Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
19 марта 2007 г.

Марк Чемпион | The Wall Street Journal

Континентальный сдвиг и 50-летие ЕС

В следующие выходные лидеры стран Евросоюза соберутся в Берлине, чтобы отпраздновать 50-летие со дня основания блока подписанием декларации, направленной на определение сущности ЕС. Найти правильные слова будет нелегко.

Эта декларация оказалась в центре внимания, потому что в последнее время создалось впечатление, что ЕС утратил ориентацию. Критический момент слома наступил в 2005 году, когда Франция и Нидерланды провели референдумы по проекту конституции, которая обеспечила бы блоку министра иностранных дел и президента. Население обеих стран отвергло эту идею, что знаменовало собой окончание периода амбиций для ЕС, когда была принята общая валюта и блок расширился, приняв в свой состав десять новых стран.

С этого момента расширение ЕС - техническое обозначение для вступления в ЕС новых стран - стало непристойным ругательством, которого политики стараются избегать в свете крайней непопулярности этого понятия.

Обходя в прошлом правила в степени, граничащей с их полным нарушением, чтобы привести страны к принятию евро - в частности, когда Италию приняли в еврозону, несмотря на то, что государственный долг этой страны составлял более 120% ВВП, что вдвое превышает допустимый стандарт, - ЕС теперь настаивает на соблюдении буквы закона, чтобы удерживать новые государства в стороне.

Декларация, которую должны будут подписать в Берлине на следующей неделе, направлена на то, чтобы ЕС снова мог прощупать почву по поводу конституции, составив короткий текст, излагающий значение ЕС в целом. Однако Великобритания настаивает на том, чтобы слово "конституция" не употреблялось. Франция хочет, чтобы в качестве ключевой ценности ЕС была включена европейская модель социального обеспечения, против чего остальные страны возражают. Польша желает, чтобы была упомянута христианская религия, а Франция и большинство других стран выступают против этого. На Германии, являющейся в настоящее время председателем ЕС, лежит ответственность за формулировку текста.

"Будет вовсе не легко прийти к согласию по поводу ценностей, которые мы хотим включить в Берлинскую декларацию", - признал на этой неделе в Европарламенте министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер.

Евросоюз всегда был разделен на фракции, и текст декларации так или иначе будет сформулирован. Но взгляд на последнего кандидата ЕС на осуществление новой объединяющей миссии - энергетической безопасности - дает понять, что сдвиг в блоке - это нечто большее, чем обычные распри.

ЕС начинал свое существование как блок шести стран для объединения производства угля и стали в 1952 году. Целью этой организации было обеспечение ситуации, в которой ключевые отрасли промышленности, необходимые для ведения войны, были бы настолько взаимосвязаны, чтобы Франция и Германия никогда больше не смогли воевать между собой. Поэтому когда в прошлом году Россия отрезала своим соседям подачу газа и нефти, создав критическую угрозу поставкам энергоносителей в ЕС, формирование общей энергетической политики выглядело как идеальный вариант новой ключевой задачи ЕС.

Однако российский газ не имеет того же объединяющего значения, как память о двух мировых войнах. Некоторые страны ЕС получают весь свой газ из России, другие не получают оттуда ничего. Франция получает большую часть своей электроэнергии за счет ядерного топлива, в то время как Австрия ввела запрет на ядерную энергетику. Некоторые страны хотят расформировать национальные энергетические гиганты, которые контролируют сети поставок и рынки продаж. Большинство стран считает, что сохранить их будет безопаснее. Некоторые страны, например Польша и три прибалтийских государства, делают все возможное, чтобы диверсифицировать свои поставки энергоносителей, ликвидировав зависимость от России. Германия, напротив, строит новый газопровод, идущий напрямую из России.

Медленный прогресс в деле формирования общей политики энергетической безопасности является одной из причин, по которым энергетический саммит ЕС в этом месяце сконцентрирован не на этой проблеме, а на вопросе климатических изменений. По крайней мере, почти все в Европе согласны, что климатические изменения - это плохо.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru