Архив
Поиск
Press digest
7 июля 2020 г.
19 июня 2020 г.

Эндрю Хиггинс и Деклан Уолш | The New York Times

Как два россиянина оказались впутанными в войну в Ливии, а теперь стали героями боевика

"За 13 месяцев, прошедших после того, как лихой российский социолог был похищен террористами в ливийской столице, садисты-исламисты его пытали, морили голодом и мучили фальшивыми обезглавливаниями. Проходя через все это, он решительно отвергал требования признать себя русским шпионом. По крайней мере, так показано в российской широкоформатной версии реальной драмы, которая сделала социолога Максима Шугалея и его российского переводчика игроками в еще одной мрачной главе о заграничных интригах, разворачивающихся в разгар хаотичной войны в Ливии", - пишет The New York Times.

"Ливийские злоключения двух мужчин начались в марте прошлого года с того, что их российский работодатель назвал "исследовательским проектом", из-за которого они быстро оказались в печально известной тюрьме по обвинению в нарушении визового режима и вмешательстве в ливийскую политику. В рамках кампании по освобождению россиян их работодатель, теневой частный российский фонд, помог профинансировать полнометражный фильм, премьера которого состоялась на российском государственном телевидении в прошлом месяце", - указывает газета.

"На прошлой неделе сага приобрела странный новый поворот: в российских и арабских новостях сообщили, что двух россиян вывезли из их камер возле аэропорта Триполи и доставили в Турцию, соперницу России за влияние в Ливии, для допроса турецкой тайной полицией. Чиновники ливийского правительства в Триполи, поддерживаемого ООН, которое удерживает русских, опровергли эти сообщения. "Их не перевели ни в какое другое место", - заявил Ахмед бин Салем, представитель ополчения, которое контролирует тюрьму, где они содержатся. Турция комментариев не предоставила", - говорится в статье.

"Тем не менее, эти сообщения подчеркивают, как судьба двух россиян оказалась вплетена в сложные маневры иностранных держав, которые подпитывают ливийский конфликт, особенно Турции и России. В более широком смысле этот случай символизирует многогранные и порой противоречивые действия России в богатой нефтью североафриканской стране, где множество официальных и номинально частных российских военных и политических групп установили связи с конкурирующими ливийскими силами, очевидно надеясь, что одна из них выйдет победителем", - пишет The New York Times.

Издание напоминает, что "официально Москва признает правительство Триполи, хотя российские наемники и военные самолеты поддерживают Халифу Хафтара, командира ополчения, чья 14-месячная кампания по захвату Триполи была отбита в этом месяце. В то же время российские политические игроки и бизнесмены обратились и к другим потенциальным союзникам".

"Русские любят распределять свои инвестиции, - подчеркивает Фредерик Верей, специалист по Ливии из Фонда Карнеги за Международный Мир. - С самого начала они могли видеть, что Хафтер не обязательно является выигрышной ставкой, поэтому они подстраховались". Страховкой в данном случае был Саиф аль-Ислам Каддафи, второй сын свергнутого многолетнего диктатора Ливии полковника Муаммар Каддафи и открытый конкурент как Хафтара, так и правительства Триполи".

"54-летний Шугалей и его переводчик Самер Суэйфан были арестованы в мае прошлого года после тайной встречи с Каддафи. (...) Спонсором поездки россиян выступил Фонд защиты национальных ценностей (...).(Он также отправлял и третьего россиянина, Александра Прокофьева, но он бежал из Ливии до того, как двух остальных арестовали, и к настоящему моменту уже вернулся в Россию).

Шугалей, в дополнение к его квалификации, которую он может иметь в качестве социолога, является ветераном-политическим агентом. Он ненадолго попадал в новости в России в 2002 году, когда съел документы, чтобы предотвратить их передачу судье во время электорального диспута в Санкт-Петербурге. До поездки в Ливию он входил в группу россиян, обвиняемых во вмешательстве в выборы на Мадагаскаре", - отмечается в статье.

"В Ливии его встречи с политическими деятелями привлекли внимание ливийской разведки, которая арестовала его и его переводчика. Власти конфисковали документы и ноутбуки, которые, по их словам, показывают, что Шугалей готовил вмешательство в ливийские выборы и координировал с Каддафи план по возвращению его к власти. Но Александр Малкевич, глава фонда, который отправил Шугалея в Триполи, опроверг обвинения, заявив, что они, вероятно, не могли вмешиваться в выборы, потому что таковых не было. Запланированные выборы в Ливии потерпели крах в результате боевых действий, но они все еще обсуждались, когда россияне прибыли в Триполи", - говорится в статье.

