были предоставлены все удобства. Для Николая, освобожденного от всякой ответственности, это были, вероятно, самые прекрасные месяцы в его жизни. Они проводили время за игрой в домино, теннис, чтением и небольшими празднествами", - повествует журналист Бертольд Зеевальд.

"Но после того, как группа мятежных солдат едва не взяла дворец штурмом, а британский король Георг V робко отозвал свое предложение о предоставлении убежища, Романовых для их безопасности перевезли в Тобольск, к востоку от Урала, где им предоставили комфортные покои в резиденции губернатора губернии".

"Но через несколько месяцев после большевистской революции ситуация изменилась. (...) И в хаосе гражданской войны стало ясно, что коммунистическое руководство отнюдь не было неограниченным хозяином партии", - отмечает Die Welt.

"В промышленном городе Екатеринбурге, расположенном в 570 километрах от Тобольска, местные большевики продемонстрировали свою известную воинственность, поручив своему председателю Филиппу Голощекину потребовать в новой советской столице Москве передачи им Романовых. На самом деле у Ленина и его сподвижника, председателя ЦК Якова Свердлова были другие планы. Они хотели устроить показательный суд над Николаем, как это сделала Французская революция над Людовиком XVI. Лев Троцкий видел себя в роли главного обвинителя в этом деле. В то же время они опасались мести превосходящих немецких войск, император которых все-таки был двоюродным братом Николая", - пишет издание.

"До конца существования Советского Союза считалось, что решение об убийстве всей семьи - с целью не дать ей попасть в руки противников гражданской войны - было принято в Екатеринбурге. (...) Сегодня же считается достоверным, что решение было принято в Москве, вероятно, в первых числах июля, когда Голощекин находился в столице".

"Вновь обнаруженные источники подтверждают версию Троцкого, который в своем дневнике в 1935 году воспроизвел разговор со Свердловым. Тот спросил: "А где царь?". "Кончено, расстрелян, - был ответ. - И семья с ним". "А кто решал?", - спросил я. "Мы здесь решали, Ильич (Ленин) считал, что нельзя оставить нам им (белым) живого знамени, особенно в нынешних трудных условиях".

"Даже сегодня некоторые западные историки придерживаются этой версии, которую Троцкий подкреплял другим аргументом: решение было необходимо не только " чтоб запугать, ужаснуть, лишить надежды врага, но и для того, чтобы встряхнуть собственные ряды, показать, что отступления нет".

"Но аргумент, говорящий против этого, заключается в том, что Николай вряд ли годился на роль символа нового царского режима, - полагает автор статьи. - Его правление символизировало некомпетентность и поражение (о чем убедительно свидетельствует безучастная реакция общества на известие о его смерти). Тот факт, что Ленин все же пытался скрыть свое участие в принятии решения об убийстве, его биограф Виктор Себестьен объясняет внешнеполитическими соображениями. По его мнению, вождь революции был обеспокоен международной реакцией, тем более что был убит не только экс-царь, но и вся его семья".

"Британский эксперт по России Орландо Файджес также отвергает версию, что белых хотели лишить Романовых: "Царь, умерший мученической смертью, был для них (белых) более полезен, чем живой царь, который был политически мертв". По мнению Файджеса, большевики были озабочены устранением конкурирующего источника легитимности: "Николай должен был умереть, чтобы советская власть могла жить".

"Однако аргумент о том, что Ленин и его товарищи, уже доказавшие свои представления о праве многочисленными террористическими акциями, на самом деле руководствовались государственно-правовыми соображениями, не убедителен, - считает Die Welt. - Для Ленина Николай был прежде всего "особым классовым врагом", а Романовы - "300-летним позором".

"Поэтому Николай, вероятно, действительно должен был послужить символом для руководства большевиков: символом того, что свои притязания на власть можно без раздумий реализовать с помощью чистого террора. По словам историка и эксперта по Восточной Европе Манфреда Хильдермайера, "несоразмерное, никакой целью неоправдываемое насилие", должно было доказать всему миру, что советская власть будет действовать против своих врагов "без ложной сентиментальности". С этим согласуется и тот факт, что шесть членов династии Романовых, находившихся под стражей в Алапаевске, также были убиты в ночь с 17 на 18 июля".

"Один из комиссаров ЧК, Яков Юровский, получил от Голощекина задание организовать расправу. (...) Он набрал дюжину палачей, достал оружие и грузовик для перевозки тел и ждал кодового слова "суд". Поскольку он опасался, что русских стрелков будут мучить угрызения совести, его отряд убийц состоял в основном из латышей и венгров".

"В 01.30 семерых членов семьи Романовых, их семейного врача и трех слуг разбудили и привели в подвал. Николаю пришлось нести на руках своего сына Алексея, у которого начался новый приступ гемофилии. Женщины надели свои платья, в которые было вшито множество драгоценностей и жемчуга. Затем появились убийцы, некоторые из них были пьяны. Юровский заявил, что президиум Уральского облсовета принял решение приговорить Романовых к смертной казни. "Не понимаю", - говорят, ответил Николай. - Прочти еще раз". Юровский прочел. "Что? Что?", - такими были последние слова бывшего царя".

"Затем началась яростная стрельба. Юровский выкрикивал приказы, но стрельба становилась "все более беспорядочной", "грохот выстрелов был таким оглушительным, дым от пороха таким густым, что никто ничего не видел и не слышал", - так описывает кончину Романовых британский историк Саймон Себаг-Монтефиоре. Николая убили быстро, его жене Александре Юровский выстрелил "в упор в голову, так что мозг и кровь хлынули из размозжённого черепа". Некоторые из детей, благодаря вшитым в одежду украшениям, были все еще живы после беспорядочной стрельбы. Прошло 20 минут, прежде чем и последних закололи штыками, как скот".

"Днем 18 июля ВЦИК собрался на плановое заседание в московском Кремле. Вначале Свердлов зачитал заявление: "(...) После попытки белогвардейцев похитить семью Романовых (...) Президиум областного Совета Екатеринбурга постановил расстрелять бывшего царя Николая Романова вечером 16 июля. (...) Семья Романова (...) эвакуирована". В протоколе заседания было лишь отмечено: "Доклад товарища Свердлова заслушан и принят к сведению". А затем ВЦИК перешел к вопросам организации системы здравоохранения", - пишет Die Welt.

Источник: Die Welt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru