Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
19 мая 2005 г.

Редакция | The Economist

Преступление и наказание

Ведущий российский олигарх Михаил Ходорковский, по всей вероятности, получит большой тюремный срок за нечестное ведение дел после показательного процесса в Москве. Это единичный случай или же другим российским бизнесменам и иностранным инвесторам надо опасаться, что законность - это лишь притворство?

Поклонники Достоевского будут одобрительно кивать над сложным сюжетом, окружающим вероятное тюремное заключение Михаила Ходорковского и расчленение ЮКОСа - компании, которой он когда-то руководил. В среду 18 мая судьи огласили лишь часть решения толщиной в пять дюймов, которое они начали читать два дня назад, и, по мнению экспертов, вынесения официального вердикта следует ожидать еще через несколько дней. Но уже ясно, что Ходорковского и второго обвиняемого, его делового партнера Платона Лебедева, признают виновными в мошенничестве, неуплате налогов, хищениях и руководстве преступной группировкой. Ходорковский отправится в тюрьму на 10 лет; по случайному совпадению Достоевский получил такой же срок за свои революционные брошюры.

По общему мнению, бывший глава ЮКОСа немногим хуже других олигархов, но он раздражает президента страны Владимира Путина. Однако конкретные причины антипатии Путина заставляют чесать в затылках даже бывалых кремленологов, обдумывающих множество возможных интерпретаций.

Ходорковский начал карьеру олигарха с импортно-экспортной компании, которая преуспевала в эпоху Горбачева, когда распался СССР. Он открыл банк и в начале 1990-х воспользовался всеми плодами "ваучерной" приватизации. Затем его банк провел мошеннический аукцион, в результате которого он получил основной пакет акций ЮКОСа, одной из ведущих российских нефтяных компаний.

Методы, которые Ходорковский использовал, чтобы получить контроль над ЮКОСом, в лучшем случае сомнительны: выдавливание миноритарных акционеров, перенос важных собраний в последний момент, выведение акций в офшоры и, по некоторым данным, кое-что и похуже. Затем, увидев, что ключом к созданию компании мирового значения являются иностранные инвестиции, Ходорковский ввел беспрецедентную (по крайней мере, для России) прозрачность. ЮКОС стал вести бухгалтерию по западному образцу. Тем временем цены на нефть выросли, и цена акций ЮКОСа, добывающего 2% мирового объема производства, взлетела. Ходорковского называли самым вестернизированным российским олигархом.

Когда ЮКОС и другие государственные активы попали в руки новых олигархов, многие простые россияне, обедневшие из-за обесценивания пенсий и доходов после смерти коммунизма, были недовольны обогащением горстки приближенных. Для них демократия и свободный рынок стали синонимами коррупции и неравенства.

Люди, расставшиеся с иллюзиями, в 2000 году сделали президентом бывшего коммунистического чиновника Путина. Затем, в 2003 году, арестовали Ходорковского (вскоре после Лебедева). Предъявленные ему обвинения концентрировались вокруг мошеннической приватизации завода по производству удобрений "Апатит" в 1994 году. Суд над ним согрел душу тем, кто тоскует по дням советской власти.

Учитывая непопулярность олигархов, Путин мог счесть политически целесообразным примерное наказание одного из видных представителей этой группы. Версий о том, почему, имея возможность выбирать из большого количества олигархов, президент остановил свой взгляд на Ходорковском, предостаточно. Некоторые говорят о политических мотивах, напоминая о договоре (возможно, апокрифическом), заключенном Путиным в 2000 году: олигархи могут сохранить то, что получили в 1990-е годы, если будут платить налоги и держаться в стороне от политики. Но Ходорковский финансировал несколько политических партий, и пошли слухи, что он подумывает о борьбе за пост президента. В 2003 году у него произошла публичная стычка с Путиным из-за коррупции в правительстве. Последней каплей могло стать лоббирование, связанное с топливными налогами, предпринятое в том же году.

Другие версии, касающиеся деловой активности Ходорковского, тоже звучат правдоподобно. Он планировал построить частный нефтепровод в Китай, разрушив государственную монополию на ключевой внешнеполитический рычаг. Кремль также могла пугать обсуждаемая сделка ЮКОСа с крупной американской нефтяной компанией. Его все больше беспокоило то, что контроль над энергетическим сектором ускользает из рук государства, и ренационализация ЮКОСа была одной из возможностей повернуть эту тенденцию вспять.

Когда ЮКОС выбрали в качестве мишени, кампания против него быстро стала жестокой. Огромные претензии и пени по якобы неуплаченным налогам в конце концов достигли 28 млрд долларов. В основе претензий лежало незаконное применение региональных налоговых схем. Защита ЮКОСа, по сути, сводилась к тому, что "так делали все".

Заморозив банковские счета компании и поставив невыполнимые сроки, налоговые органы и суды сделали оплату счетов ЮКОСа невозможной. В декабре прошлого года главное производственное подразделение ЮКОСа "Юганскнефтегаз" было в принудительном порядке продано на аукционе таинственной компании за 9,4 млрд долларов. Впоследствии оно оказалось в руках государственной нефтяной фирмы "Роснефть".

Приобретение "Юганскнефтегаза" разрушило планы по слиянию "Роснефти" с газовым гигантом "Газпром". Недавно "Газпром" признал, что его предложение 7 млрд долларов за "Роснефть" - вызвавшее резкое противодействие со стороны одной из кремлевских группировок - не будет принято, что наносит удар по плану Путина создать производителя нефти и газа, конкурирующего с крупнейшими мировыми компаниями. Правительство, которому принадлежит 38% в "Газпроме", обещало купить акции, получить контрольный пакет, а затем снять ограничения на покупку акций "Газпрома" иностранцами.

Плохо для бизнеса

Результатом того, что на ЮКОС обратили внимание, стал страх инвесторов, нестабильность цен на акции и дальнейшее бегство капитала. Путин сделал несколько примирительных жестов. Недавно он велел налоговым органам перестать "терроризировать" бизнес и уменьшил срок, в течение которого можно оспаривать приватизационные сделки, с 10 до трех лет. Некоторые оптимисты полагают, что дело Ходорковского является наказанием за определенные шаги, рассердившие Путина, а не проявлением отношения к крупному бизнесу. Но главы корпораций обеспокоены. Борис Березовский и Владимир Гусинский, поссорившись с Путиным, бежали за границу. Опробовав свои пыточные инструменты на ЮКОСе, налоговые органы начали множество аналогичных, но не таких громких проверок.

Обеспокоены и иностранные инвесторы. Новые правила, которые ограничат участие иностранных компаний в борьбе за лицензии на разведку нефти и газа, оказались не такими строгими, как опасались. Но в апреле компания BP, крупнейший иностранный инвестор в Россию, получила налоговый счет на 1 млрд долларов, выставленный ее совместному предприятию ТНК-BP. А на этой неделе американская компания Carlyle Group отказалась от планов создать фонд инвестиций в Россию в размере 300 млн долларов, сочтя затею слишком рискованной.

Неоднозначные сигналы со стороны Путина едва ли полезны российской экономике. Можно спорить о том, кто, олигархи или государство, способен вдохнуть новую жизнь в российский бизнес и сделать его конкурентоспособным на мировом уровне. Но дело Ходорковского, несомненно, тормозит и внутренние, и внешние инвестиции. По данным Центрального банка России, в 2004 году утечка капитала в четыре раза превысила показатели предыдущего года и достигла 9,4 млрд долларов.

Все это не удивительно для незадачливого Ходорковского. Конечно, он надеется, что судьи, определяя срок наказания, проявят снисхождение. Если ограничатся парой лет, это будет воспринято как знак того, что кремлевский хозяин хочет убедить других бизнесменов, что им нечего бояться. Но каким бы ни был приговор, похоже, что проблемы у бывшего главы ЮКОСа кончатся нескоро. На прошлой неделе российские власти выдвинули против него новые обвинения в рамках борьбы с отмыванием денег. Кое-кому в путинской России нелегко быть на виду.

Источник: The Economist


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru