Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
19 марта 2007 г.

Стивен Ли Майерз и Алан Коуэлл | The New York Times

Версия русского затуманивает тайну отравления

Дмитрий Ковтун впервые в жизни приехал в Лондон 16 октября прошлого года. Забросив чемоданы в гостиницу неподалеку от пощади Пикадилли, он тут же отправился на встречу - тоже первую в жизни - с бывшим офицером КГБ Александром Литвиненко, чья смерть от радиационного отравления через пять недель стала одним из самых громких преступлений после окончания холодной войны.

Британские следователи быстро сузили круг подозреваемых до Ковтуна и его делового партнера Андрея Лугового, встречавшихся с Литвиненко 1 ноября, в день, когда тот заболел. Однако Ковтун выворачивает все наизнанку, утверждая, что 16 октября - это день, когда Литвиненко подверг его действию яда, полония-210. "Я далек от мысли, что все было продумано заранее, - заявил Ковтун. - Я думаю, что происходили вещи, не продуманные заранее".

Немалые сомнения до сих пор окружают смерть Литвиненко 23 ноября в возрасте 43 лет, но версия Ковтуна, изложенная в его самом пространном и подробном интервью и не поддающаяся независимой проверке, иллюстрирует сильно расходящийся с общепринятым взгляд на дело Литвиненко, как оно видится из Москвы. Она также наводит на мысль, что выяснение истины может в конце концов оказаться невозможным, учитывая сложную, потаенную сеть связей, соединяющую Россию с ее добровольными и недобровольными эмигрантами в Лондоне.

По сообщениям британских СМИ, не оспариваемых Скотланд-Ярдом, следователи сосредоточились на встрече Ковтуна и Лугового с Литвиненко 1 ноября. Их изображают как секретных агентов, посланных отомстить Литвиненко за предательство Федеральной службы безопасности, пришедшей на смену КГБ.

В России же прокуратура расследует то, что она называет покушением на убийство Ковтуна посредством воздействия полонием. (Уровень воздействия радиации на Ковтуна неизвестен.) В своих редких заявлениях прокуратура высказывает предположение, что российские магнаты, живущие в эмиграции, включая тех, кто в свое время руководил ЮКОСом, заказали убийство Литвиненко и по ходу дела запятнали Ковтуна.

Родственники и друзья Литвиненко за границей, в свою очередь, говорят, что убийство Литвиненко заказали Кремль или спецслужбы, которые теперь пытаются затуманить общественное сознание и воспрепятствовать правосудию.

Какова бы ни была истина, Ковтун и Луговой, бывшие соученики, друзья и деловые партнеры, находятся в центре событий в Лондоне, начиная с того дня, когда Ковтун вместе с Луговым приехал, осуществляя мечту, возникшую на школьных уроках английского, "увидеть Вестминстерское аббатство и другие места" в Лондоне.

Везде, где они побывали 16 октября - в компании по международной безопасности Erinys на Гросвенор-стрит, в суши-баре Itsu на Пикадилли и в отеле Best Western Premier Shaftesbury Hotel неподалеку от площади Пикадилли - впоследствии были обнаружены следы полония-210, утверждают чиновники британских служб здравоохранения. А также в гостинице Parkes Hotel, где они поселились на следующий день, недовольные первоначально выбранным местом проживания.

С Ковтуном, которому 41 год, мы беседовали в офисе Лугового на втором этаже гостиницы "Рэдисон Славянская", одного из самых модных отелей Москвы. 40-летний Луговой дал отдельное интервью и тоже сделал все возможное, чтобы опровергнуть точку зрения, укоренившуюся на Западе.

Ковтун - единственный, кто назван (прокуратурой Германии) возможным подозреваемым, прежде всего в незаконном хранении полония во время посещения своей бывшей жены в Гамбурге 28-31 октября, перед тем как вернуться в Лондон. Он отрицает это.

Вне зависимости от источника, следы полония сопровождали Ковтуна в Москву на борту самолета British Airways и в Германию, где он когда-то служил в чине капитана советского Главного разведывательного управления. Он заявил, что никогда не служил в КГБ и организации, пришедшей ему на смену.

После распада СССР он остался в Германии и женился на немецкой гражданке. Хотя сейчас они в разводе, заявил он, у них с женой сохранились близкие отношения, и она согласилась встретиться со следователями.

"Когда начали называть адреса, где были обнаружены следы полония, мы поняли, что были по этим адресами только 16 и 17, - заявил Ковтун, имея в виду свою первую поездку в Лондон в октябре. - Я подумал, что мой контакт был там, так как они нашли вещество в Германии. Его могли привезти только оттуда. И когда я понял, что эти следы сохранялись долгое время, я подумал, что они могут быть только оттуда. Я никогда не имел никаких контактов с полонием или другими радиоактивными веществами".

Ковтун сказал, что не может объяснить, как он подвергся действию радиации. Он отказался также сказать, считает ли он, что Литвиненко подвергся ее действию ранее или транспортировал материал.

Ядерные эксперты говорят, что, если бы Литвиненко проглотил смертельную дозу 16 октября, симптомы проявились бы почти немедленно, а это произошло лишь вечером 1 ноября, после его встречи с Ковтуном и Луговым.

Ковтун руководит консалтинговой компанией "Глобальный проект", которую он создал, вернувшись из Германии в Москву в 2003 году. Она специализируется на помощи иностранным компаниям, включая британские, в деле инвестирования в Россию. Луговой, как и Литвиненко, является ветераном отдела КГБ, который занимался охраной советских, а затем российских лидеров. Оба когда-то тесно сотрудничали с магнатом-миллиардером Борисом Березовским. Луговому теперь принадлежит охранная фирма "Девятый вал". Во время первой поездки в Лондон, в октябре, заявили Ковтун и Луговой, им показалось, что Литвиненко готов свести их со своими деловыми партнерами в Лондоне, включая компанию Erinys.

Ковтун заявил, что при первой встрече Литвиненко не произвел на него хорошего впечатления. "Он был очень политизированным, - сказал он. - При малейшей возможности поговорить о политике он охотно переходил на эту тему и говорил абсурдные вещи".

Он не стал вдаваться в подобности о темах разговоров Литвиненко, но дал понять, что речь шла о событиях в России. Тем не менее эти трое встретились вновь 17 октября за ланчем в китайском ресторане.

После поездки в Германию Ковтун вернулся в Лондон утром 1 ноября самолетом авиакомпании Germanwings, который, по словам немецких чиновников, не проверяли на заражение.

Он и Луговой не планировали встречаться с Литвиненко в тот день, но, по их словам, Литвиненко настойчиво звонил им 1 ноября, чтобы устроить встречу. Ковтун заявил, что у него были встречи в инвестиционной компании Eco3 Capital, зарегистрированной по адресу Гросвенор-стрит, 58, недалеко от гостиницы Mayfair Millennium Hotel, где остановились россияне.

В ноябре прошлого года представители британских органов здравоохранения говорили, что следы полония были обнаружены также на Гросвенор-стрит, 58. Представитель компании Eco3 Capital отказался обсуждать визит Ковтуна, сказав только, что он имел дело с клиентом, а не с самой инвестиционной компанией.

Наконец эти трое договорились встретиться днем в баре Pine Bar гостиницы Mayfair Millennium, где были обнаружены следы полония, а семь сотрудников бара подверглись действию малых, не смертельных доз. Следы были обнаружены и в номерах - видимо, тех, которые занимали русские.

Луговой и Ковтун отметили, что британские и российские следователи предупредили их, что они не должны обсуждать детали самого расследования. В частности, они уклонялись от обсуждения того, что происходило в баре, включая вопрос, пил ли Литвиненко что-нибудь, - но оба назвали встречу короткой и в целом ненужной, учитывая, что они планировали встретиться на следующее утро.

Ковтун сказал, что Литвиненко был взволнован. Он выглядел нездоровым. "Мы не так уж долго говорили с Литвиненко, выглядел он странно, а сидел рядом со мной, - заявил он. - Он все время говорил. Он рта не закрывал".

Когда возникли их имена, они оба добровольно вызвались встретиться с британскими следователями и имели беседу с чиновниками британского посольства в Москве 23 ноября, за несколько часов до смерти Литвиненко и до того, как специалисты установили, что он подвергся действию полония. Следы полония были впоследствии обнаружены в посольстве.

Ковтун отправился в больницу для проверки, которая показала, что он "серьезно заражен" полонием, хотя он не сказал точно о дозе, сославшись на договоренности с британскими и российскими следователями. Он лечился и сейчас чувствует себя хорошо, заявил он, назвав ложью декабрьское сообщение агентства "Интерфакс", что он впал в кому.

Он обрил голову, вызвав бурю слухов о состоянии его здоровья, когда появился в телеинтервью, но он заявил, что это была мера предосторожности, так как радиоактивный материал мог проникнуть в организм через волосы. Волосы у него отрастают.

Они оба заявили, что активно сотрудничают с британскими и российскими следователями, один из которых, по словам Лугового, заверил его, что он не является подозреваемым. "Андрей, вы только свидетель", - сказал следователь, по его словам. Среди других свидетелей - родственники Лугового и его личный секретарь в Москве, никогда не бывавший в Лондоне.

Следователи в Лондоне и Москве отказались обсуждать дело, но Скотланд-Ярд объявил, что передал дело в прокуратуру Британии, где будут решать вопрос о предъявлении обвинений. Это может произойти в любой момент или не произойти никогда.

Русские между тем заявили, что они жертвы обстоятельств, предвзятости и предрассудков, а также яда, который убил Литвиненко.

"Я хочу, чтобы вы поняли одно, - заявил Луговой. - Я и Ковтун считаем себя пострадавшей стороной".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru