Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 апреля 2007 г.

Лейла Аббуд и Кристина Пассариелло | The Wall Street Journal

Франция: избиратели на распутье

Претенденты на кресло президента производят противоречивое впечатление. Попробуем разъять его на составные части

Президентские выборы во Франции привлекли интерес беспрецедентного числа избирателей. Но каждый третий из них утверждает, что еще не решил, за кого будет голосовать. Итак, до начала президентской гонки - ее первый тур состоится в воскресенье - осталось два дня, а исход непредсказуем.

Правда, кандидат от консерваторов Николя Саркози и кандидат от социалистов Сеголен Руаяль имеют максимальные рейтинги, но ярко выраженная нерешительность электората свидетельствует: основные кандидаты очень уж далеко отошли от традиционной линии своих партий по ключевым вопросам экономики, социальной сферы и охраны правопорядка.

Воспоминания о предыдущих президентских выборах во Франции тоже заставляют избирателей действовать по принципу: "Семь раз отмерь, один отрежь". В 2002 году голоса распределились - почти распылились - между 16 кандидатурами, что позволило ультраправому борцу с иммиграцией Жан-Мари Ле Пену пробиться во второй тур.

"Я хочу, чтобы от моего голоса был толк, - сказал нам на этой неделе Сирил Бертран, 33-летний официант одного из парижских кафе. - Не хочется повторять прошлые ошибки".

Победитель нынешних выборов сменит Жака Ширака, занимавшего высший государственный пост во Франции последние 12 лет, - так что живой интерес электората понятен.

В феврале два выпуска политической телепередачи, в ходе которых Руаяль и Саркози отвечали в прямом эфире на вопросы группы избирателей, привлекли - заметьте, каждый по отдельности! - внимание почти 9 миллионов зрителей. Для сравнения: местный абсолютный рекорд зрительской активности принадлежит трансляции одного из матчей чемпионата мира по футболу в июле прошлого года: это был полуфинал с участием сборной Франции - его смотрели 22 миллиона французов.

По оценке социологического агентства Ipsos, около 80% французских избирателей, что на 10% больше, чем в 2002 году, придут отдать свои голоса за кого-то из 12 кандидатов. Два победителя первого тура встретятся во втором и финальном туре 6 мая.

В положении буриданова осла?

Проблема: Хотя до президентских выборов осталось всего несколько дней, каждый третий французский избиратель еще колеблется. Малоизвестные кандидаты упрочивают свои позиции, а представители основных политических сил, пытаясь завоевать побольше голосов, отклоняются от традиционного курса своих партий.

Что поставлено на кон: Куда двинется страна, занимающая шестое место в мире по объему экономики, в ситуации, когда она пытается побороть безработицу, низкие темпы экономического роста и мятежные настроения в бедных районах?

Что дальше? Два победителя первого тура голосования, который состоится в субботу, примут участие во втором и решающем туре 6 мая, где окончательно будет избран глава французского государства.

Во время кампании лидирующие кандидаты отклонились от традиционного курса своих партий. 53-летняя Руаяль предложила перевоспитывать молодых правонарушителей путем военной подготовки и призвала граждан проявлять патриотизм, выставляя в окнах французские флаги.

У 52-летнего Саркози появились новые привычки: он цитирует легендарного идеолога социалистов Леона Блума и критикует топ-менеджеров, которые получают астрономические оклады, тогда как их компании прогорают. Саркози не смущает, что среди сторонников его правоцентристской партии "Союз за народное движение" много французских предпринимателей. По данным опроса, проведенного вчера BVA Agency, рейтинг Саркози - 29%, а Руаяль - 25%. Возможная погрешность, по оценке социологов, плюс-минус 2%.

"Кандидаты размыли четкие партийные линии, и потому приверженность избирателей к конкретным партиям ослабляется по сравнению с прошлым, - поясняет Венсан Тиберж, преподаватель политологии из парижского высшего учебного заведения Institut d'Etudes Politiques. "Даже те французские избиратели, которые отождествляют себя с правыми или левыми, могут выбирать между двумя или тремя кандидатами. Возможно, как раз нерешительные избиратели в итоге своей волей решат, кто из кандидатов дойдет до второго тура".

Программы двух лидеров гонки и общее впечатление от них самих настолько противоречивы, что нашлось место и для третьего - центриста Франсуа Байру, стоящего на платформе сокращения внешнего долга и сбалансированного государственного бюджета, а также обещающего реализовать все лучшее, что есть в политических идеях "Союза за народное движение" и социалистов. Содиректор Ipsos France Пьер Джакометти утверждает, что Байру, занимающий третье место по рейтингу (около 15%), и есть виновник половины случаев массовой нерешительности.

Так, 26-летняя Флоренс Далл, репетитор по литературе, в начале кампании хотела голосовать за Руаяль: ей понравилась клятва кандидата от социалистов повысить минимальную заработную плату. Но затем Далл охладела к Руаяль, подметив, что та не объясняет в деталях, откуда планирует брать деньги на более щедрые программы соцобеспечения. Теперь Далл присматривается к Байру: "Он более последовательный и надежный".

Другая причина массовой нерешительности уходит корнями в историю предыдущих президентских выборов. В 2002 году в первом туре избиратели проголосовали по протестному принципу - лишь бы не за кандидатов от политического истеблишмента, будь то Ширак или социалист Лионель Жоспэн. Во второй тур прошел Ле Пен, привлекший, помимо протестного электората, еще и тех, кто недоволен растущим числом иммигрантов во Франции. Только после этого левые и правые сегменты политического спектра объединились и выбрали Ширака.

Хотя в этом году люди клянутся действовать осмотрительнее, у многих разбегаются глаза - ведь избирателям предъявлена пестрая палитра из 12 кандидатов. Уже известный нам официант Бертран признается, что разрывается между Руаяль и Жозе Бове - фермером, который скандально прославился, разгромив в ходе демонстрации антиглобалистов "Макдональдс".

Как ожидается, за Бове проголосуют 2% электората. Но, поскольку французские законы предписывают в последние две недели кампании предоставлять всем кандидатам одинаковое количество эфирного времени на телевидении и радио, Бове мелькал в СМИ не реже, чем лидеры гонки. Столь же заметны были и другие кандидаты-маргиналы: почтальон с младенчески-невинной мордашкой, любитель охоты и несколько коммунистов. В результате на излете кампании у зрителей пестрит в глазах от лиц, политических программ и обещаний.

Кроме того, во Франции существуют жесткие ограничения, регламентирующие максимальные расходы кандидатов на предвыборную кампанию. Они призваны обеспечить, чтобы все были в равных условиях. К примеру, кандидатам не разрешено приобретать рекламное время на телевидении. По словам политолога Тибержа, на предвыборные кампании финалистов выборов 2002 года Ширака и Ле Пена в сумме было затрачено 40 млн евро (54,4 млн долл). Это меньше, чем затраты на президентскую кампанию в США в 1980 году.

Вот еще одно важное различие: в США кандидаты в президенты стараются завоевать симпатии конкретных слоев электората: например белых женщин, имеющих детей и принадлежащих к среднему классу, или мужчин, регулярно ходящих в церковь. Дело в том, что в ключевых штатах именно от таких слоев зависит конечный исход выборов.

"На месте французов я бы сейчас рвал на себе волосы, пытаясь вычислить, кто эти нерешительные и как нам добиться их голосов", - заметил политтехнолог Демократической партии США Дэвид Мерсер, посетивший на прошлой неделе предвыборные штабы кандидатов во Франции. По словам Мерсера, в США организаторы кампаний обычно ожидают, что накануне выборов лишь 6-10% электората еще будут колебаться между несколькими кандидатами.

Во Франции голосование прямое: один человек - один голос. Не существует ничего подобного Коллегии выборщиков США, которая придает особый вес таким ключевым штатам, как Огайо и Флорида. Вдобавок организаторы кампаний во Франции говорят, что методы обращения к целевым группам противоречат идеалам нации - идеям равенства и справедливости.

"Мы ни за что не прибегнем к таким рецептам из арсенала локальных кампаний", - говорит Эрик Азьер из предвыборного штаба центриста Бару.

"Это не соответствует французским республиканским традициям", - вторит ему представитель предвыборного штаба Руаяль.

Культовая программа французского телевидения "Les Guignols" - ироничный ежевечерний выпуск новостей, который зачитывают куклы, пародирующие известных политиков и деятелей СМИ - занялась высмеиванием нерешительных избирателей. Их символизирует персонаж Жан-Поль, который побрил себе лицо с одной стороны, а на другой оставил густую рыжеватую бороду - никак не может решить, как красивее.

В одной из сцен незадачливый Жан-Поль приходит в булочную и говорит продавцу: "Мне багет... Нет, лучше батон из цельного зерна... Или нет, мне такой, нарезанный.... Или земляничную тартинку. Яблочную тартинку! Круассан мне, круассан!"

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru