Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 апреля 2004 г.

Джошуа Рубенштейн | The Wall Street Journal

Крушение демократических надежд

Более чем через десять лет после падения Советского Союза Запад только начал осознавать обескураживающий парадокс: на пике горбачевской программы гласности и перестройки конца 1980-х перспективы демократических реформ казались более радужными, чем сейчас, когда номинально на постсоветском пространстве установилась демократия.

Российские СМИ, в том числе телевидение, тогда выступали с гораздо более критическими высказываниями в адрес сталинских преступлений. Серьезные журналы, у которых были миллионы читателей, анализировали историю и политику страны, ее экономические ошибки. Парламентские выборы 1989 года доказали, что такие независимые личности, олицетворяющие демократию, как физик и диссидент Андрей Сахаров, могут соперничать с коммунистической партией, поддерживаемой авторитарной властью.

Но неудачные попытки России в 1990-х построить капитализм и демократию разочаровали большую часть населения страны. Приватизация промышленных и природных ресурсов вылилась в такие формы широкомасштабного воровства, что в народе ее стали с сарказмом называть "прихватизация". Жестокая война в Чечне продолжает приносить немыслимые страдания мирным жителям.

Тем временем законность в России - это пустые слова. Начиная с 1994 года здесь было убито 9 депутатов и 130 журналистов. Скорее всего, это произошло из-за того, что они либо пытались обнаружить истину в связи с коррупцией органов власти и организованной преступностью, либо их политическая деятельность помешала чьим-то планам поживиться легкими деньгами.

В определенный момент, в особенности когда Борис Ельцин отразил отчаянную попытку реставрации большевистского режима в августе 1991 года, казалось, что все может быть иначе. Как пишет Джеймс Х. Биллингтон в книге "Россия в поисках себя", страна выглядела готовой к "синтезу политических и экономических институтов Запада и собственной возрождающейся религии, морали и культуры".

Андрей Сахаров и Дмитрий Лихачев, авторитетный специалист по истории русской религиозной культуры, не боялись смотреть в сторону Запада, но их образы потускнели со временем. Теперь пришли другие мыслители и их последователи. Большую часть книги "Россия в поисках себя" составляет подробное рассмотрение различных писателей и "визионеров", обсуждающих тему национальной идентификации в современной истории. Многие из них отстаивают экстравагантные претензии на духовное превосходство России, на их взгляды опираются группировки националистов, антисемитов и людей, ностальгирующих по "славным временам" Сталина.

Некоторые из сторонников евразийской идеи, например, мечтают, чтобы православное христианство объединилось с исламом против общего врага -

"секуляризации и индивидуализма Запада". Другие, например активист радикального движения Александр Дугин, демонстрируют откровенные проявления нацизма. Согласно описанию Биллингтона, Дугин хочет, чтобы Россия возобновила борьбу за мировое господство, вновь стала империей и с новыми силами встала на борьбу с "атлантизмом". Сталкиваясь с такими экстремальными проявлениями национализма, либералы с трудом могут убедить народ, что Россия должна довольствоваться статусом "нации, а не империи, демократии, а не автократии".

Владимир Путин не может один нести личную ответственность за крушение демократических надежд в России. Уже Борис Ельцин настойчиво добивался усиления власти в период своего президентства. С ростом государственного контроля над СМИ остается все меньше возможностей высказывать критику в адрес политики Путина. Национализм в России привлекает все больше людей, участились случаи нападения на иностранцев, в том числе на смуглых выходцев с Кавказа, африканских студентов и даже охранников американского посольства, не говоря уж о многочисленных нападениях на евреев и еврейские учреждения. Путин довольно вяло осуждает подобные действия.

Биллингтон заведует Библиотекой Конгресса США с 1987 года. Однако что делает его книгу особенно интересной, так это его репутация специалиста по российской истории. Он хорошо представляет себе, каким образом культура может повлиять на политическое развитие. При всем его стремлении сохранять оптимистический тон, он нехотя признает, что Россия теряет демократические импульсы, возникшие в последние годы перестройки.

В правление Путина страна движется в направлении "уникального российского варианта корпоративного государства, управляемого диктатором, вдохновляемого славянофильской риторикой и представляющего собой в конечном итоге фашизм с дружелюбным лицом". Другими словами, это режим, пытающийся установить порядок с помощью "интерлюдии в духе Пиночета".

Россия действительно кардинально изменилась после окончания холодной войны. Границы открыты, жизнь на улицах Москвы и Санкт Петербурга во многом похожа на жизнь, кипящую в капиталистических столицах Запада. Но демократия, от которой так много зависит, еще далеко не процветает.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru