Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
19 января 2006 г.

Анетте Лангер и Александр Швабе | Der Spiegel

Валентина Мельникова: "Запад не должен молчать"

После встречи с президентом Путиным Ангела Меркель пригласила в Москве на беседу правозащитников. Председатель Комитета солдатских матерей Валентина Мельникова рассказала в интервью журналу Spiegel о встрече с канцлером, которая говорила по-русски и была серьезно обеспокоена. Интервью вели Анетте Лангер и Александр Швабе.

- Вы встречались в Москве с Ангелой Меркель как представительница солдатских матерей. Какое впечатление произвела на Вас федеральный канцлер?

- Она была очень сконцентрированной, открытой и задавала очень точные вопросы. Она хорошо говорит по-русски и отлично понимает. Уже сам по себе состав нашей дискуссионной группы был уроком демократии. Помимо правозащитников и людей из правительства, в немецкое посольство прибыли представители других разнообразных частей общества.

- Какие темы затронула госпожа Меркель?

- Она попросила нас рассказать о наших насущных проблемах с российскими властями. Также мы обсуждали фальсификацию результатов выборов и войну в Чечне. Госпожа Меркель также спросила о конкретных последствиях, которые будет иметь для нас принятие закона об усилении контроля над неправительственными организациями.

- И каковы же они?

- Они столь же многочисленны, сколь неприятны. Еще до введения закона нашу организацию в течение короткого времени проверили не только налоговые службы и Генпрокуратура, но и Управление по борьбе с экономическими преступлениями. Новые нормы чрезвычайно строги и пока что по закону недопустимы. Органы юстиции стремятся к тотальному контролю над пожертвованными организации деньгами и хотят решать, на что и как должны быть использованы эти средства.

- Госпожа Меркель осознает резкость такой формы государственного контроля?

- Думаю, что да. Она хорошо проинформирована и уже неоднократно бывала в нашей стране.

- Как Вам показалось, федеральный канцлер серьезно интересовалась вашими проблемами?

- Да, вне всякого сомнения. Она задавала много детальных вопросов, хотела знать, откуда идет давление на общество и в чем оно выражается. Это было не наигранное любопытство.

- Вы объяснили госпоже Меркель, какие надежды вы, как представительница российских солдатских матерей, возлагается на федеральное правительство?

- Я сказала ей, что мы рассчитываем на поддержку Германии в нашем стремлении положить конец войне в Чечне и коренным образом реформировать российскую армию. Однако она вела себя достаточно умно и профессионально, чтобы не давать в связи с этим никаких обещаний. Целью Меркель, очевидно, было сначала собрать информацию и потом на основе этого составить свое собственное мнение. О содержании своей беседы с Путиным она ничего не сказала.

- При этом канцлер недвусмысленно призвала Путина не мешать работе правозащитных и общественных организаций. Как Вы считаете, может ли публичная критика со стороны иностранных политиков вообще как-то повлиять на развитие событий в России?

- Критика всегда полезна. Чем больше наше правительство приближается к советскому образцу, тем важнее протест.

- Следует ли идти дальше и связывать международные экономические соглашения и договоры с политическими требованиями - такими, как более строгое соблюдение принципов правового государства и более широкая свобода прессы? В конце концов, Германия с конца 90-х годов является главным торговым партнером России.

- Случай с Ходорковским показал, что политика и бизнес неразрывно связаны друг с другом. Каждый, кто инвестирует в России, занимается бизнесом или работает на благотворительные организации, должен понимать, что поток денег контролируется государством. Однако, так как, с другой стороны, никто не контролирует государственных чиновников, то процветает коррупция. Мой опыт подсказывает мне, что на политическом уровне нет возможности выдвигать требования, за исключением каких-то конкретных случаев. Поэтому тем более нельзя жертвовать правами человека ради бизнеса.

- Ежегодно в российской армии погибает около 5000 солдат. Из-за насилия, алкоголизма, наркотиков и ужасного снабжения армия находится в катастрофическом состоянии. Что ваш комитет смог улучшить за эти годы?

- Мы способствовали принятию многих законов, которые обязывают государство помогать солдатам и улучшать условия их службы. В 1991 году мы добились амнистии. За долгие годы мы настолько улучшили сотрудничество с военной прокуратурой, что теперь мы стали партнерами, если не друзьями. Наши сотрудники занимаются со свидетелями преступлений и выступают в качестве посредников между солдатами, их родственниками и властями. Мы много сделали для того, чтобы охрана свидетелей была включена в Уголовный кодекс, а рабский труд среди солдат - запрещен. Кроме того, нам удалось заставить представителей армии хотя бы признать необходимость военной реформы. Это большой прогресс, если учесть консервативную позицию большинства военных в России.

- Что может сделать Запад, чтобы способствовать процессу демократизации в России?

- Запад не должен закрывать глаза на нарушения прав человека в России. Он не должен молчать. Со времен теракта 11 сентября Путин использует международную борьбу с терроризмом в качестве главного аргумента для любого государственного вмешательства. Когда президент говорит, что он должен контролировать неправительственные организации, чтобы бороться с терроризмом, ему не стоит верить.

Источник: Der Spiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru