Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
19 июня 2013 г.

Обзор прессы | InoPressa: тема дня

Путина-актера на G8 сравнили с Гленн Клоуз, но коммюнике приняли уважительное

Обама и Путин после двусторонней встречи вышли к прессе с каменными лицами и ледяными глазами, но это "лицедейство для внутренней аудитории", допускают СМИ. Итоговый документ саммита "большой восьмерки", по словам Кэмерона, "очень сильный", хотя западные лидеры, относясь к Путину с пиететом, не стали требовать ухода Асада и обвинять его режим в применении химического оружия.

"Встреча G8 завершилась откровенным тупиком по Сирии", - утверждает The New York Times. "Во вторник США и другие крупные индустриальные государства затушевали разногласия по Сирии и вопросам международной экономики в заявлениях, которые подвели итог ежегодному саммиту G8 в Северной Ирландии", - полагают корреспонденты.

Лидеры государств ушли от столкновения с президентом Путиным, не упомянув в итоговой декларации проблемы, вызывающие самые острые разногласия. Прежде всего, это судьба президента Башара Асада в рамках любого возможного мирного урегулирования в Сирии, отмечают авторы статьи.

После длительных переговоров лидеры одобрили идею провести новую мирную конференцию в Женеве "как можно скорее", что премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон назвал "уклонением" от решения проблемы. Встречу в Женеве, скорее всего, отложат до конца августа или сентября, и это подогревает опасения, что Путин пытается тянуть время в интересах Асада.

"Путин, играя на страхах перед тем, что в ряды повстанцев входят экстремисты, связанные с "Аль-Каидой", повторил свой аргумент, что разрозненная оппозиция не сможет сформировать альтернативное правительство", - отмечает издание.

"Лидеры государств осудили использование химического оружия в Сирии, но, относясь к Путину с пиететом, не стали обвинять Асада в его применении против повстанцев, как утверждают американцы, британцы и французы", - говорится в статье.

Также в коммюнике содержится призыв в одинаковой мере к сирийскому правительству и оппозиции "считать своим долгом уничтожение или изгнание из Сирии всех организаций и лиц, имеющих отношение к "Аль-Каиде" или другим негосударственным организациям, связанным с терроризмом".

Несмотря на явные расхождения между Россией и всеми остальными, Белый дом опубликовал заявление по итогам саммита, в котором приветствовал "достигнутый по Сирии международный консенсус": "В подтверждение положительного результата администрация перечислила соглашение по политическому процессу в Женеве с целью разрешения конфликта, расследование использования химического оружия и дополнительную гуманитарную помощь сирийцам в размере 1,5 млрд долларов", - передает газета.

"По экономической тематике особо важным оказался вопрос о сотрудничестве в борьбе против незаконного уклонения от уплаты налогов и против легальных уловок, к которым прибегают транснациональные компании для минимизации налоговых отчислений", - отмечают авторы публикации.

Во вторник один журналист спросил, не чувствовал ли президент Путин себя "одиноким" на саммите G8, рассказывает в блоге Foreign Policy журналист Элиас Гролл. Путин возразил: "Дискуссия была общей. Кто-то с кем-то соглашался, кто-то по каким-то вопросам спорил. Но ни разу не было так, что Россия в одиночку отстаивала свои подходы к решению сирийской проблемы".

Если изоляция России на саммите была призвана подтолкнуть к прорыву, то ничего не вышло, считает Гролл. Путин добился, чтобы в коммюнике не упоминалось об Асаде.

"Вероятно, этот саммит запомнят не по дипломатическому прорыву, а как одну из великих вех в "мем-фикации" дипломатии", - полагает автор. Фото Путина и Обамы на их совместной, "мрачно-неловкой" пресс-конференции попало на BuzzFeed, поясняет он.

"Ныне Путин стал виртуозно играть роль злодея на подобных саммитах. Реагируя на требования поставить оружие сирийским повстанцам, он отмел эти усилия как нечто, равносильное вооружению каннибалов", - говорится в статье.

"То была кульминация политического лицедейства на этом богатом на лицедейство саммите, пишет Süddeutsche Zeitung: Барак Обама и Владимир Путин после двусторонней встречи вышли к прессе и постарались сделать лица каменными, а глаза - ледяными. Когда Обама говорил, Путин смотрел на его ботинки, как будто вовсе и не слушал. Попытка Обамы сострить об успехах Путина в дзюдо "и моих слабеющих достижениях в области баскетбола" получилась очень вымученной. Затем - короткое рукопожатие. И все. В этот момент до любого наблюдателя должно было дойти, что саммит G8 провалился", - пишут авторы статьи.

Но за ужином с участием мировых лидеров стало ясно, что "похолодание в отношениях было явно разыграно для домашней аудитории". "Оба государственных мужа в той же степени актеры, в какой и политики. Дискуссия получилась столь конструктивной и предметной, что к концу саммита страны-участницы смогли обнародовать совместное коммюнике по положению дел в Сирии", - говорится в статье.

Барак Обама и Владимир Путин встретились на переговорах в понедельник, но ситуация оказалась, скажем, несколько напряженной, пишет Джеральд Сейб в блоге The Wall Street Journal. Решение Обамы отправить оружие повстанцам, воюющим с президентом Асадом, не вполне устроило Путина. После встречи во время саммита G8 в Ирландии они оба выглядели не очень веселыми.

Итак, российский лидер недоволен американцами. С точки зрения американцев, вопрос довольно прост: имеет ли это значение? Есть искушение ответить "нет", ведь через два десятилетия после распада Советского Союза влияние Москвы ослаблено.

Но все не так просто, указывает автор. Этой весной Университет национальной обороны представил документ под названием "Россия все еще имеет значение" с перечислением семи областей, в которых политика России по-прежнему важна, включая контроль над вооружениями и гонку за арктические резервы, в дополнение к вопросам Сирии, Ирана, Северной Кореи и стремлению Америки уйти с территории российского соседа - Афганистана.

Так что, да, Путин, возможно, немного ворчлив, но, как Гленн Клоуз в фильме "Роковое влечение", он может по праву сказать: "Я не позволю игнорировать себя".

У России есть масса резонов выступать против внешнего вмешательства в Сирии: от справедливого страха перед созданием рассадника терроризма до защиты собственной сферы влияния и попыток уязвить Америку, замечает обозреватель The New Republic Юлия Иоффе. Она пишет: "Часто россияне выглядят сварливыми и лицемерными, особенно когда их возражения против интервенции сочетаются с поставками оружия Асаду и оттягиванием мирных переговоров в Женеве".

Но главная беда - в том, что американцы не принимают российскую позицию всерьез, видя только сварливость. Если Россия остерегает от вооружения повстанцев, среди которых все более доминируют экстремисты, некоторые представители Вашингтона реагируют автоматически, бездумно: "Fucking Russians", - пишет Иоффе.

Иоффе полагает: российская сторона действительно отчасти виновата в обострении сирийского конфликта. "Но, моментально отметая тревоги России, мы рискуем последовать ее принципу ("если американцы "за", мы должны быть "против") и превратить события в некую холодную войну а-ля "лента Мёбиуса".

Есть также риск упустить из виду здравые аргументы России. "Россия и раньше бывала права - например, по вопросу об Ираке", - признает Иоффе.

Являются ли противоположные позиции России и западного мира по Сирии проявлением непримиримости их политических философий? Есть ли Москве место на встречах руководителей индустриальных демократий? - спрашивает в La Presse Андре Пратт.

На самой первой встрече в 1975 году группа подтвердила приверженность "открытому демократическому обществу", "личной свободе и социальному прогрессу". Сегодня очевидно, что Россия не разделяет этих идеалов. На каких же принципах в таком случае базируется G8 в наши дни?

Если речь идет о самых мощных экономиках мира, то следует пригласить Индию, Китай и Бразилию. Но получившаяся G11 будет дублировать G20, полагает Пратт.

Изначально подобные встречи задумывались для обсуждения актуальных проблем в неформальной обстановке. Однако современный мир устроен гораздо сложнее, чем 40 лет назад, да и влияние "восьмерки" уже не то, что прежде. В нестабильном и опасном мире без лидеров политологи говорят о группе "G-ноль".

Однако, по мнению автора, состав участников большой роли не играет: главное, чтобы лидеры государств могли общаться максимально открыто и как можно чаще, это создает "уникальные возможности". "Именно поэтому Россия должна остаться желанной гостьей G8", - подытоживает Пратт.

Также по теме:

Саммит G8: Путин - ангел-хранитель Башара Асада (Der Spiegel)

Главный представитель России по Ближнему Востоку выступает за скорейшее политическое решение в Сирии (Financial Times)

Российские мотивы в Сирии геополитикой не исчерпываются (Financial Times)

Путин не уступил Сирию на саммите G8 (The Washington Times)



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru