Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
19 ноября 2003 г.

Сьюзан Б. Глассер | The Washington Post

Откровенные мемуары вызвали скандал

Энергичная молодая журналистка и будущий президент. Ужин в дорогом московском суши-баре. Он заказывает сакэ, она отказывается.

"Леночка, - говорит Владимир Путин, используя уменьшительное имя Елены Трегубовой, - почему вы все время говорите о политике и только о политике? Давайте лучше выпьем".

Это эпизод из "Баек кремлевского диггера", новых откровенных мемуаров кремлевской журналистки, заставивших московскую политическую элиту сплетничать по поводу ее историй об ужине с Путиным в 1998 году, посещении ночного клуба с главой его администрации, оплошностях и грубости президента.

30-летняя Трегубова, входившая в окруженный тайной кремлевский пул до 2001 года, когда ее выгнали оттуда помощники Путина, говорит и о серьезных моментах. Она беспощадна, когда рассказывает об атаках Кремля на информацию и о том, как приспосабливались к этому ее коллеги-журналисты. "Уже три года мы живем в атмосфере тотальной цензуры, - заявила она в интервью в понедельник. - Книга может разозлить Кремль. Они привыкли читать только то, что им нравится, а я пишу о Путине как об обычном человеке, а не боге, как им хотелось бы".

Как будто желая доказать, что она права, российский телеканал НТВ планировал в воскресенье вечером показать сюжет о фуроре, произведенном ее книгой, но сюжет был снят главой телеканала. Решение было принято после того, как сюжет несколько дней активно рекламировали и уже показали в регионах Дальнего Востока.

В Москве к книге отнеслись как к сенсации еще до событий, произошедших в выходные. Издание мемуаров - беспрецедентная акция там, где почти тотальное управление прессой со стороны Кремля принимается как данность, хотя об этом не говорят публично.

"Здесь не существует традиции подобных журналистских книг, - заявил известный редактор Сергей Пархоменко, ставший ведущим радиопрограммы после того, как государственная газовая монополия "Газпром" вынудила его уйти из журнала, который он возглавлял. - Наша политическая элита не привыкла к тому, чтобы о ней писали в таком тоне. Многих из них это шокирует".

Весь октябрь московские политики, которым удалось заполучить книгу, листали ее так, как будто на дворе еще советская власть, а в руках у них произведение из самиздата. Они искали свои имена в книге, которая, в отличие американских мемуаров, не снабжена именным указателем.

В частной беседе один из московских политических деятелей настоятельно советовал западным журналистам прочесть эту книгу, назвав ее очным описанием того, что происходит в Кремле. Публично он же подверг книгу резкой критике.

Трегубова стала кремлевским корреспондентом газеты "Коммерсант" в последние годы президентства Бориса Ельцина.

Описанный ею ужин состоялся, когда Путин был директором Федеральной службы безопасности, пришедшей на смену КГБ. Трегубова боялась, что Путин пытается вербовать ее или ухаживать за ней. "Я чувствовала себя очень неуютно", - пишет она.

Когда Путин стал президентом в 2000 году, их отношения уже не были такими дружескими. Вскоре, пишет она, журналистов разделили на лояльных, которых приглашали на обеды, на президентскую дачу кататься на водных лыжах, как было, когда затонула подводная лодка "Курск", и создающих проблемы, таких, как Трегубова.

В конце концов, у нее отобрали аккредитацию, и она стала политическим обозревателем.

Чтобы опубликовать книгу, она после нескольких отказов обратилась к Александру Иванову, чье издательство Ad Marginem Press уже имело неприятности с властями из-за романа Владимира Сорокина, где изображался вымышленный гомосексуальный половой акт между Сталиным и Хрущевым, из-за чего пропутинская молодежная организация устроила публичное сожжение книги.

"Я понятия не имел, что книга вызовет такой скандал", - сказал Иванов. Когда она наконец вышла, Трегубова ожидала бури. Но она не ожидала, что потеряет из-за нее работу. Однако именно так и случилось.

"Это был шок, - заявила она. - Там был мой дом, и мой дом отказывается даже упоминать о моей книге".

Отрывки появились в нескольких газетах. По словам Трегубовой, она раздумывает о нескольких предложениях работы.

В воскресенье глава НТВ Николай Сенкевич лично запретил появление Трегубовой в популярном ток-шоу "Намедни".

"НТВ не выгребная яма для грубости и вульгарности", - заявил он. Однако книге это, безусловно, на пользу. На этой неделе было допечатано 30 тыс. экземпляров, и издатель Трегубовой надеется продать 300 тыс.

"Может быть, это чему-нибудь их научит", - смеется он.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru