Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
19 мая 2005 г.

Кто осмелится заполнить "черные дыры", остающиеся после долгожданного ухода России?

В кафе на улице Ленина при виде привлекательных женщин в темно-зеленой форме КГБ мне пришла в голову дикая идея: может ли Советский Союз вступить в Европейский союз?

Потому что сюрреалистическое отколовшееся "парагосударство" Приднестровье на восточном берегу Днестра на первый взгляд выглядит как миниатюрная копия Советского Союза. В сердце Тирасполя, столицы Приднестровья, перед зданием Верховного совета гордо возвышается гигантская статуя Ленина в красном камне. На улице 25 Октября, названной в честь революции 1917 года, стоит обязательный танк на платформе. В Доме пионеров на выставочном щите изображены увешанные медалями ветераны войны, объясняющие молодежи, "как прекрасно жить без войны".

Не только на улице Ленина, но и на Советской, Коммунистической и на улице Мира каждый третий прохожий одет в форму. Нашивки на рукавах тех женщин, чей изысканный макияж, тщательно выкрашенные волосы и кожаные сапоги на высоком каблуке удачно оттеняют их аккуратную форму, указывают, что они работают в министерстве госбезопасности (МГБ), но неофициально люди все еще называют его КГБ. В каждом правительственном офисе можно найти угрюмую секретаршу, цветок в горшке и портрет лидера в рамке.

Это вызывает у меня почти ностальгию. Но стоит приглядеться, как становится понятно, что все это не то, чем кажется. В подвале Дома пионеров дети играют в западные компьютерные игры - Tomb Raider, Tank Racer. Среди магазинов на улице 25 Октября есть Adidas, а ресторан фаст-фуда украшен гигантскими фотографиями американских небоскребов крупным планом. Дорога, ведущая вверх, приведет к новому спорткомплексу, выстроенному крупнейшей местной компанией под названием "Шериф": дань служителям закона на диком западе Америки.

В гостинице "Тимоти" администратор на ресепшене Таня одета в белый трикотажный костюм с лейблом Dolce e Gabbana. Не настоящий Dolce e Gabbana, конечно. Она объясняет мне, что название гостиницы сложено из первых букв слов "Тирасполь - Москва - Тирасполь", что символизирует значительную роль российской столицы.

Даже танк на платформе может рассказать новую историю. Он стоит здесь не в память о Великой отечественной войне Советского Союза 1941-1945 годов, а в память о "героической" войне 1992 года. Тогда местные вооруженные силы этого сильно советизированного и в подавляющем большинстве русскоговорящего клочка земли с помощью 14-й армии России отвоевали фактическую автономию от властей Молдавии, которые приняли латинский алфавит вместо кириллицы для своего государственного молдавского/румынского языка и тщательно работают над тем, чтобы переориентировать свою территорию к востоку от Днестра в направлении Румынии, Европы и Запада.

С тех пор это территориальное образование, которое по-английски называется Transnistria (то есть по ту сторону Днестра со стороны Запада), а по-русски обозначено как Приднестровская молдавская республика, обзавелось собственным флагом, эмблемой (с серпом и молотом), гимном, президентом, парламентом, пограничниками в форме, службой безопасности, милицией, судами, школами, университетом, конституцией. Другими словами, есть все основные атрибуты государственности, за исключением международного признания.

Президент непризнанной республики Игорь Смирнов, который напоминает одновременно и доктора Фауста, и провинциального дантиста, руководит репрессивным коррумпированным режимом, поддерживаемым практически бесплатными энергетическими поставками российского "Газпрома", небольшим количеством российских вооруженных сил, некоторой местной промышленностью (в числе прочего - военные заводы) и, по многочисленным данным, в значительной степени прибылью от торговли оружием и людьми. Хотя недавнее предложение продать оставшуюся после Советского Союза ракету "Алазань" с "грязной бомбой" репортерам Sunday Times, работавшим под прикрытием, возможно, было провокацией, но многие западные эксперты в этом районе убеждены, что поставки оружия преступным режимам и потенциальным террористам осуществляются из Приднестровья или через Приднестровье.

Однако теперь режим Смирнова испытывает давление. К западу от него президент международно признанной Молдовы, даже будучи коммунистом, пытается сблизиться с ЕС и с США. С трех других сторон находится Украина, где в результате "оранжевой революции " к власти пришел ориентированный на Запад президент, который заинтересован в том, чтобы закрыть эту "черную дыру". ЕС и США ищут возможные пути решения проблемы путем переговоров. Смирнов также сталкивается с некоторой оппозицией у себя на родине, частично поддерживаемой могущественными олигархами компании "Шериф". Так что даже в Приднестровье заметен легкий оттенок оранжевого.

В холодном пустынном офисе Фонда защиты прав человека Александр Радченко рассказывает мне, что Смирнов "имеет полномочия как у Сталина или Саддама Хусейна". Он и другие парламентарии хотят изменить конституцию, чтобы иметь возможность объявить президенту импичмент, укрепить Конституционный суд и так далее. Ему звонят с угрозами: "Ты можешь кончить жизнь в Днестре". Однако в процессе дальнейших расспросах выясняется, чего в действительности хотелось бы Радченко, приземистому бывшему политическому комиссару Красной Армии. Это не столько "возврат в Европу", сколько возврат в Советский Союз.

"Ну конечно! - восклицает он, и его улыбка открывает несколько золотых зубов. - В Советском Союзе были мир, дружба между народами и благополучие. Не было безработицы, бездомных, наркоманов, проституток, торговли людьми". Гниль, говорит он, начала разрастаться вскоре после того, как умер Сталин. Вот оно - оранжевое в приднестровском стиле.

Что значит Приднестровье для тех, кто в отличие от меня не является поклонником комиксов о путешествиях Тинтина и знатоком путаных восточноевропейских конфликтов? Пожалуй, мало что - кроме как для людей, которые там живут, женщин, которых насильственно продают оттуда в сексуальное рабство за границу, и тех, кого убивают из присланного оттуда оружия. Однако на примере Приднестровья видно историческое развитие, которое большинством из нас воспринимается однобоко. Именно оно обусловило все эти многочисленные перемены, свидетелями которых мы стали в Европе в последнюю четверть века и которые все еще меняют сегодняшнюю Европу.

Это развитие - закат и падение российской империи. Поначалу можно подумать - крах советской империи, но, когда приезжаешь в Грузию, на Украину или в такое место, как Приднестровье, не думать о более ранней истории уже нельзя. В центре Тирасполя стоит гигантская статуя фельдмаршала Александра Суворова. Она поставлена в честь завоевания великим царским полководцем этой территории и основания этого города в конце XVIII века. Здесь рушится не только советская, но также и царская империя.

У нас, европейцев, сейчас есть три возможных пути. Мы можем оставить такие места в качестве "черных дыр". Мы можем позволить США стать новой имперской державой. Или же мы можем решить, что ЕС, сотрудничая с США в области безопасности, постепенно будет расширяться, чтобы принести свободу, уважение к правам человека и процветание даже таким осколкам бывшего Советского Союза. При условии, разумеется, что живущие там люди тоже этого захотят.

Однако ЕС - это наиболее неохотно расширяющаяся империя в истории человечества. То расширение, которое мы на сегодняшний момент осуществили, уже вызывает отрицательную реакцию в таких ключевых странах, как Франция. Если ЕС не будет расширяться, чтобы включить в себя новые части бывшего Советского Союза, места, подобные Приднестровью, останутся "черными дырами". А если ЕС будет расширяться, он рискует сам пойти путем бывшего Советского Союза. Такова дилемма, которую на левом берегу Днестра видно так отчетливо, как будто она освещена светом от ракеты Красной Армии.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru