Архив
Поиск
Press digest
23 сентября 2020 г.
19 июня 2007 г.

Марк Хеллер | La Repubblica

Что если атака "Хамаса" - шанс для Израиля

В некоторых кругах Израиля насильственный захват сектора Газа боевиками "Хамаса" спровоцировал волну истерии. Ведущие издания публиковали статьи, выдержанные в духе "Добро пожаловать в ад". Правые политики - не только представляющие оппозицию - выступили с тревожными предупреждениями о последствиях возникновения террористического мини-государства или иранского аванпоста у дверей Израиля и потребовали, чтобы Израиль сделал все, что в его силах, чтобы добиться краха так называемого "Хамастана". Тон их заявлений сравним лишь с заявлениями левых политиков, которые били себя в грудь и каялись в воображаемых грехах Израиля, повинного в ослаблении руководства "Фатха", что сделало его легкой добычей неистовой атаки "Хамаса".

Однако в центральном секторе политического спектра и, прежде всего, в правительстве, в кругах профессиональных военных и тех, кто занимается вопросами внешней политики, реакция была сдержанной. Израиль воздержался от вмешательства в боевые действия в секторе Газа и не предпринимал никаких инициатив с того момента, как "Хамас" завершил захват сектора Газа, за исключением оказания содействия сотням жителей Газы, стремившихся выехать на Западный берег реки Иордан, опасаясь за свои жизни. Израиль также объявил, что не имеет намерения превращать глубокий экономический кризис в Газе в абсолютную гуманитарную катастрофу, перекрыв воду, электричество и другие блага цивилизации первой необходимости, с одной лишь целью оказания еще большего давления на "Хамас". В действительности, премьер Эхуд Ольмерт заявил о том, что видит в недавних событиях "прекрасную возможность" для выведения палестино-израильских отношений на правильный путь. На чем основывается эта более взвешенная позиция, даже оптимистическая с определенной точки зрения?

Самым первым и важным следствием захвата сектора Газа "Хамасом" является то, что теперь вместо одного правительства ПА - правительства национальной разобщенности, парализованного внутренними конфликтами и не способного управлять территориями, появилось два правительства, возглавляемые двумя соперничающими движениями, но теоретически способными более эффективно управлять в двух отдельно взятых географических районах. "Хамас" обладает исключительным контролем - а также исключительной ответственностью - в секторе Газа с его 1,2 млн жителей, и должен отвечать за свои и чужие поступки. Это дает возможность надеяться на более последовательный диалог с Израилем, который до этого времени был слишком спорадическим, чтобы способствовать прекращению обстрелов "кассамами", которые обрушиваются на Сдерот и другие населенные пункты в западной части Негева.

Следствием желания "Хамаса" укрепить собственную власть в Газе может стать более сдержанная позиция в отношении Израиля. Стремление "Хамаса" распространить собственную власть на Западный берег реки Иордан наводит на мысль о намерении проводить более умеренную политику, чтобы успокоить палестинцев, напуганных сценами жестокости в Газе и доказать, что "Хамас" в состоянии сформировать более честное и эффективное правительство по сравнению с "Фатхом". Если эти ожидания не материализуются, Израиль почувствует себя вправе предпринимать более активные ответные действия, чем в прошлом. Если же ожидания оправдаются, Израиль сможет установить отношения с чиновниками "Хамаса", пусть не на самом высоком уровне.

И это подводит нас к ООП/"Фатх", к Западному берегу и благоприятной возможности, о которой говорил Ольмерт. Распространенная тенденция употреблять при оценке "Фатха" и "Хамаса" термины "умеренные" и "радикальные" или даже "хорошие" и "плохие" является грубым и поверхностным упрощением реальности. История "Фатха" также пестрит исламскими влияниями (достаточно вспомнить о "Бригадах мучеников аль-Аксы"). Правительства, контролируемые "Фатхом", и СМИ также стимулировали призывы к ненависти, и сама "Фатх", или группы, связанные с ней, также причастны к терроризму. В действительности, в период второй интифады они направили в Израиль больше половины террористов-смертников. И, несмотря на это, есть существенное различие: партия "Фатх" - в учредительном документе которой также провозглашалась цель "уничтожения сионистской государства" - теперь официально признает право на существование Израиля и официально поддерживает идею о двух государствах и переговорах по урегулированию палестино-израильского конфликта. "Хамас" же, напротив, продолжает следовать своему видению, основанному на религии, и обещает разрушить Израиль и освободить насильственным путем всю Палестину, от реки Иордан до Средиземного моря.

Не менее важен тот факт, что Абу Мазен (Махмуд Аббас), по общему мнению, делает все, чтобы достичь мира, и не занимается двойной игрой, что было свойственно его предшественнику Ясиру Арафату. Проблема до последнего времени заключалась в том, что он сопротивлялся проведению внутренних реформ, необходимых с целью реабилитировать его движение и покончить с отвратительной репутацией правительства, обвинявшегося в коррупции и некомпетентности, и не стремился реализовать свою идею "одной власти, одного закона, одного пистолета" на всех палестинских территориях. И пока там царили хаос и беззаконие, ни одно израильское правительство не было в состоянии или не хотело подвергать риску безопасность страны, идя на уступки. Развитие событий в секторе Газа и опасения, что они могут распространиться и на Западный берег, послужили Абу Мазену стимулом и одновременно предоставили возможность приступить к осуществлению реформ.

Следуя этой дорогой, Абу Мазен получит поддержку со стороны Соединенных Штатов и Европейского союза (которые уже объявили о возобновлении оказания прямой помощи правительству), а также от ЛАГ - прежде всего, со стороны наиболее вовлеченных в конфликт государств, Египта и Иордании, которых в настоящее время объединяет общее стремление способствовать стабильности и необходимость дискредитировать "Хамас", тем самым окончательно скомпрометировав исламистский вызов во всем регионе.

Израиль разделяет эти интересы. Израильские инициативы, которые было невозможно осуществить до того, как триумф "Хамаса" заставил призадуматься всех, теперь вполне осуществимы. В первую очередь это означает оказание помощи в сфере безопасности, экономические мероприятия (например, распределение удерживавшихся налоговых поступлений) и политические инициативы (например, ослабление ограничений, введенных на перемещения), чтобы помочь Абу Мазену и его правительству укрепить собственные позиции на Западном берегу и легитимизировать их политику. Все эти инициативы могут сопровождаться возобновлением переговоров и более строгими обязательствами по реализации идеи существования если не двух, то (хотя бы временно) трех государств, участвующих в конфликте.

Следует признать, что речь идет об оптимистическом сценарии, и газетные заголовки, объединенные под лозунгом "Добро пожаловать в рай", будут не намного правдивее, чем "Добро пожаловать в ад". Но шанс все же есть: возможно, эта тень победы "Хамаса" в Газе представляет собой положительный момент. А реализуется ли этот шанс или нет, зависит от того, как он будет использован.

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru