Архив
Поиск
Press digest
26 сентября 2018 г.
20 апреля 2011 г.

Александер Р. Сич | The Wall Street Journal

Чернобыль и сила мифа

Официальную советскую версию аварии на Чернобыльской АЭС давно пора пересмотреть, утверждает в своей статье в The Wall Street Journal американский ученый-физик Александер Р. Сич. Сич - первый западный ученый, которому в свое время позволили жить и работать в запретной зоне Чернобыля для изучения последствий аварии. Его доклад о полуторагодичных исследованиях был опубликован в журнале Nuclear Safety в 1994-1995 годах.

"Атомные электростанции - точно звезды, которые светят весь день. Мы посеем их по всей земле. Они совершенно безопасны!" - заявил в 1980 году в журнальной статье академик М.А. Стырикович. "Такие безрассудные утверждения звучали повсеместно в СССР до Чернобыля; ядерная безопасность находилась в подчинении у идеологии и гордости, а также культа прогресса", - пишет автор.

В 1996 году на конференции МАГАТЭ подытоживались уроки Чернобыля и звучали предложения, как повысить безопасность реакторов РБМК, используемых на ЧАЭС и вообще в бывшем СССР. "Я сидел в трех рядах от Евгения Адамова, главы российской делегации и будущего министра атомной промышленности. Когда эксперты излагали свои рекомендации, Адамов, разъяренный, как Иван Грозный, вскочил на ноги и начал отчитывать людей на подиуме. Они посмели сказать, что реакторам РБМК пойдут на пользу дальнейшие усовершенствования в плане безопасности", - вспоминает Сич. В итоге разумные рекомендации были смягчены, ядерная безопасность отодвинута на второй план, а члены российской делегации поздравили Адамова с удачным выступлением, пишет автор. В 2005 году Адамов был арестован по обвинениям в мошенничестве и служебных злоупотреблениях, в 2008 году он был признан виновным, а затем наказание заменили ему условным сроком.

"Подобная бравада поощряет экономию на безопасности, а если возникают проблемы, плодит опасные мифы, создающие впечатление, будто все в порядке. На Чернобыльской АЭС, где 25 лет назад произошло расплавление ядерного топлива, создание мифов было возведено в высокое искусство", - говорится в статье.

Так, в первые дни крупных выбросов радиации вертолеты сбросили 5020 тонн различных материалов на реактор, чтобы его потушить. "На деле лишь малая толика этих материалов, и то в лучшем случае, попала в шахту реактора, так как источник красного свечения, на который ориентировались вертолетчики, находился в 12-15 метрах от самого реактора. Вещество, составляющее примерно 75% активной зоны реактора (массой около 135 тонн) девять дней горело на открытом воздухе, а затем расплавило нижнюю часть активной зоны, перелилось вниз по трубам и вскоре затвердело", - говорится в статье.

"Это подрывает главный миф о ликвидации Чернобыльской катастрофы - культ храбрых вертолетчиков, которые старались потушить пожар. Ликвидаторы были по-настоящему храбрыми и самоотверженными. Увы, советские власти воспользовались ими, чтобы создать впечатление, будто хоть что-то делается для ликвидации катастрофы", - пишет автор. Как он сообщает, в 1990 и 1994 году ученый Александр Боровой показал в своих исследованиях, что материалы, которые сбрасывались с вертолетов, не прикрыли активную зону реактора.

"Очевидно и другое: если активная зона действительно расплавилась и горела на открытом воздухе, то наверняка в окружающую среду было выброшено больше радиоактивных веществ, чем гласит официальный отчет СССР, представленный в МАГАТЭ в августе 1986 года", - пишет автор. По его данным, в 1994 году Леннарт Девелл из Studsvik EcoSafe (Швеция) заключил, что выбросы примерно вдвое превышали официальную цифру.

Советские чиновники также утверждали, что саркофаг - символ победы над катастрофой - это прочное чудо инженерного дела. "Но саркофаг лучше назвать "стальным тентом", наскоро построенным на руинах, чем "бетонным футляром". Он изначально не проектировался как герметично закрытое сооружение", - пишет автор. Сейчас на средства Европейского банка реконструкции и развития строится новый саркофаг стоимостью 1 млрд долларов, который позволит проводить дезактивацию в относительной безопасности.

Россия могла бы ради своей международной репутации развеять чернобыльские мифы, демонтировать 11 реакторов типа РБМК, которые продолжают действовать, и внести должный вклад в очистку Чернобыльской зоны, заключает автор.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru