Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 апреля 2007 г.

Основной международный договор в сфере безопасности, который ограничивал и стабилизировал ядерные силы в бывшем Советском Союзе и Соединенных Штатах, истекает в 2009 году.

Будущее Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (Strategic Arms Reduction Treaty - START) по-прежнему неизвестно после недавних встреч представителей России и США. Американские официальные лица говорят, что не собираются продолжать контроль над вооружениями в стиле холодной войны. В условиях, когда Договор о нераспространении ядерного оружия находится под сильным давлением (в особенности из-за Ирана и Северной Кореи), Россия намекает, что может выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности; в условиях растущих страхов, что террористы могут получить оружие массового поражения, и подозрений о происходящих нарушениях Конвенций по химическому и биологическому оружию, преимущества Договора о сокращении стратегических вооружений нельзя списывать со счетов.

START обеспечил подлинную и весьма эффективную систему наблюдения и верификации, которая легла в основу Договора о сокращении стратегического обеспечения 2002 года ("Московского договора"), который не предусматривает собственной системы верификации.

START способствовал полному выводу ядерного оружия из Белоруссии, Украины и Казахстана и их присоединению к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве неядерных государств, что ретроспективно можно считать самым большим достижением. Трудно было бы требовать строгой системы наблюдения для Ирана и Северной Кореи, одновременно отказываясь от такой системы, как START, которая контролирует тысячи единиц ядерного оружия в США и России. Таким образом, в широком политическом смысле START способствует нашим контртеррористическим усилиям и продвижению идей нераспространения ядерного оружия.

Наиболее важны пять аспектов Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений:

- Он создал беспрецедентную прозрачность и уверенность в области размещения, характеристик и действий с ядерным оружием. Развернутая система из более чем 150 типов отчетов обеспечивает точную картину количества и расположения каждой единицы стратегических ядерных вооружений.

- Сторонам запрещается вмешиваться в национальные технические средства друг друга, действующие в соответствии с общепринятыми принципами международных законов.

- Система инспекций на местах (примерно две инспекции в месяц) обеспечивает уверенность, что стратегические системы находятся в положенном месте и снабжены дозволенным количеством ракет и боеголовок.

- Запрет на большинство форм дистанционного кодирования во время испытаний стратегических баллистических ракет обеспечил уверенность, что эти испытания не будут использоваться с незаконными целями.

- Принятая процедура конверсии или уничтожения стратегических систем вооружения обеспечила уверенность, что сокращение вооружений будет подлинным и ему не будет дан задний ход.

Все эти ценные, с трудом завоеванные преимущества будут утрачены, если Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений, подойдя к концу, не сменится другим юридически подкрепленным режимом. Президент России Владимир Путин призывал к новым переговорам о Договоре START и о договоре о сокращении вооружений с США в июне 2006 года. Недавнее исследование в издании "Современный контроль вооружения" (Arms Control Today), выполненное российскими учеными Анатолием Дьяковым и Евгением Мясниковым, содержит детальный анализ с российской точки зрения. Международное сообщество повторяет эти взгляды в программе "13 шагов", принятой на конференции о пересмотре Договора о нераспространении 2000 года. Эта программа, принятая всеми сторонами, призывает к продолжению сокращений ядерного вооружения и уточняет, что эти сокращения должны проходить в разных направлениях и быть необратимыми. Там содержится также призыв к мерам по сокращению операционного статуса ядерного оружия и к снижению роли ядерного оружия в оборонной политике. Администрация Буша изменила подход США к этим проблемам, но другие страны не меняли своего отношения к обязательствам, принятым в программе "13 шагов".

На каждой конференции по пересмотру Договора о нераспространении ядерного вооружения многие неядерные страны громогласно высказывают недовольство в связи с тем, что ядерные страны не выполняют взятых в рамках договора обязательств двигаться к ядерному разоружению.

Активисты контроля вооружений по всему миру, несомненно, одобрили бы более амбициозный подход, который включал бы еще большее сокращение относительно планки в 1700-2000 стратегических ядерных боеголовок, предусмотренной "Московским договором". Они также хотели бы видеть попытки решить проблему, создаваемую тактическим ядерным оружием и тысячами единиц неразвернутого ядерного оружия, количество которого возрастает с сокращением развернутого ядерного оружия. Сложно представить себе контртеррористический сценарий, который бы требовал больше нескольких сотен ядерных боеголовок, хотя, возможно, преждевременно прописывать в договоре сокращения за пределами 2012 года, когда вступит в силу "Московский договор".

Представители департамента энергетики дали понять, что новая термоядерная боеголовка RRW (Reliable Replacement Warhead) должна обеспечить Соединенным Штатам возможность существенного сокращения запаса ядерных боеголовок.

Участники Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений должны встретиться не позднее, чем за год до истечения срока договора, или декабря 2008 года, чтобы рассмотреть дальнейшие действия. Хотя Украина, Белоруссия и Казахстан также являются участниками Договора, двусторонний договор, который сменил бы START, более уместен, так как у этих трех стран больше нет ядерного оружия.

Некоторые российско-американские встречи на высшем уровне по этому вопросу уже начались. Самым простым решением было бы продление договора, что предусматривается самим договором. Если согласия не будет достигнуто, то полномочия принятия решения просто будут переданы следующей администрации, которая придет в январе 2009 года.

Однако эти простые решения, судя по всему, не являются наиболее вероятным выбором ни для одной из сторон. В довольно кратковременных переговорах по минималистскому "Московскому договору" в 2001-2002 году, Россия получила желаемую форму договора - договор с обязательной юридической силой - а США по существу продиктовали содержание договора. Обе стороны, вероятно, предпочли бы не такой вторгающийся на их территорию и менее дорогостоящий режим, и никто не хочет ввязываться в длительные болезненные переговоры. Разумеется, остальной мир определенно предпочел бы юридически обязательный режим. Отсюда возникает сложная тема ратификации. Как бы то ни было, администрация Буша не должна столкнуться с проблемами в получении одобрения Сената для нового щекотливого договора - учитывая, что Сенат единогласно ратифицировал "Московский договор". Со стороны России Госдума гораздо менее склонна к сварам, чем в 1990-х, когда она создавала проблемы для Ельцина и Путина.

С окончанием холодной войны и сокращениями, обеспеченными договором START, в особенности с достижением планки в 6000 развернутых боеголовок на 1600 системах, может показаться, что START не имеет того значения, которое было у него в момент подписания в 1991 году. Однако было бы огромной ошибкой выплеснуть вместе с водой младенца и допустить прекращение режима Договора о сокращении стратегических вооружений, не обеспечив ничего взамен. Необязательно распространять на обе стороны договора неоправданно обременительные требования, отражающие подозрительность периода холодной войны. Например, требование сообщений о размещении тяжелых бомбардировщиков и требование о конверсии ядерных систем можно ослабить. Количество инспекций на местах, вероятно, можно сократить без ущерба для безопасности.

Однако важно, чтобы любой договор, который придет на смену START, содержал по крайней мере несколько принятых определений и правил подсчета - с чем отлично справился START. Если этого не будет, это может вызвать путаницу и недопонимание, даже в неофициальном договоре. Какой бы подход ни был выбран, если мы будем действовать разумно и при наличии доброй воли, надвигающегося кризиса в сфере самого опасного в мире оружия можно будет избежать, и появится надежда на более безопасное будущее.

Дженифер Макби - научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований; Эдвард Иффт - высокопоставленный переговорщик по Договору о сокращении стратегических наступательных вооружений, адъюнкт-профессор Джорджтаунского университета

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru