Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 апреля 2007 г.

Бертольд Эдер | Der Standard

"Новое российское ядерное оружие представляло бы опасность для Европы"

Скотт Риттер, бывший эксперт в области вооружений ООН, предостерегает в интервью от строительства американского противоракетного щита

Военный аналитик Уильям Скотт Риттер рассматривает планы США по строительству противоракетного щита как попытку администрации Буша изолировать Россию и предостерегает Европу от участия в спорном проекте. В беседе с Бертольдом Эдером он объясняет, почему американская система ПРО не является защитой от российских ядерных ракет и рассказывает о своей поездке в Иран в сентябре 2006 года.

- Что вы думаете по поводу вызвавшего много споров размещения американской системы ПРО на территории Восточной Европы?

- В 1980-е и 1990-е годы, будучи экспертом в области вооружений, я участвовал в переговорах по разоружению, практически положивших конец угрозе, которую представляло для Европы ядерное оружие. Русские сократили арсенал ракет малой и средней дальности, а американцы сняли с вооружения ракеты Pershings и крылатые ракеты. С тех пор Европа больше не должна жить с постоянной угрозой, которую представляло это оружие. Это было большим прогрессом.

Если европейцы соскучились по тем временам, когда российское ядерное оружие было нацелено на каждый крупный город, то они, кончено, могут разместить на своей территории американскую систему ПРО. Однако устаревшая американская система все равно не сможет защитить Европу от современных военных технологий русских.

- Официально система направлена против ракетных атак со стороны Ирана.

- Это утверждение абсурдно. Самой надежной защитой от подобной угрозы стали бы дипломатические усилия, а не модернизированная линия Мажино. При помощи этой системы администрация Буша хочет изолировать Россию, Китай и другие государства, которые могли бы представлять угрозу интересам США.

Стоит ожидать того, что Европа будет все в большей степени зависеть от российских энергетических поставок, и Москва будет использовать эту зависимость в качестве средства давления. США усматривают в этом опасность.

- Критики системы ПРО предупреждают о новой гонке вооружений. Реальна ли эта опасность?

- Расширение НАТО на Восток до границ с Россией, а также подобные проекты в области вооружений представляют угрозу для России. Москва уже заявила, что будет пересматривать свои отношения с Европой, если на ее территории будет установлена система ПРО. Русские даже могут выйти из договора о нераспространении ракет средней дальности и начать новый виток гонки вооружений. Новое поколение ракет с ядерными боеголовками стало бы угрозой для Европы.

Если европейцы примут участие в этом проекте, значит, они этого заслужили. Наслаждайтесь миром, пока это еще возможно, поскольку не исключено, что ядерная угроза будет висеть над вами в течение 24 часов семь дней в неделю.

Или вы ждете, что США вам помогут? Европа была бы сумасшедшей, если бы полагалась на это. Она должна выступить против американских притязаний на мировое господство, которые стоят за этим проектом.

- В сентябре 2006 года вы были в Иране. Как там обстоят дела с правами человека на фоне других государств Ближнего Востока?

- Я там был не в качестве эксперта по правам человека и поэтому могу передать только свои личные впечатления. Я знаком со многими ближневосточными диктатурами и должен сказать, что увиденное в Иране шло вразрез с моими ожиданиями. Контроль властей Ирана над населением страны на удивление незначительный.

Типичный признак диктатуры - это государственный контроль над информационным потоком. В отличие от других государств, в Иране нет КПП на улицах, на которых проверялись бы документы - люди могут ехать на своих автомобилях куда хотят. По пути можно разговаривать по телефону, не запрещены и международные телефонные разговоры. В Ираке при Саддаме - как и во многих других государствах с режимом диктатуры, мобильные телефоны были запрещены.

Антенны спутникового телевидения официально не приветствуются, но на всех жилых домах они кое-где все-таки установлены. Даже командиры "революционной гвардии" смотрят иностранные новостные программы.

Конечно, в ситуации с правами человека в Иране много моментов, которые стоит подвергать критике. Я познакомился с лауреатом Нобелевской премии мира Ширин Эбади и полностью поддерживаю предпринимаемые ею усилия. Но и у США в подобных вопросах существует достаточно много проблем. И поэтому просто абсурдно называть нарушение прав человека в Иране препятствием на пути его сближения с Западом. Конечно, многое нуждается в корректировке, но Иран определенно не является классическим примером нарушения прав человека.

- Как относятся иранцы, с которыми вы познакомились, к США?

- Меня поразило то, насколько позитивно относится большинство иранцев к США. Многие благодарны нам за то, что мы свергли режимы Саддама и "Талибана" в соседних с ними Ираке и Афганистане, которые были врагами иранских властей. Но они не хотят, чтобы США вмешивались во внутриполитические дела Ирана.

- А есть люди, которые бы приветствовали вторжение США?

- Я говорил с несколькими представителями интеллигенции, которые проживают на севере Тегерана. Они приветствовали бы более сильное давление на иранские власти, потому что они недовольны режимом мулл. Но даже те люди, которые положительно отнеслись бы к американскому вторжению, понимают, глядя через границу на Ирак и Афганистан, как проходит американская оккупация, что для американцев прерогативой не являются ни права, ни основы существования, ни жизнь граждан.

Из многочисленных бесед я понял, что в случае вторжения США должны рассчитывать на ожесточенное сопротивление большей части населения Ирана. Иранцы, с которыми я познакомился, хотят не конфронтации, а хороших отношений с Западом, которые пойдут на благо усилиям по модернизации их страны.

- Каковы, на ваш взгляд, самые серьезные проблемы иранского населения?

- Безработица и перенаселение. Экономика страдает из-за плановой системы и перекачивания крайне необходимых ресурсов в проекты в области вооружений. Многие переезжают из сельской местности в столицу, поскольку надеются обрести там лучшую жизнь. Официально в Тегеране проживает 10 млн жителей, но реально на сегодняшний день - почти 20 млн.

Это представляет большие проблемы для властей, им срочно необходима стабильная экономика. Конфликт с Западом затрудняет положение для сторонников умеренного лагеря: чем хуже дела обстоят у населения, тем крепче позиции консервативных сил. Многие иранцы недоверчиво относятся к подобной тенденции. Один командир "революционной гвардии" даже сказал мне, что пришло время поставить благосостояние граждан выше религиозных интересов.

- В 2003 году иранцы обратились к США с обширным предложением о мире, которое госсекретарь Кондолиза Райс немедленно отклонила. Видите ли вы возможность мирного сосуществования администрации Буша и режима мулл?

- Нет. Администрация Буша дала клятву добиться смены режима и по этой причине отвергает прямые переговоры с иранцами. Предложение, сделанное в 2003 году, стало одной из самых значимых инициатив в новейшей истории. Иранцы предложили переоценить свое отношения к Западу. Однако американская администрация не хочет предпринимать шагов, которые могли бы расцениваться как признание иранского режима.

- Какое влияние имеет президент Ахмадинежад на внешнюю политику Ирана?

- Согласно иранской конституции, права президента на участие в принятии решений в этой области весьма ограничены. Власть сосредоточена в руках политического и духовного главы Ирана, аятоллы Али Хаменеи и Высшего религиозного совета Ирана. Наглядно это было продемонстрировано при внесении предложения о мире в 2003 году: его внес не президент, а Хаменеи.

Лично я считаю многие высказывания Ахмадинежада отвратительными. Хотя друзья, говорящие по-арабски, рассказывали мне, что на Западе высказывания иранского президента зачастую вырываются из контекста или представляются в сильно упрощенном варианте.

- Существуют ли на ваш взгляд схожие черты между спором вокруг иранской ядерной программы и подготовкой к войне в Ираке в 2002 году?

- Я вижу прямые параллели: как и до войны в Ираке, выдвигаемые на первый план причины для начала военных действий в Иране не подкреплены фактами. Говорится об угрозе, существующей лишь в умах представителей администрации Буша. Они не могут предоставить доказательств того, что Иран действительно стремится к созданию ядерного оружия.

- Как вы считаете, удастся ли убедить американскую общественность в необходимости удара по Ирану?

- У населения не спрашивали мнения ни при одной из этих войн, оно не имеет большого значения. Администрация Буша считает, что в вопросах национальной безопасности конституция наделила ее необходимыми полномочиями и ей не нужно одобрения конгресса. Президент ясно дал понять, что он не будет стараться получить одобрения представителей народа для того, чтобы нанести удар. Другими словами, ему нет дела до мнения граждан США.

И так всегда: многие американцы недостаточно информированы относительно иранской проблематики и могут поверить пропагандистским утверждениям Буша, что Тегеран представляет угрозу для США и эта угроза настолько велика, что ответные действия просто необходимы.

Источник: Der Standard


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru