Архив
Поиск
Press digest
7 августа 2020 г.
19 августа 2004 г.

Франческо Баттистини | Corriere della Sera

Братья и родственники иракских олимпийцев сражаются против союзников

У них свои ворота, которые им приходится защищать. В Неджефе два юноши, братья Садир, почти 20 дней находятся у Гробницы Али, стреляют в морских пехотинцев и, возможно, изредка смотрят телевизор. По вечерам, когда есть футбол, все каналы переключаются на Афины, где находится "Дрим Тим" Ирака. Там сейчас и Салах, центровой олимпийской команды Ирака.

"Я бы хотел быть вместе с вами, - сказал он по телефону своему двоюродному брату, живущему в Куфе. - Держитесь, Муктада ас-Садр - самый великий, ему надо верить".

Салах Садир, 23 года, шиит, запасной игрок иракской национальной команды, действующий боец Армии Махди. Он играл всего четверть часа в историческом матче с Португалией, но багдадские издания поместили его фото на первых страницах ("вместе со своими товарищами он принес на Олимпиаду дух мира"). Он страдает. "Меня просят представлять Ирак, - заявил он корреспонденту Al Jazeera, - но я себя чувствую тяжелым, как статуя. Все мои мысли в Неджефе, с ранеными, помещенными в госпиталь в Куфе. Я тоже хочу быть мучеником в этом священном городе".

Настоящие бомбардиры остались здесь, в Ираке. Всякий раз, когда иракские спортсмены добиваются успеха на Олимпийских играх, в Багдаде, в Тикрите, в Басре в течение нескольких минут стреляют в воздух. Потому что в Афинах находятся выходцы из городов, где действуют шиитские и суннитские повстанцы. У них есть родственники, принимающие участие в боях.

"Лучше защищать независимость с ракетными пусковыми установками на плече, чем с мячиком под ногами", - заявил в интервью арабскому телеканалу Ахмад Мнади, еще один запасной игрок, суннит из Эль-Фаллуджи. "Когда пришли американцы, я встречал их с конфетами. Какая наивность! Теперь я хочу умереть, как мой двоюродный брат и три моих друга, которые сражались с американцами. Во время церемонии открытия Олимпиады я смотрел на американцев, аплодировавших нам, и злился: они болеют за нас, как будто бы мы играем за них".

Лучше победить на играх или прогнать американцев? В Афинах команда избегает политических заявлений. Они общаются через тренеров и лишь с официальными представителями. Но арабским СМИ и в телефонных разговорах с родственниками они выражают свое мнение откровенно. Некоторые просто устали и не хотели бы сразу возвращаться в Ирак. Но есть и такие, кто взывает к джихаду, например помощник тренера Ясин Омал из Рамади.

Он сказал, что "единственное, с чем я никогда бы не согласился, так это играть с Израилем". Он сказал также, что стал сторонником аз-Заркави: "Пока я был в Афинах, американцы провели обыск в моем доме, все перевернули вверх дном. То же самое они сделали в доме моей сестры в Эль-Фаллудже. Они заявляют, что моя семья помогает террористам. Но террористы - они сами!" А Муктада? "Это великий человек, мое сердце с ним. И многие христиане его поддерживают". Он умрет? "Мы будем его защищать до самой смерти": это больше чем сопротивление, это - "катеначчо" (игра от тотальной обороны, футбольный термин).

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru