Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
19 сентября 2003 г.

Джим Ярдли | The New York Times

Американские солдаты были рабами японцев. Поверьте

Волнение и странное ощущение испытывал Роберт Розендал, бывший американский военнопленный, когда шел по оживленным цехам китайской фабрики - как раз там, где во время Второй мировой войны он был чернорабочим, став настоящим рабом японских солдат. Он ненавидел эту фабрику так же, как ненавидел и японский лагерь для военнопленных, в котором провел три года жизни.

Этим утром 82-летний Роберт Розендал впервые за долгие послевоенные годы посетил место своего рабства. Он и два других американца медленно проходили через цеха, плотно окруженные со всех сторон камерами китайского телевидения. Его жена Бетти спросила, хочет ли он сделать снимок на память.

"Я не хочу здесь фотографировать, - раздраженно ответил он. - Да и почему я должен этого хотеть? Все 59 лет я пытался забыть это место".

Но, сделав паузу, он усмехнулся собственному взрыву гнева, снял с плеча фотоаппарат и сделал снимок.

Он не мог этого не сделать, так же, как не смог отказаться приехать спустя шесть десятилетий в этот город, расположенный в северо-восточном Китае, где он и остальные 1500 солдат Союзнических войск были захвачены японцами в плен и использовались ими в качестве бесплатной рабочей силы, трудясь целыми сутками при температуре ниже нуля и, если только эти утверждения верны, становясь подопытными кроликами при испытаниях бактериологического оружия.

Роберт Розендал и еще двое бывших американских военнопленных, 82-летний Оливер Аллен и 84-летний Гарольд Лейт, приехали сегодня в город Шеньян, чтобы удостовериться, что здесь никто не забыл об этой темной и жестокой главе человеческой истории. Сейчас с китайской администрацией идут полным ходом переговоры о том, чтобы сохранить остатки лагеря для военнопленных, известного как Мукден, и, если удастся собрать деньги, построить здесь музей.

"Пройдет еще немного времени, и ветеранов войны, таких, как я и мой муж, уже не будет в живых, - сказала Бетти Розендал. - И тогда никто не сможет подробно рассказать о том, как все было".

Память о войне имеет огромное значение для большинства китайцев, живущих в северо-восточном регионе - Манчжурии. Приезд сюда группы бывших американских военнопленных, как это и планировалось, состоялся в символический для китайской истории день: 18 сентября 1931 г. началась оккупация Шеньяна и Манчжурии японскими войсками, которая длилась целых 14 лет. За эти годы было жестоко убито огромное количество китайцев.

Многие китайцы до сих пор говорят о Японии с большой неприязнью и гневом. В настоящее время готовится обращение к Японии с требованием выплатить компенсацию тем, кто получил отравление от японского химического оружия, захоронение которого было обнаружено в прошлом месяце на одной из строительных площадок.

В сентябре Китай и Япония провели официальные переговоры по вопросу о захоронениях химического оружия на территории Китая. Однако Япония отклонила просьбу о выплате компенсации, ссылаясь на то, что в 1972 г., во время установления дипломатических отношений Китай подтвердил свой отказ от подобных требований.

Однако бывшие пленные менее всего думают о тонкостях дипломатии и ее политическом подтексте. Оливер Аллен приехал на филиппинский фронт вместе со своей женой Милдред как раз в тот момент, когда американские войска терпели поражение и в результате были вынуждены сдаться. Аллен и Розендал участвовали в знаменитом "Марше смерти" на полуострове Батаан, после чего попали в плен и судном были доставлены в Мукден.

В течение той первой зимы, проведенной в Мукдене, от холода погибли 260 человек. Грунт был настолько мерзлым, что в нем было невозможно даже вырыть могилу, поэтому трупы хранили до весны в отдельном помещении.

Аллен и Розендал работали на фабрике, где изготавливались детали для японской военной техники. Аллен вспомнил, как однажды, когда японские надзиратели ушли на обед, заключенные устроили саботаж и побросали свои инструменты во влажный бетон. "Все, что было у нас в руках, вошло в бетон", - говорит Аллен.

Но этим утром на заводе, ставшем теперь китайско-чешским совместным предприятием по выпуску станков, кипела работа. Аллен и Розендал встретились здесь с Кеннетом Каи, врачом из г. Сан-Хосе, приехавшим сюда, чтобы представить своего пожилого отца Ёсио Каи, который во время войны был японским переводчиком на фабрике и спас жизнь многим заключенным, тайно оказывая им помощь.

"Он давал заключенным одеяла и пищу, - рассказывает об отце Кеннет Каи. - Он знал о саботаже, но никому не сообщил об этом".

Гарольд Лейт не был заключенным в Мукдене; он освобождал лагерь. На следующий день после того как император Хирохито сделал заявление о капитуляции, в Манчжурию был направлен парашютный десант, в составе которого был и Лейт. Десантники должны были найти всех оставшихся в живых заключенных и освободить их.

"Я распахнул ворота внутреннего двора тюрьмы и крикнул заключенным, что они свободны и могут возвращаться домой, - вспоминает Лейт. - Меня засыпали вопросами: действительно ли Шерли Темпл умерла? Кто выиграл в прошлом году чемпионат по бейсболу?"

Самым острым и до конца не решенным остается вопрос о том, проводили ли японцы опыты на мукденских заключенных в целях создания бактериологического оружия. Розендал вспомнил, как однажды его заставили участвовать в подобном эксперименте, а Аллен сказал, что ему самому удалось этого избежать, но он знал многих заключенных, которые умерли вскоре после участия в таких опытах. Грэг Родрикес, отец которого был мукденским заключенным, говорит, что охранники подносили перья к носам спящих заключенных. Это - известный метод распространения бактерий.

Здание, в котором располагался лагерь для военнопленных, теперь представляет собой разбитый дом - там живут бедные китайцы. Как только Розендал и Аллен вошли в это здание, им потребовалось не более минуты, чтобы узнать место, которое они пытались "сжечь" в своих воспоминаниях. Они стояли в крошечной комнате одной из квартир и с оживлением рассказывали о том, что здесь изменилось, а что сохранилось почти без изменений.

"Вы узнаете это место?" - спрашивает Розендал у Аллена.

"Узнаю все, кроме телевизора", - ответил Аллен, и старики рассмеялись.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2023 InoPressa.ru