(...)В последние девять месяцев в соперничестве международных сил в Ливии , стремящихся к получению нефти, деловых перспектив или стратегических преимуществ, "доминирующими силами стали Россия и Турция", пишет The New York Times, напоминая, что российские наемники, работающие на группу Вагнера, выступали в Ливии на стороне Хафтара, а Турция остановила наступление Хафтара на Триполи. "(...) Но россияне не ограничиваются одной стороной войны. Российские бизнесмены установили связи с группировками в западном городе Мисурата, и лидер осаждаемого правительства Триполи Файез Саррадж посетил Россию в октябре, чтобы присутствовать на встрече африканских лидеров, организованной Путиным, даже в то время, когда российские наемники атаковали его столицу. Есть и те, кто считает, что семья полковника Каддафи еще может вернуться - перспектива, которая, по-видимому, является мотивом обращения к его сыну со стороны ныне заключенного в тюрьму российского политического агента", - говорится в публикации.

"Кирилл Семенов, эксперт по Ливии в Российском совете по международным делам, отметил, что поездка Шугалея, по-видимому, является частью усилий по распространению влияния со стороны петербургского бизнесмена Евгения Пригожина. (...) "Российские военные занимают одну позицию, Кремль - другую, а структуры Пригожина - третью", - указал Семенов. Эти позиции, добавил он, иногда совпадают, а иногда сталкиваются. (...) Считается, что он спонсировал поездку Шугалея на Мадагаскар в 2018 году, и, по утверждению " Досье", лондонской исследовательской группы, противостоящей Кремлю, контролирует AFRIC, финансируемый Россией исследовательский институт, ориентированный на Африку. В марте прошлого года - месяце отъезда Шугалея в Ливию - AFRIC предоставил документацию, подтверждающую его статус "исследователя и эксперта. Работодатель Шугалея Малкевич настаивает, что его фонд не имеет никаких связей с Пригожиным. В 2018 году Соединенные Штаты ввели санкции в отношении Малкевича за его роль в предполагаемой операции влияния, управляемой Пригожиным".

"Малкевич сообщил, что он отправил троих россиян в Ливию, чтобы узнать, как "под флагом так называемой демократии" Ливия "так быстро развалилась на части" после свержения полковника Каддафи в 2011 году. Согласно версии, представленной в фильме, Шугалея и его переводчика схватили хорошо вооруженные люди в ходе операции, которую координировал зловещий американец по имени Джон. Один высокопоставленный ливийский чиновник сообщил, что американский персонаж в фильме может быть отсылкой к наводке, полученной ливийцами от американской разведки, которая и побудила их предпринять действия против Шугалея", - пишет The New York Times.

"Малкевич, который настаивает на том, что фильм "полностью соответствует действительности", пообещал, что он поможет заключенным россиянам, повысив информированность мировой общественности об их положении", - указывается в статье.

"Сотрудник ливийской службы безопасности в Триполи, с которым связались по телефону, фыркнул при упоминании фильма и сказал, что не может заставить себя досмотреть его до конца. Бин Салем, представитель ополчения, которое контролирует тюрьму, где содержатся россияне, отрицает, что с русскими обращались плохо. Фильм "не отражает реальность", уверяет он, предоставляя фотографии одетых в аккуратную форму заключенных, которые пекут хлеб, делают садовую мебель и играют в футбол".

"Однако Ханан Салах, старший исследователь по Ливии в Human Rights Watch, говорит, что организация "задокументировала последовательные обвинения в жестоком обращении и бесчеловечных условиях" в тюрьме, которые вызывают "серьезные опасения по поводу того, что тот, кто находится там, рискует подвернуться жестокому обращению того или иного рода".

"Поначалу правительство Триполи надеялось использовать заключенных как козырь на переговорах. Утечка аудиозаписи телефонного разговора между высокопоставленным ливийским чиновником и работодателем Шугалея заставляла предположить, что ливийцы готовы освободить его, если Путин перейдет на другую сторону в войне и поддержит правительство Триполи".

"Год спустя вышел фильм "Шугалей", который ливийские чиновники истолковали как откровенную переговорную тактику. Советник Сарраджа заявил, что эта история, похоже, содержит месседжи и даже угрозы. В заключительной сцене, отметил он, тюрьма, в которой содержатся двое россиян, подвергается атаке, сотрясаясь от взрывов и обстрелов. Убивают любящего пытки командира. Шугалей хватает оружие и героически освобождает других заключенных, включая своего переводчика. Двое мужчин двигаются к свободе на фоне разгрома и горящей тюрьмы".

В написании статьи приняли участие Сулиман Али Цвай, Майкл Швирц и Карлотта Галл.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru