Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
19 мая 2008 г.

Олег Козловский | The Washington Post

Гулаговская стабильность Путина

Владимир Путин восхваляет стабильность как одно из своих величайших достижений на посту российского президента. Но в России наличествует лишь видимость стабильности, опирающаяся на колоссальные нефтяные прибыли и массированную пропаганду в СМИ, контролируемых государством. За фасадом скрывается беспрецедентный рост коррупции, население, которое по большей части прозябает в нищете, а также аппарат чиновничества и внутренних спецслужб, власть которого никак не сдерживается.

Путинская стабильность - это стабильность ГУЛАГа, где надзиратели обеспечивают всех узников выделенными им пайками, награждают самых послушных и наказывают потенциальных смутьянов, дабы предотвратить беспорядки. Разница между сегодняшней Россией и советским ГУЛАГом состоит в том, что большинство россиян никогда не видело правительства другого типа, а потому не осознает, что находится в заточении.

В момент, когда вы это читаете, я нахожусь в российской тюрьме. Я лидер молодежного движения "Оборона", которое ратует за ненасильственное сопротивление гнету властей. До моего ареста в этом месяце - меня забрали, когда я шел по улице, и предъявили обвинение в неподчинении требованиям властей - моя последняя встреча с правительством произошла в декабре, когда сотрудники ФСБ (Федеральной службы безопасности, ведомства-преемника КГБ) насильно отправили меня служить в армию (в России существует воинская повинность).

Моя деятельность в "Обороне" давно создает мне проблемы в отношениях с властями. К 23 годам меня арестовывали более дюжины раз, я отбыл два коротких срока тюремного заключения, а также был по требованию ФСБ уволен с работы. Властям никогда не удавалось найти оснований для того, чтобы посадить меня в тюрьму надолго, так что полностью они от меня пока не избавились.

В конце прошлого года спецслужбы пошли иным путем. 20 декабря меня вновь арестовали. Несмотря на проблемы со здоровьем и тот факт, что я обучаюсь в учебном заведении - по той и другой причине в отдельности я не подлежу призыву - я был отправлен служить в армию в качестве рядового. Сотрудники ФСБ отвезли меня в воинскую часть в лесу примерно в 150 милях от Москвы и заявили, что мне полагается отслужить один год.

Чтобы отправить меня в армию, понадобилось всего несколько часов, но чтобы вырваться оттуда - два с половиной месяца. Я наконец-то оказался на свободе 4 марта, через два дня после того, как в России были проведены президентские "выборы". Командование вооруженных сил признало, что в армию я был призван незаконно, но передо мной никто не извинился. Вскоре после моего освобождения милиция провела обыск в московской штаб-квартире "Обороны". Я и еще 10 человек были арестованы и подверглись запугиванию; некоторых из нас милиция избила. Она также конфисковала наши брошюры, бумаги и компьютер.

Я лишь один из множества политических активистов, которые подвергаются репрессиям в России. В их число также входит Максим Резник, видный лидер политической партии "Яблоко" в Санкт-Петербурге. Он был арестован после того, как его ложно обвинили в избиении трех милиционеров. Его держали под стражей без суда. Правда, Резник еще жив. В декабре был избит до смерти член коалиции "Другая Россия" Юрий Червочкин; есть мнение, что его убийцы были сотрудниками особого управления правоохранительных органов.

За последние два года масштаб репрессий в России достиг уровня, сравнимого с худшими годами холодной войны. Притеснения со стороны режима, а также стратегические ошибки, совершенные прежними лидерами оппозиции, довели ситуацию до того, что традиционные политические партии полностью утратили влияние в стране. Былые иллюзии, позволявшие надеяться на то, что сторонники демократии придут к власти благодаря голосам избирателей, рухнули в связи с результатами декабрьских парламентских "выборов". В Россию вряд ли вернутся старые партии.

Дмитрий Медведев, недавно вступивший в должность президента, - это старый друг Путина и составной элемент системы. Надеяться, что Медведев обеспечит более открытое будущее, - это заблуждение. Медведев вовсе не заинтересован в либерализации России - он отлично понимает, что любая подобная попытка повлечет за собой лишь утрату контроля, что было бы фатальной угрозой для коррумпированных российских "верхов".

Единственная реальная возможность изменить политический режим в сегодняшней России - это давление снизу. Ненасильственное сопротивление по образцу Махатмы Ганди и преподобного Мартина Лютера Кинга-мл. - это крайнее средство, еще доступное в арсенале сторонников демократии. Это уже уяснили некоторые из самых непредвзято мыслящих политиков - например, члены коалиции "Другая Россия". Чтобы достичь успеха, мы должны вначале проанализировать наши ошибки, научиться эффективнее действовать сообща и пробудить общество от апатии. Для этого нам необходимы организации типа "Обороны" - союза искренних молодых людей, которые стремятся не к власти, но к переменам в своей стране. Миссия тех, кто планирует восстание в современном российском ГУЛАГе, состоит в том, чтобы избежать превращения в новых надзирателей.

Олег Козловский, сейчас отбывающий двухнедельный срок тюремного заключения за неподчинение требованиям властей, - координатор российского молодежного движения "Оборона" и член исполнительного комитета коалиции оппозиционных сил "Другая Россия". Его блог на английском языке читайте по адресу: http://olegkozlovsky.wordpress.com

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru