Архив
Поиск
Press digest
16 июля 2019 г.
19 июня 2019 г.

Леа Данг | Slate.fr

В Норвегии мужчины, занимающиеся сексуальным домогательством, считаются "лузерами"

"К проблеме уличных домогательств во многом причастны социальные отношения и география", - пишет журналистка Леа Данг на портале Slate.fr.

"Помню, как узнав на встрече со скандинавскими феминистками о том, что одна норвежская девушка, приехавшая учиться в Париж, перебралась в Канаду прямо посреди учебного года, поскольку она "устала" от приставаний на улице, я покраснела от стыда. Выйдя тем вечером на улицы Тромсё, крупнейшего города в северной Норвегии, получившего прозвище "северный Париж", я осознала, что в течение полугода не сталкивалась ни с какими уличными домогательствами", - отмечает журналистка.

"А ведь во Франции, как и 81% женщин, я постоянно оказывалась объектом мимолетных комплиментов незнакомцев, встречающихся на моем пути, в виде замечаний и похотливых присвистываний. Как объяснить то, что опыт женщин в публичном пространстве настолько отличается в разных странах?" - задумывается Данг.

"Я думаю, что когда мужчина пристает к женщине на улице, это указывает на то, что ему тяжело даются отношения или что он ощущает себя выше ее. В Норвегии, если мужчина так себя ведет, остальные будут считать его лузером. Победитель не опустится до такого", - утверждает 29-летний норвежский преподаватель.

"Представления о мужских чертах характера и поведения в общественных местах различаются в зависимости от географии и общества", - говорится в статье. "Тот, кто пристает к женщине на улице и присвистывает ей вслед, выставляет себя не в лучшем свете", - говорит Энн Бич, специалист по проблемам сексуальных домогательств в Норвегии.

"Такое различие отчасти объясняется длительной борьбой за гендерное равенство: первый закон о равенстве между мужчинами и женщинами был принят в Норвегии в 1978 году во время второй феминистской волны 1970-х годов. В тот же период появилось уникальное для Европы движение: Myke menn ["мягкие мужчины"], восстающие против мифа о мужественных викингах и мужских стереотипов, которые не вполне совпадают с их желанием заботиться о своих детях", - пишет портал.

"Во Франции именно мужчина, по большей части, является инициатором обольщения и делает первый шаг, вкладывая деньги (на бокал вина, ресторан, места в кинотеатре и т. д.) ради того, чтобы создать более близкие отношения с женщиной, которую он страстно желает. Галантная модель поведения все еще доминирует в гетеросексуальных отношениях. В Норвегии же такая динамика менее распространена, скорее даже можно говорить о противоположной тенденции", - говорится в статье.

"Норвежская модель обольщения гораздо более сбалансирована, чем средиземноморская. Женщины занимают более активную позицию и их сексуальность расценивается не в свете их половой принадлежности", - говорит Аня Слеттеланд, специалист по проблемам сексуальных домогательств в Норвегии. Женщины не подвергаются дискриминации. "Понятие "доступная девушка" в Норвегии совершенно устарело. Если кто-то использует это выражение в качестве аргумента, он рискует нарваться на возгласы резкого неодобрения", - добавляет она. В Норвегии общественное пространство не считается местом, способствующим игре в соблазнение. Знакомства происходят в местах, где уже существует определенная близость (в университете или на рабочем месте), а не на улице или в барах", - передает автор публикации.

"По мнению специалистов по социальной географии, при анализе общественного пространства необходимо учитывать такой фактор как климат. Во Франции и странах Средиземноморья он благоприятствует знакомствам на открытом воздухе. В Норвегии погода подталкивает к большему уходу в себя: люди проводят больше времени в помещении, а на улицах общаются меньше", - указывает журналистка.

"Пространство, которым пользуются люди, также определяет типы социальных отношений: "Сексуальные домогательства становятся все более распространенными, поскольку городская застройка все больше уплотняется", - поясняет Мэрилин Либер в своей статье "Чувство незащищенности женщин в общественном пространстве: препятствие гражданству?" В Норвегии плотность населения низкая (14 жителей на квадратный километр) по сравнению с Францией (123 человека на такую же площадь)", - говорится в публикации.

"Социальное доверие" - то, как люди договариваются между собой - в Норвегии очень высокое, там люди в подавляющем большинстве положительно отвечают на вопрос: "Могу ли я доверять другим?" - отмечает Slate.fr.

"В докладе, опубликованном в 2017 году Советом министров Северных стран, подчеркивается, что социальное доверие уменьшает насилие, преступность и конфликты и способствует альтруистическому поведению", - напоминает автор статьи.

"Шведский политолог Бо Ротштейн в своих работах объясняет, что низкий уровень социального неравенства способен облегчить достижение доверия, которое позволит смягчить отношения между людьми в публичном пространстве. Доверчивое и более внимательное к гендерному равенству общество стало бы самым эффективным оплотом против уличных домогательств", - передает автор статьи.

Источник: Slate.fr


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru