Архив
Поиск
Press digest
9 июля 2020 г.
19 августа 2011 г.

Кэти Лалли и Уилл Ингланд | The Washington Post

Россия когда-то чуть не стала демократической

20 лет назад твердолобые коммунисты устроили в Москве переворот, но не достигли своей цели, а только дали толчок могучему проявлению демократии, пишет The Washington Post. По призыву Ельцина безоружные люди вышли на баррикады, путчисты занервничали. "Через несколько месяцев Советского Союза не стало. Ныне, спустя все эти годы, демократия тоже мертва", - утверждают журналисты Кэти Лалли и Уилл Ингланд.

В Белом доме Путин руководит авторитарным правительством. Демонстрации в поддержку демократии малочисленны и обычно игнорируются всеми, кроме полиции, пишет газета. Защитники Белого дома считали, что изменили ход истории. "Но сегодня выборы не являются справедливыми, суды отнюдь не независимы, к политической оппозиции относятся нетерпимо, а за неудачи ругают в основном реформаторов", - говорится в статье.

"Тогда у людей была надежда, а теперь они разочарованы и обескуражены", - говорит Георгий Сатаров, президент фонда "Индем", в прошлом советник Ельцина. Россияне считали: чтобы поезд повез их в нужном направлении, достаточно сменить машиниста.

Сегодня "многие россияне в отчаянии от своей страны, ее и своих собственных перспектив, но они мало об этом говорят и еще меньше делают". Правда, Сатаров высказывается: "За последние 300 лет еще не было столь неэффективного правительства. Государство исчезает, так как те, кто числится на государственной службе, находят себе гораздо более важные дела. Беда в том, что чем больше они воруют, тем больше боятся лишиться власти", - говорит он. По мнению Сатарова, сегодня, в отличие от 1991 года, нет лидеров, способных вдохновить людей.

За процессом разочарования в демократии наблюдал "Левада-центр", отмечает газета. "В конце 1980-х всё, имевшее отношение к советской системе, вызывало отвращение", - поясняет Борис Дубин, глава отдела социально-политических исследований. Затем люди потеряли все сбережения, ощутили угрозу безработицы. "Увеличился разрыв между преуспевающими и не преуспевающими, что было очень болезненно для всех, воспитанных в советские времена", - добавляет Дубин. Россияне возложили вину за невзгоды на реформаторов, а не на наследие советской экономики, и репутация демократии испортилась.

В 1993 году Ельцин бросил войска против парламента, который сопротивлялся многим реформам, а в 1994 послал танки в Чечню, что позднее называл своей величайшей ошибкой. "Встал вопрос, сможет ли он победить на выборах 1996 года, и Ельцин шаг за шагом отказывался от демократических инструментов, сближался с силовыми структурами", - говорит Дубин. К концу 1990-х многих обуяла ностальгия по советским временам. Люди хотели получить молодого сильного лидера, который наведет порядок, и были готовы к приходу Путина. "Нет лидеров, которые могли бы стать символами перемен. Думаю, перемен не будет еще 15-20 лет", - заключает Дубин.

"Россия превращается в государство, которое существует ради чиновничества, и во многих аспектах является закрытым государством. А началось все с выборов Путина", - говорит Сергей Филатов, один из "архитекторов демократии", а ныне руководитель Фонда социальных, экономических и интеллектуальных программ.

Сегодня нет четких представлений о том, куда власти хотят вести Россию, говорит актер Олег Басилашвили. "Это не фундамент для государства", - подчеркивает он.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru